ГЛАЗА В ГЛАЗА. Вадим Гигин: на телевидении журналист не может находиться в зазеркалье

В проекте агентства «Минск- Новости» – известные люди с неравнодушным и откровенным взглядом на происходящее и на себя. Наш собеседник сегодня – историк, политолог, телеведущий, обладатель авторских «Золотой Литеры» и «Телевершины» Вадим Гигин.

Авторское телевидение

– Вадим Францевич, это ваша фраза: «Была бы моя воля – не выходил бы из пыльных архивов». А вы не просто вышли из них, но еще и попали, как ведущий, под прицел телекамер и миллионов телезрителей: сначала в программе «Позиция», а теперь – «Дело принципа». Зачем это вам?

– Мне всегда в жизни нравилось пробовать что-то новое и интересное. Да, я говорил про пыльные архивы, но у меня внутри изначально как бы две страсти. Может, срабатывает знак зодиака Весы? Когда я работал в Белорусском республиканском союзе молодежи, непреодолимо тянуло в науку и преподавание. Когда начинал заниматься научно-преподавательской деятельностью, хотелось более широкого общественного поприща. А журналистика дает уникальную возможность доносить какие-то свои взгляды до широкой аудитории, встречаться, что очень важно для меня, с интересными людьми. И при этом познавать мир, как и при занятии наукой. Вот это удивительное сочетание проявляется в журналистике, наверное, как ни в одной другой профессии… На телевидение пришел не сразу. Были долгие переговоры с руководством ОНТ, причем я не был уверен до конца, что у меня будет получаться. И до сих пор, может быть, не уверен. Но мы уже вторую программу выпускаем, значит, есть результат, значит, доверяют.

– Как много вашего «я» в этих телепроектах? Вы на телеплощадке – наблюдатель или все же активный участник?

– Не могу сказать, что задумка самих проектов принадлежит мне. Но в реализации, раскрытии тем, в том конечном продукте, который получается, конечно же, есть доля моего труда. Что до позиции ведущего… Когда я только пришел в журналистику, популярным был так называемый объективистский подход – журналисту вменялся статус наблюдателя. Сегодня же – а я внимательно смотрю зарубежные телевизионные продукты, читаю европейские и американские газеты – все больше места для индивидуальности, публицистичности на экране. Выигрывают каналы, где ведущие – не дикторы, не некие отстраненные манекены, а люди, которым болит, которые хотят говорить о больной теме и этим делиться. Раньше бы это назвали пропагандой, сейчас ведут речь о новой волне авторского телевидения. То, за что сейчас некоторые критикуют Дмитрия Киселева, ведущего итоговой воскресной программы на телеканале «Россия», на самом деле – основной тренд современной журналистики. То есть на телевидении журналист не может находиться в зазеркалье, он участвует в процессе и должен высказывать свою точку зрения. Что я тоже стараюсь делать.

– Вы назвали Киселева. А если продолжить медийный список, кто еще вам интересен?

– В плане совмещения яркой индивидуальности, харизмы и интеллекта мне импонирует Познер. Может, не очень нравится его идеология, но я из тех, кто спокойно может общаться с людьми, не разделяющими твои взгляды. Особенно если у них можно чему-то научиться. Признаюсь, меня иногда раздражает нетерпимость к чужому мнению, когда люди считают: раз ты находишься с ними по разные стороны идейных баррикад, значит, с тобой не о чем говорить. Мы, белорусы, живем в маленькой стране, и нам надо беречь друг друга: нас не так много! Пресловутая «памяркоўнасць» – замечательное слагаемое для развития общества.

– Ради каких высоких целей вы готовы сегодня отказаться от своей немалой нагрузки – от преподавания, от редакторства в журнале «Беларуская думка» или общественной, но хлопотной должности заместителя Белорусского союза журналистов?

– Нахожусь как раз в стадии реструктуризации своей деятельности. Хочу изменить ее так, чтобы науки в моей жизни стало больше. У меня есть и цель – докторская диссертация.

– А как представить эту науку в реальной жизни? Вы за столом наедине с компьютером или до позднего вечера в пыльных архивах?

– У меня дома довольно обширный архив, с аспирантских времен – большие выписки из библиотек. Что-то нахожу в Интернете, в субботу-воскресенье стараюсь быть в библиотеке. В последнее время, к сожалению, не получается часто трудиться в архивах, и это напрягает. Выручает способность очень быстро усваивать информацию, думаю, срабатывает журналистский опыт. Заказываю в библиотеке иногда сразу 30–40 книг. Если не успеваю нужное выписать, фотографирую на телефон, что-то заношу в планшет. Это как своеобразная умственная зарядка – мгновенная обработка информации, ее анализ. Без этого процесса жизни не представляю.

О мультфильмах, котах-аристократах и лошадях

– Хочешь сделать хорошо – сделай сам. Мне нравится ваш любимый афоризм, сама им пользуюсь. А есть другие, которые годятся для жизни?

– Я очень люблю старый культовый мультик, австралийский, его показывали еще в советское время. Он назывался «Вокруг света за 80 дней». В каждой серии Филеас Фогг произносил какие-то поговорки, например «Не делай из мухи слона», «Ты в силы собственные верь, не то не избежишь потерь»… Это все мудрость на каждый день. Там 16 серий, из которых можно насобирать дюжину умных высказываний.

– А какие мультики вы смотрите с дочкой?

– Мы уже переросли «Машу и Медведя», «Дашу и Диего». В эту субботу смотрели новые для меня «Покахонтас», ну и «Клуб Винкс» – куда без них. Честно говоря, во время просмотра я периодически посапываю.

– Не удивишься – не напишешь, был убежден мастер слова Анатолий Аграновский. А что вас может удивить в нашей жизни просто как человека?

– А у меня периодами. Иногда кажется, что уже ничто в нашей жизни не удивляет, а потом вдруг поражаюсь чему-то на первый взгляд обыденному. Так, на днях во время записи программы, на которой был мой хороший знакомый, доктор наук, я вдруг выяснил, что он пишет стихи. Меня это удивило. Еще недавно у приятелей удивил кот, который котенком был невзрачным, гадким утенком, и неожиданно вырос в кота-аристократа. Ходит, будто он из королевского дворца… Удивляешься, как правило, самым простым вещам. Когда же сталкиваешься с подлостью или неприятным поворотом в политике, на работе, это уже вовсе не вызывает удивления.

– Не представляю, как в жизненной круговерти вы находите время на лошадей, но о вашем красивом увлечении слышала…

– Лошадь – это уникальное животное. Не могу сказать, что я такой уж профессиональный наездник, но на коня спокойно заскакиваю, спрыгиваю, могу проехать и рысью, и галопом. Правда, пиаффе, испанский шаг, галоп назад пока для меня как высшая математика. Конечно, знаю и какие-то детали ухода. К слову, мои знакомые, с которыми занимался, уже приобрели лошадь. Кто-то рванул в Москву за машинами, а они – за лошадью. Купили за три тысячи долларов рысака, привезли и поставили в конюшню. Пока к такому подвигу я не готов, это большая ответственность. Лошади помогают отдыхать, лучше понимать природу. А еще занятия с ними будоражат историческую память: когда едешь верхом, невольно думаешь о XVII–XIX вв., и совершенно по-другому воспринимаются давние исторические события, да и книжки по-другому читаются. Вот, к примеру: «Легко вскочил в седло и поскакал…» А как это? Нужна сноровка! Недавно перечитывал Шолохова «Тихий Дон», и там лошадь – практически один из главных героев. Так вот, прочувствовав езду, и книгу читал по-новому. Жалею, что только взрослым прикоснулся к удивительному миру. Занятие с лошадьми для воспитания человека, как мне кажется, сродни чтению стихов и обучению музыке…

Со сдержанным оптимизмом

– Спрошу как у политолога. Каким, на ваш взгляд, будет для страны уже скорое предвыборное время? Ваша позиция – сдержанный оптимизм или что-то иное?

– Как наш министр иностранных дел Владимир Макей смотрит на международную обстановку, так и я – на наши выборы. Действительно, со сдержанным оптимизмом. Думаю, те силы на Западе и некоторые деятели, к сожалению, в России, которые в предыдущие кампании делали ставку на крупномасштабную дестабилизацию в Беларуси, сейчас более реалистично оценивают ситуацию. Кроме того, предполагаю, что четкого плана действий на эти выборы у них до конца не выработано. Ну а если его нет в феврале, то и дальше вряд ли появится. При этом говорить о том, что эти силы совсем уж откажутся от каких-то попыток воздействовать на политическую ситуацию в Беларуси, тоже нельзя. Но мне хотелось бы верить, и пока к этому есть все предпосылки, что предстоящая предвыборная кампания и сами выборы пройдут гораздо спокойнее, чем, например, в 2010 г.

– Лучше, чем историк, вряд ли кто-то ответит на глобальный вопрос про будущее Беларуси. Готовы, Вадим Францевич, дать свой политический прогноз?

– Для нас самое главное – обеспечить преемственность того курса, которым сейчас идет страна. Если мы этого добьемся, то все у нас будет хорошо. Разумеется, при некоторых внутренних изменениях и благоприятных внешних факторах. И сейчас очевидно (может, и украинская ситуация на это повлияла), что настрой на преемственность есть и у самых обычных людей, и у политиков.

Еще материалы рубрики:

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Геннадий Давыдько: «Меня все трогает, волнует, ершит»

ГЛАЗА В ГЛАЗА. Анатолий Ярмоленко: стараюсь соответствовать званию почетного гражданина Минска

Самое читаемое

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. ,,главное – обеспечить преемственность того курса, которым сейчас идет страна.,, — это кандидат исторических наук? Да… А что внуки скажут о такой позиции, задумывался?

Комментарии закрыты