«Год набирали форму, и все полетело в тартарары». Белорусский боксер рассказал, как прервали турнир из-за коронавируса

О досрочном окончании олимпийского отборочного турнира в Лондоне, который был в самом разгаре, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал ветеран белорусской сборной Виталий Бондаренко, в настоящее время, как и другие члены вернувшейся команды, находящийся на карантине.

Об отборе на Игры

— Виталий, мог ли ты предположить, что соревнования оборвутся после трех дней?

— Когда приехали в Англию, все боксеры обсуждали тему коронавируса, распространение заразы по всему миру. Но и в шутку никто не говорил про то, что отборочный турнир могут остановить и всех отправить домой. Такой расклад стал шоком для боксеров и тренеров. Еще 16 марта я отбоксировал в дневной программе, а вечернюю сессию отменили. Да, незадолго до ее начала поползли слухи, что «кина не будет». Не очень верили молве и ничего не сказали белорусу Саше Родионову, который выступал вечером. Но бои так и не состоялись.

— Турнир вроде перенесли на более поздний срок. Но как это будет выглядеть?

— Обещали оставить точно так, как было на момент окончания турнира в Лондоне. Кто проиграл, уже не выступит, кто выигрывал, продолжит борьбу за лицензии. Конечно, это не на руку спортсменам. Дело в том, что к этим состязаниям набирали форму, выступали на турнирах почти целый год. И все полетело в тартарары. Не передать словами, как было обидно. Некоторые команды выдвигали предложения: за три дня завершить соревнования в Лондоне и определить обладателей лицензий. Идея не нашла поддержки. Мы лишь констатировали: вирус оказался сильнее.

— Через несколько дней после того, как вы вернулись, прошла информация, что два турецких боксера и тренер сдали анализ на коронавирус и он оказался положительным. Это правда?

— Да. Причем один из парней выступал в моем весе, и следующий бой я должен был проводить против него. Анализ он сдал по возвращении домой. Неизвестно, где зацепил заразу. Может, в Англии, или в аэропорту, или на родине…

О карантине

— Перед началом отборочного турнира белорусские боксеры 10 дней тренировались в Шеффилде. Чувствовали напряжение из-за эпидемии, которую на тот момент уже объявили?

— С нами на сборы приехали еще около 10 команд из Европы. Все работали на позитиве — проводили много тренировочных боев с ребятами из других дружин, работали над технико-тактическими элементами с тренерами. Все с нетерпением ожидали соревнований. Тем более что в городе была спокойная обстановка.

— В Беларусь вернулись без проблем?

— Прямым авиарейсом. Правда, пришлось ждать вылета 4 дня. По прибытии команду поместили в карантин — пребываем на спортивно-оздоровительной базе «Крыжовка». Тренировки никто не отменял — дважды в день. Кроме боксеров здесь же в аналогичной изоляции находятся пятиборцы, гребцы, велосипедисты, гимнасты, ватерполисты. Они тренируются на уличных площадках в разное время, чтобы не пересекаться. У нас утром игровые занятия, вечером — общефизическая подготовка, специальная работа. Что касается тестов на коронавирус, то уже два раза сдали, третий запланирован на 2 апреля. Продолжатся ли после карантина тренировки? Наверное, все будет зависеть от развития ситуации с распространением заразы. Не исключено, что придется самостоятельно работать дома.

— Олимпиаду перенесли на 2021-й. Для тебя это минус?

— Опять нужно по-новому готовиться к отбору. В процесс могут вмешаться травма, болезнь, еще что-то. Придется заново набирать форму, думать, как подойти к соревнованиям во всеоружии. Уже подумывал после Игр-2020 о завершении карьеры. Но ведь хочется довести до конца то, что начал. Есть и другая сторона медали: плохо, когда дети мало видят отца.

— По семье соскучился?

— Не передать словами как. Сборы в олимпийском спорткомплексе «Стайки» начались еще 20 февраля. Поначалу удавалось приехать домой на пару часов. Супругу и детей не видел с 1 марта. Хоть мы и на связи каждый день, но хочется быстрее вернуться.

— Как провел отпуск?

— Дело было в декабре 2019-го, и это, пожалуй, сложно назвать полноценным отдыхом. Не было ни дня без бокса. Это связано с тем, что готовился к Олимпиаде. Тем не менее удалось больше, чем провести время с семьей. Пока дети были в садике, школе, я — на тренировке. Вечером играли вместе. Классно встретили Новый год. Старшие дочки Валерия и Даша, а также 2-летний Марк дождались боя курантов. Но подарки Дед Мороз положил им под елочку, после того как они пошли спать.

О будущем

— Ты сейчас в команде самый возрастной?

— Вазген Сафарьянц на год меня старше. В свои 34 чувствую себя на ринге отлично. Да, молодой организм восстанавливается быстрее. Но я научился подводить себя к соревнованиям, прислушиваться к организму, не перебирал с нагрузкой. Правда, личный тренер Станислав Глушенков меня, бывает, останавливает на тренировках. С возрастом пришла выносливость. Раньше тяжело давался последний раунд, а теперь частенько он остается за мной. Удар стал более акцентированным, правильным, мощным.

— Если повесишь перчатки на гвоздь, планируешь остаться в боксе?

— Хотелось бы. Можно попробовать себя на тренерском поприще. Или стать одним из руководителей спортивной школы. Я окончил Академию управления при Президенте Республики Беларусь. Думаю, что к моменту окончания карьеры определюсь.

Справочно

Виталий Бондаренко выступает в весовой категории до 75 кг. В 2008 году он выиграл чемпионат мира среди студентов.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ