ГЛАЗА В ГЛАЗА. Татьяна Лугина: «У директора предприятия в принципе не может быть «не моих» вопросов»

В проекте агентства «Минск-Новости» — известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш собеседник — председатель Белорусского государственного концерна по производству и реализации товаров легкой промышленности Татьяна Лугина.

С «Полесьем» по жизни

— Татьяна Алексеевна, много слышится в последнее время признаний в любви к родной стране, причем в разном ключе… Что эти слова — любовь к Родине — значат для вас лично?

— Скорее, это внутреннее настроение, и оно — истоками из моего советского детства, юношества. Пионерско-комсомольские походы, ночные костры, тот запал, тот максимализм, та абсолютная преданность делу, когда на первом плане стояли отнюдь не материальные ценности. Я застала это настроение, это время, когда пришла молодым специалистом на свое первое предприятие. «Быстрее, лучше, сильнее» — это был не просто девиз, так старались жить и работать. Позже к нему я добавила свой: «Кто, если не мы?» Не забыть теплые дружеские отношения в коллективе, наставничество — от души, от сердца. Не забыть удивительную энергетику созидания. По менталитету мне ближе именно такая Родина — открытая и душевная.

— Вы родом из Пинска. При упоминании этого белорусского города сразу возникает ассоциация с трикотажем, фабрикой «Полесье». Знаю, там работали не только вы, но и ваши родители…

— С детства «Полесье», конечно же, было у меня на слуху. Там работали мама и папа, причем всю трудовую жизнь только на одном предприятии. Хотя мама родилась и выросла в Браславе, сюда приехала с подружкой по распределению после техникума. Когда по праздникам в нашем доме собирались гости, за столом велись в основном «трикотажные» разговоры — о моде, моделировании, производстве. В этом просто жили… В советское время проблем со сбытом продукции не было — стояли очереди оптовых покупателей от Владивостока до Бреста. Не успевали шить. И все же мне мечталось стать учителем младших классов. Но окончив школу с медалью и получив единственную четверку по математике, я не поступила в педагогический институт — вот так непросто тогда было получать высшее образование. Мама к тому времени одна нас воспитывала, папа погиб, надо было определяться. Все решил один душевный разговор с мастером в пинском ателье. Я так вдохновилась, что за день решила стать дизайнером. При этом никогда не рисовала! Пять дней по пять часов занималась с учителем, чтобы освоить рисунок для поступления в Витебский технологический техникум… С высоты прожитых лет сегодня четко понимаю, насколько важна учеба в техникуме, колледже для постижения глубины профессии. Да, высшее образование важно, но именно на первой ступени ты получаешь реальные базовые знания, которые потом очень пригодятся, в том числе для руководителя. Там меня научили шить. Причем мы были погружены отнюдь не в теоретическую моду. Доводилось шить зимние пальто, дубленки, вечерние платья, костюмы. И мы реальные вещи шили, примеривали на реальных людей… В случайности не верю по жизни, убеждена, что пришла работать на «Полесье» не просто так. Судьба. Мощное тогда было предприятие, около 6 тыс. человек работали, сильнейшие специалисты и руководители. Именно такие люди погружали меня в профессию.

Школьная мода. В телестудии с юными моделями

Выйти из зоны комфорта

— Ваш трудовой путь прямо азбучный, почти киношный — от комплектовщика материалов, закройщицы изделий, конструктора одежды, заместителя начальника художественной мастерской до главного инженера, генерального директора, а теперь и руководителя отрасли… С какими чувствами расставались с родными местами, когда летом прошлого года получили назначение в столицу?

— Пять лет я отработала генеральным директором «Полесья». Знаете, наверное, у каждого человека время от времени наступает период, ну, если не выгорания, то усталости, когда идут автоматические повторы. Первые три-четыре года все очень интересно, много нового, изучаешь вопросы, векторы деятельности, находишь алгоритмы решений. Потом достигаешь внутреннего самоуспокоения. А хочется дополнительных знаний, другого информационного поля, новых людей рядом. Хочется приподнять ширму: что там дальше? Каждого руководителя настигает такое понимание…

— Здесь, наверное, поспорю: не каждого.

— Ну, может, не каждого, соглашусь… Возможно, кому-то страшно выйти из зоны комфорта. Азарта меньше, но и рисков тоже. Я из тех, кому интересно идти дальше. Если там и будет сложно, это мой личный опыт, пока не попробуешь, не узнаешь. И признаюсь вам честно: отношусь к тем людям, которым хороший борщ на ужин мужу не приносит столько внутреннего удовольствия, сколько закрытая вовремя зарплата коллективу, с колоссальным трудом полученные инвестиции, оплата энергетических ресурсов… Правильно это или нет, сказать сложно, но для меня так.

— Помню, как вы публично признались, что счастливы, потому что удалось закрыть дебиторскую задолженность…

— Случается, перед руководителем стоят очень сложные задачи, которые необходимо экстренно решить. Кто-то со стороны убеждает, что они изначально невыполнимы. А ты их решаешь, и это правда счастье… Знаете, я достаточно часто повторяю, что нельзя быстро выучить китайский язык. Нельзя. Но все, что касается решения реальных вопросов, в наших руках и умениях. Особенно если команда подобрана рядом, и у нее есть желание работать, и она готова жертвовать ради дела, например, своим выходным. Беда только, что таких, кто с горящими глазами, все меньше и меньше.

«Через скайп продукцию не продашь»

— И все же: как встретила вас столица — уже не привычно командировочную, а на постоянное место жительства?

— Сложно было, очень. Да и сейчас непросто. Хотя к нестандартным ситуациям привыкла по жизни. Но так как было много работы, быт ушел на второй план — то, что это не свой дом, а съемная чужая квартира, то, что почти все родные остались в Пинске. Не было привычного круга общения — не только супруга и детей, но и людей, близких по духу. Но время идет, и такие появились и в концерне, и за пределами его системы. В этом году мне довелось поработать доверенным лицом Президента страны на выборах. Повезло и по сей день не прекратить общение со своими коллегами по избирательной кампании, особенно женщинами. Они открытые люди, можно не только душевно пообщаться, но и опереться на них. В отличие от руководителей мужчин, женщины более эмоциональны и неравнодушны… За год с хвостиком, конечно же, намного увереннее себя чувствую. Несмотря на непростые времена, которые сложились для концерна в связи с пандемией, когда есть вопросы по реализации, когда большинство рынков было закрыто. Мы только-только развернулись, амбициозные планы настроили, а тут такое… Понимаете, через компьютер, «Скайп» продукцию не продашь, непременно нужно личное общение. Легкую промышленность надо иногда пощупать, а партнера убедить. Тот же китайский бизнес настаивает: перед тем как наладить контакты, надо посмотреть на ваши предприятия…

Но случилось так, как случилось. И если с Европой по-прежнему сложно, то на пространстве ЕАЭС, Украины мы активизировали контакты. Всех своих директоров при необходимости отправляем в командировки, МИД нам помогает. Время не ждет. Сегодня надо быть очень упорным и настойчивым, отстаивая свои интересы. Если надо — рисковать. Закрыть и слиться проще всего.

— В одном из первых интервью на высокой должности вас спросили, готовы ли вы к жестким решениям. И вы ответили утвердительно. А спросили неспроста. Такие решения вы уже принимали, когда выводили из-под банкротства предприятие… Новых жестких решений в вашей биографии добавилось, Татьяна Алексеевна?

— Да. Каждое решение о смене руководителя очень непростое. Есть определенный критерий для жесткой постановки вопроса — если директор через год после моего знакомства с ним, предприятием продолжает в будущем глагольном времени рассказывать, что планирует сделать, а конкретных шагов нет. И не было даже попыток войти в какие-то программы, найти источники финансирования, чтобы приблизиться к намеченной цели… Второе. Не только я, но и некоторые другие люди пришли в концерн из реального сектора экономики. И если наши рекомендации, перетекающие в распоряжения, раз за разом игнорируются директором предприятия с государственной долей собственности, вопрос надо решать. Невзирая на все звания, заслуги и высокие знакомства. Пока я тут работаю и несу ответственность за концерн, я отвечаю за каждого. И от меня, в первую очередь как менеджера, требуют эффективной работы и результата. При этом моя позиция всегда аргументирована… А еще я знаю, как и чем живет частный бизнес, мне есть с чем сравнивать. Глубина погружения частника в вопрос, его переживания, его напряжение, бывает, в разы больше, чем у директоров госсектора. Последние порой позволяли себе отвечать на поставленный вопрос: у меня есть специалисты, это их вопросы. Мне это режет ухо. У директора в принципе не может быть «не моих» вопросов. Иногда он должен спуститься до уровня кладовщика, пойти на склад, перебрать остатки, чтобы указать, куда грузить застрявший товар. Директор должен переживать за вверенное ему государством хозяйство, как за свое. И не торопиться всегда уходить домой в 6 вечера, потому как есть риск вовремя не принятого решения, вовремя не проанализированной ситуации. Тем более мир не стоит на месте, с каждым годом конкуренция все жестче. Игроки и условия меняются, и то, что работало вчера, сегодня может не сработать…

Всегда прошу помнить коллег о самообразовании, о собственном развитии. Это особенно важно сейчас, когда мир закрылся. А надо знать, чем живет то или иное общество, как развивается в той или иной стране промышленность, какие там проблемы. Надо вовремя узнавать о новинках. Убеждена: если предприятие 3–5 лет не модернизировалось, считай, ему уже не догнать рынок. И грамотные руководители, не дожидаясь указаний сверху, за счет собственных средств все время подпитывают себя какой-то новинкой. Надо всегда думать, чем удивлять публику, потребителя.

Не пожалеть себя

— На какое предприятие, в какой трудовой коллектив — а в подчинении концерна их 92 — едете за настроением? Где вам, что называется, по душе?

— Мне очень нравятся «Витебские ковры» — команда, подходы, работа в целом. Ровно и слаженно работает могилевская «Лента». К слову, не всегда полагаюсь только на собственное восприятие. У меня есть практика, когда интересуюсь мнением о том или ином руководителе и предприятии у его партнера. И когда получаю, либо подтверждаю свое, либо корректирую отношение… Очень душевный коллектив трудится на Добрушском фарфоровом заводе. Не один раз там была, сравню его с большой семьей. Спокойны, заточены на работу, развиваются, даже в этом непростом году закупили новое оборудование и продолжают модернизацию… Что до модного производства, отмечу «Камволь». Кроме основного бизнеса — выпуска текстильных полотен — мне интересен его дизайн-центр по разработке коллекций и моделей.

— Время у вас остается на себя любимую?

— Выходные стараюсь проводить с семьей. Или в Пинске, или в столице… Душой, конечно же, отдыхаю в родном городе — в любимой беседке любимого дома. Тишина. Согласитесь, в Минске на 9-м этаже 9-этажного дома особенно не расслабишься и энергетикой не подпитаешься… Еще место силы для меня костел, стараемся по воскресеньям с близкими там бывать.

— Про трудные времена сегодня не говорит только ленивый. А как вы относитесь к трудным временам? Есть собственный рецепт, как их преодолевать?

— В каждом времени свои трудности, я в этом убеждена. И то, что происходит сегодня, не самое страшное для человека… Мой личный рецепт: самое главное — не жалеть себя. Надо жить с пониманием, что время выбрало каждого на своем месте. И ты сам выбрал дорогу, никто никого силком не тащил. Пример других женщин-руководителей — в их трудолюбии и преданности делу — тоже меня мотивирует и заряжает… Трудности были и будут. Летом возвращаешься с работы в полдесятого вечера, да еще бумаги с собой. А тут семья едет на велосипедах, с собакой, и все такие счастливые. Начинаешь сравнивать свою жизнь и… останавливаешь мысль. А приносил бы мне этот велосипед удовольствие больше одного дня?.. Каждому свое. И верю, что и я в чем-то помогаю государству выстроить систему жизни и работу, и это приносит пользу многим людям. Как я иногда шучу, собираясь на работу: идем спасать страну!.. А если всерьез, нашу Беларусь надо двигать, развивать. И я действительно счастлива, что мне это тоже немножко удается. Удается — по велению души.

Фото предоставлены «Беллегпромом»

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ