Голограмма жизни. Александр Бобореко — лауреат премии «Человек Дела»*

Как директор хоть и небольшой, но известной компании «Голографическая индустрия» Александр Бобореко живет ее нуждами и чаяниями. Не случайно его старания отмечены в нынешнем году престижнейшей премией «Человек Дела». Во Дворце Республики Александру Георгиевичу вручали белорусский «бизнес-Оскар» в номинации «За повышение престижа марки «Сделано в Беларуси».

— Как бы мы ни строили разговор, он все равно пойдет не столько обо мне, сколько о голографии, — предупредил меня мой собеседник.

Это сегодня объемное изображение называют модным словосочетанием 3D, а физик Денеш Габор открыл миру голограмму еще в 1947 году и в 1971-м получил за свое изобретение Нобелевскую премию. Голография прочно вошла в жизнь, став одной из самых удивительных и востребованных научно-технических отраслей. В ее развитие, как и в достижения лазерной физики, когерентной и нелинейной оптики, внесли вклад белорусские ученые. Доктор физико-математических наук Леонид Танин стал основателем направления защитной и художественной голографии в Беларуси, посвятив этой работе более полувека. Последние 20 лет его дело продолжает компания «Голографическая индустрия».

— Сегодня наше предприятие производит защитную голографическую продукцию для маркировки и идентификации товаров, ценных бумаг и документов, — рассказывает А. Бобореко. — За 20 лет работы наша компания изготовила более 30 млрд голографических знаков.

В 2018 году Международная ассоциация производителей голограмм (IHMA) со штаб-квартирой в Лондоне впервые провела международную конференцию по защитной голографии в Минске. Если ранее площадкой для обсуждения актуальных вопросов специалистов становились Гонконг, Сингапур, Нью-Дели, Лас-Вегас или Барселона, то впервые на постсоветском пространстве подобной чести удостоилась именно белорусская столица. Такой шаг сделан впервые за историю существования этой престижнейшей ассоциации промышленников, в которую входит и ЗАО «Голографическая индустрия».

— Выбрали нас — и не пожалели, — рассказывает А. Бобореко. — Это говорит о том, что развитие защитной голографии в Беларуси находится на достойном уровне.

Сегодня в экспортном портфеле «Голографической индустрии» внушительный список стран. Среди них Россия, Литва, Непал, Азербайджан, Кыргызстан, Руанда, Сербия.

— В ближайшем будущем добавится Республика Косово. Ведутся переговоры с Аргентиной, недавно начали сотрудничество с Казахстаном, — отмечает А. Бобореко.

Двенадцать лет назад предприятие работало только для внутреннего рынка, не имея ни одного международного контракта. Возглавив коммерческий отдел, А. Бобореко вывел компанию на новый уровень развития. Как вспоминает, самым сложным оказался первый контракт с литовским предприятием, которое плотно работало с американским конкурентом белорусов.

К слову, в России — три предприятия, в Украине — одно, а всего в мире 156 компаний являются членами IHMA — Международной ассоциации производителей голограмм. Одним из основных критериев попадания в престижный международный клуб является наличие собственных уникальных разработок в области голографии. Только при соблюдении этого условия можно участвовать в международных тендерах.

У каждого из производителей есть собственные уникальные разработки, не похожие друг на друга. Потребитель сам решает, на чем основывать выбор — например, на цене заказа, или предпочесть технологии, или исходить из каких-либо иных факторов. Казалось бы, обычный рынок, но со своей спецификой.

— Когда покупатель приходит в магазин за хлебом или мясом, он знает, зачем приобретает продукты, — улыбается мой собеседник. — Если же предлагают голограмму, не каждый понимает, зачем она нужна. В этом специфика нашей работы — найти тех, кому эта продукция необходима, донести до них нужную информацию, объяснить свои преимущества.

Как правило, такими потребителями для «Голографической индустрии» являются государственные структуры, которые занимаются производством документов. Нуждаются в услугах компании и коммерческие структуры, достигшие определенного уровня. Когда их продукцию начинают подделывать, производителю непременно требуется защита товара.

В Беларуси очень хорошо развита система маркировки не только акцизными, но и контрольными знаками. В России только планируют вводить контрольные знаки. При этом наши соседи делают упор на цифровые технологии — RFID-метки и QR-коды. Но здесь есть свои нюансы, связанные с тем, что такие технологии пока еще не получили широкое распространение во всем мире.

— Есть сложности и с программным обеспечением, — отмечает А. Бобореко. — Считаю, что каждой стране, прежде чем перейти на цифровые технологии, необходимо обладать национальным программным обеспечением. Кроме того, подобные технологии не могут являться достаточно серьезной защитой: к примеру, злоумышленники могут копировать QR-коды. Можно перепрограммировать либо стереть информацию и с RFID-меток.

Мой собеседник приводит в пример европейский паспорт. В нем есть чип — электронный носитель, где зашифрована информация об обладателе документа:

— Никому в голову не приходит отказаться от защиты непосредственно самого паспорта. И никто не позиционирует чип как защиту. Скорее как цифровую или информационную составляющую удостоверения личности, которая позволяет проще идентифицировать человека, облегчает проход через границу. Все элементы защиты все равно сохранены.

Акцизные марки либо контрольные знаки, голографическую защиту для которых производит «Голографическая индустрия», не что иное как паспорт товара. И сегодня белорусское предприятие разрабатывает комбинированные системы защиты, в которых будут использоваться как цифровые технологии, так и уникальные голографические секреты, которые позволяют защитить «цифру».

— Даже если кто-то попытается сканировать либо как-то воздействовать на защитные метки, всегда можно определить подлинность товара. Сейчас перед нашим предприятием стоят задачи по созданию таких надежных меток, — подчеркивает директор «Голографической индустрии».

— Меня часто спрашивают, каким должен быть руководитель, чтобы предприятие было успешным, — в завершение беседы говорит мой собеседник. — Я для себя сделал два вывода: начальник должен обладать хорошей интуицией, когда подбирает персонал. А еще железными выдержкой и нервами, чтобы потом не мешать персоналу работать. По-моему, у меня это получается.

Фото Сергея Лукашова

На правах рекламы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ