ГОД МАЛОЙ РОДИНЫ. О сохранности и чистоте родной земли

Бывший офицер-спецназовец Олег Лозовик рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о том, как надо Родину любить.

Из письма в редакцию: «На страницах «Вечернего Минска» хотелось бы обсудить давно наболевший вопрос о сохранности, чистоте нашего государства, которое считаю настоящей жемчужиной в центре Европы, поговорить о сознательности и патриотизме сограждан».

Созвонился с автором письма, и мы встретились.

Притча

Чтобы сразу определить направление беседы, Олег Лозовик рассказал случай из своей армейской жизни. Он тогда командовал ротой и служил в десантно-штурмовой бригаде. Подразделение было особое. За одну ночь его могли перебросить на вертолетах за тысячу километров. Сегодня решали учебные боевые задачи в Заполярье на мысе Шмидта, а завтра — где-нибудь в песках Средней Азии.

А случай-то очень поучительный, настоящая притча.

— Было это в начале 1990-х на Северном Кавказе, — начал рассказ собеседник. — Моя рота совершала пеший марш. К полудню вышли в горный распадок, на краю которого чабан пас отару овец. Перекусив и отдохнув, двинулись дальше через перевал. А часа через два нас догнал тот самый чабан. Он потребовал вернуться на место привала и устранить следы нашего пребывания — забрать мусор, который оставили. Никакие уговоры, тушенки-сгущенки не возымели действия. В случае если не выполним требование, горец пообещал отправить за нами все свое селение. И пришлось выдвинуть отделение героев-десантников на уборку. Потеряли несколько часов, ожидая их возвращения. Солдаты рассказали, что чабан проконтролировал процесс наведения порядка, а на прощание угостил сыром и вяленой бараниной. Для меня это был урок, который запомнился на всю жизнь. Урок любви к родной земле.

Олег ЛозовикГлаз не отвести, или Глаза бы не смотрели

Олег Лозовик часто бывает на природе, любит рыбалку, увлечен подводной охотой. В своих путешествиях он не просто увидел, а изучил и полюбил множество красивейших мест. Реки, озера, леса…

— Мы живем в цивилизованной стране с развитой инфраструктурой, — говорит бывший спецназовец. — Но я все больше убеждаюсь, что нет на нас того чабана, о котором рассказал. Пусть бы он поучил уму-разуму! Я часто выезжаю на Петровичское водохранилище. Оно в 20 минутах езды от города. Там тоже можно сделать красивые фото, если снимать общие планы. Но многое, что видишь вблизи, огорчает. По берегам, в камышах — кучи пластика, на дне — бутылки, консервные банки. Народ, который палатки ставит, за собой не убирает — всюду лохмотья от пакетов, обертки. А ведь люди все современные, машины у всех нормальные. Трудно ли убрать за собой? А сколько всякого мусора бросают зимой на лед любители подледного лова! Это уже традиция: бутылку распили — оставили, где сидели. Потом стеклотара уходит на дно. И так из года в год. Лет шесть с друзьями выезжаем на рыбалку на Косинские разливы — это между Смолевичами и Логойском. Там были чистейшие места. Но в последние годы информацию о том, какие там щука и карась, начали активно выкладывать в Интернет. Туда ринулись рыбаки. И всё! Берега так уделали, что негде палатку поставить. Просто вредители какие-то. Когда с друзьями приезжаем, собираем там по два мешка мусора, чтобы вывезти.

Однако не только с рыбаками проблема. Строит человек коттедж, а строительный мусор транспортирует в ближайший лесок. Везет сельчанин в кузове мотоблока всякий хлам. Куда везет? В кустарник. Выехал дачник с территории товарищества, и тут супруга вспомнила, что забыли завернуть на площадку, где стоят контейнеры для мусора. Машинка затормозила, дверца открылась, пакет остался стоять на обочине, авто поехало дальше… Меня все это просто бесит. Как достучаться до людей?

Разговор про двор

С бывшим спецназовцем, а ныне работником одной из охранных структур, я беседовал во дворе дома № 50, к. 2, на ул. Я. Коласа. В этом доме Олег Евгеньевич живет с детства. Воспоминаний, связанных со здешними хрущевками и окрестными дворами, у него много. Он помнит, например, как во время строительства соседнего здания из земли достали разбитый грузовик. В годы войны машина попала под бомбежку, потом ее сбросили в воронку, засыпали землей. Вместе с ней захоронили и погибших воинов. Однажды в одном из соседних кварталов Олег вместе с дружками откопал пулемет. Понесли в музей. А там пацанам сказали: таких экспонатов у нас выше крыши…

— Наши предки отстаивали родную землю ценой своей жизни, и все тут полито их кровью, — говорит Олег Евгеньевич. — Обязанность наша, детей наших и внуков — хранить и беречь эту землю, содержать ее в чистоте и порядке. Неужели это трудно понять?

Олег Лозовик не случайно назначил мне встречу в своем дворе. Мы прошли вокруг дома, в котором он живет, и всюду вдоль стен — буквально ковер из окурков. Вышел сосед на балкон, покурил, а бычок вниз бросил. И так день за днем…

К сожалению, свой вклад в этот процесс иногда вносят и работники коммунальной службы. Об этом говорит и площадка с контейнерами для отходов в том дворе…

Учителя

Олег Лозовик сделал снимок немолодого человека. Показывает его, отмечая:

— Правда, похож на Янку Купалу? Это мой сосед по дому и многолетний товарищ Олег Викентьевич Луцевич — племянник народного поэта. К сожалению, пять лет назад его не стало. Он был партизаном, известным в Беларуси художником, преподавал в Минском художественном училище, воспитал сотни учеников. Мы с ним много путешествовали по Беларуси. Его любовь к природе была безмерной, он ее чувствовал, понимал. У меня на даче Луцевич прививал деревья, смастерил скворечник. А как негодовал он, когда видел браконьерские сети или безответственных туристов, разбрасывающих вокруг себя объедки и бутылки! Непременно шел разбираться. Возражать ему никто не осмеливался… В более молодые годы он как-то поехал на велосипеде на Нарочь. В дороге встретил монаха. Вместе они переночевали в стожке, и каждый должен был отправиться своей дорогой. За время той встречи успели много поговорить о том, какая красота кругом, и что все это — подарок нам свыше. Луцевич собрался в дорогу, а какие-то бумажки-обертки оставил на траве. Монах, ничего не говоря, собрал мусор в газетку и положил в сумку…

Так что у меня в жизни был чабан, а у Луцевича — тот путник в монашеской рясе. У каждого должны быть учителя. Только надо встретить правильных.

Фото автора и из личного архива Олега Лозовика

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ