«Грозятся отобрать детей, отправить в психбольницу». Как распознать агрессора, и где искать помощи при домашнем насилии

Домашнее насилие — проблема, о которой по-прежнему многие стараются умалчивать. Тем не менее со временем женщины понимают: просить помощи не стыдно, а обидчик должен понести наказание. С чем белоруски чаще всего обращаются на общенациональную горячую линию для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801 и почему не уходят от агрессоров — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Баннеры с запоминающимся слоганом «Слезы только от лука» видел, пожалуй, каждый. Взглянув на них, невольно думаешь: меня это точно не коснется. Тем не менее проблема домашнего насилия по-прежнему актуальна: согласно исследованию, каждая вторая женщина в Беларуси хотя бы раз подвергалась какому-либо его виду.

— За 8,5 года нашей работы нам позвонили 15 319 раз. Конечно, большинство позвонивших — 94 % — женщины. Почти половина из них страдают от рук мужа, еще часть — от сыновей, 15 % — от бывшего супруга, с которым по различным причинам даже после расставания вынуждены жить на общей площади, — рассказывает Анна Коршун, руководительница общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801, администрируемой международным общественным объединением «Гендерные перспективы». Звонят и несовершеннолетние. Их обращения принимаем, но помощи не оказываем. Вместо этого перенаправляем на специализированную линию для детей и подростков.

Одно из главных условий здесь анонимность. Именно конфиденциальность привлекает тех, кто отчаялся найти поддержку. Ведь психолог не передаст информацию третьим лицам, а значит, и обидчик не сможет об этом узнать, и ситуация не усугубится.

— По-прежнему не все готовы признать, что являются жертвами агрессоров. По нашей статистике, 78 % позвонивших видят проблему и готовы получить помощь. В остальных же случаях обращаются родственники и друзья, а также неравнодушные свидетели актов агрессии, например соседи.

Средний возраст обратившихся — 27–40 лет. Женщины, как правило, воспитывают одного или двух несовершеннолетних детей. Это зачастую и становится еще одной причиной страха расстаться с обидчиком.

Муж может угрожать, что заберет детей или отправит жену в психбольницу

Кресла консультантов не пустуют почти никогда: горячая линия работает ежедневно с 8 утра и до 20 часов вечера. По вторникам и субботам звонки принимает юрист. Он рассказывает о нюансах развода, о том, как наказать агрессора, и даже помогает грамотно составить заявление в суд о взыскании алиментов, бракоразводном процессе.

Консультанты-психологи в свою очередь пытаются отыскать выход из сложившейся ситуации: подсказывают, что сделать и куда обратиться. А еще объясняют, что происходящее в семье совсем не норма, но вины потерпевшей в этом нет.

— Домашнее насилие — проблема комплексная, поэтому специалисты говорят, что в чистом виде одна разновидность не присутствует. По опыту общения с пострадавшими могу сказать: не бывает такого, чтобы муж дал пощечину или наносил удары по телу и ограничился этим. Обычно параллельно в ход идут бранные слова, оскорбления. То есть физическое насилие почти всегда сопровождается психологическим давлением, — комментирует А. Коршун.

Говоря об обращениях последних лет, специалист подчеркивает: участились шантаж и угрозы со стороны агрессора.

— Супруг говорит, что отберет детей или отправит жену в психиатрическую больницу. Нередко мужчины ссылаются на связи и убеждают, что за содеянное им ничего не будет. Угрозы обычно безосновательны, но женщина, живущая в страхе и постоянном напряжении, верит этому. Со временем она убеждает себя, что сама виновата.

Печальный лидер среди видов насилия — психологическое. Именно его в 91 % случаев упоминают жертвы. Сложности его распознавания в том, что обидчик не наносит побоев, не забирает деньги и не повышает голос. Тем не менее последствия можно лечить годами.

— Часто люди заблуждаются, что оно не так травматично и не наносит ущерба, как физическое, например. На самом же деле чувство вины, страх, который внушает партнер, изоляция от друзей и близких, шантаж и другие проявления могут вылиться в депрессию. Агрессоры могут постоянно говорить, что вы плохая мать, супруга, хозяйка, не достойны уважения или никому не нужны. Некоторые обратившиеся рассказывают, что в минуты отчаяния после нескольких лет такого насилия даже задумывались о суициде, — вспоминает собеседница.

С физическим насилием сталкивались почти 64 % позвонивших на горячую линию. Чуть меньше — около 39 % — признаются, что партнер ущемляет их экономически. Это может проявляться в том, что глава семьи требует отчет за каждую потраченную копейку, тщательно изучает все чеки и может скандалить даже из-за незапланированно купленных мелочей.

Еще один вид насилия, который также встречается (почти 4 %), — это сексуальное.

Рассказывают маме или бабушке и слышат: «Терпи, мы же терпели»

Казалось бы, что может быть проще, чем уйти от человека, который тебя не ценит. Но здесь не на руку играет слишком много факторов: от экономических до социальных.

— Многих останавливает наличие детей. У большинства их несколько. Тем более ситуация усугубляется, когда женщина уходит в декрет. Она задумывается, как будет жить сама и кормить ребенка, если уйдет, — рассказывает руководительница общенациональной горячей линии. Трудности возникают и в случае, когда жилье общее, либо при вступлении в брак все имущество оформлялось на мужа. Тогда женщина понимает, что после развода ей ничего не останется.

Не редкость для жертв домашнего насилия попадание в психологическую зависимость от обидчика.

— В психологии есть термин «эффект выжженной земли». Он проявляется тем, что муж пытается ограничить круг общения. Говорит, мол, зачем тебе друзья и подруги, давай больше времени вместе проводить. Со временем таким образом отсеивает и родственников. В итоге женщина остается одна, и ей просто не у кого искать поддержки.

В 90 % таких семей у женщин формируется созависимое поведение. Его опасность в отношениях в том, что созависимый человек не может критически оценить свое состояние и часто не признает проблему. Ему сложно разграничить себя от другого человека: проблемы, желания, мечты и заботы — все на двоих. В таком случае даже после расставания с насильником рекомендуют проработать проблему с психологом, чтобы такой сценарий в жизни больше не повторялся.

— Еще один фактор — отсутствие поддержки. Некоторые рассказывают нам, что признаются маме или бабушке и слышат в ответ: «Терпи, мы же терпели». Но надо понимать, что это не нормально. На нашу линию поступали даже звонки родственников погибших от насилия в семье. Этого, наверное, можно было избежать, — подчеркивает А. Коршун.

Агрессоры же за редким исключением не признают своей вины и готовы пойти на многое, чтобы не потерять жертву и продолжить ее мучить.

— Виновники обращаются нечасто — за все время работы было всего 34 звонка. В основном звонят с нападками в адрес психологов. Мол, зачем вы ей помогаете, она сама виновата, спровоцировала меня. Они ожидают поддержки от консультантов, пытаются оправдаться, — делится собеседница. Иногда мужья боятся, что вторые половинки уйдут от них. Тогда признаются, что не могут контролировать агрессию. Звонок нам в таком случае — шанс на восстановление отношений.

Нашему обществу нужно прекратить обвинять жертву и больше интересоваться темой

На горячей линии поясняют, что с абонентами никогда не встречаются. Из-за чего перечень услуг ограничен. А ведь порой без беседы с психологом с глазу на глаз пострадавшей не обойтись.

— Именно поэтому одна из функций горячей линии — грамотное профильное перенаправление. Это могут быть общественные организации, телефоны убежищ, кризисных комнат и других учреждений, где окажут профессиональную помощь.

Для этих же целей в 2019 году «Гендерные перспективы» запустили чат-бот @HelpHotlineBot, которым уже воспользовались более 5 600 человек. Сервис не замена горячей линии, а дополнение. Ведь специалисты не сидят у телефона круглосуточно, а номера и адреса различных юридических организаций и мест для психологической помощи могут понадобиться в любой момент.

— Если говорить о росте числа обращений, то из года в год мы этого не наблюдаем. Когда линия только открылась, преобладали справочные звонки. Люди узнавали, чем мы занимаемся, какие услуги предоставляем. Сейчас обращения именно целевые, — отмечает специалист. В целом уровень правовой и психологической культуры у белорусов постепенно повышается. Если раньше при направлении за помощью к психологу можно было услышать: «У меня нет психических проблем, мне это не нужно», то сейчас люди готовы к взаимодействию. Уже не требуется долго объяснять, что психолог — это не психиатр, он даже не назначает медикаментов. Правовая грамотность тоже растет: многие понимают, что безнаказанность только подпитывает агрессора.

Всем, кто столкнулся с домашним насилием, нужно знать, что это не просто аморально, но и незаконно. Хотя отдельного законодательного акта в нашей стране нет, действует Закон Республики Беларусь «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». В нем дается определение подобным преступным действиям и описывается мера административной ответственности — защитное предписание, применяемое в этих случаях. Согласно ему, виновник обязан на срок от 3 до 30 суток покинуть место общего проживания, если факт насилия был зафиксирован повторно в течение года и пострадавшая написала заявление.

— Чтобы улучшить ситуацию с насилием, на мой взгляд, стоит ориентироваться на опыт стран, где проблеме уделяют немало внимания. Важно принять соответствующий закон, который предусматривал бы коррекционные программы для агрессоров. Важна и помощь жертвам. Например, женщина может сталкиваться с недостатком средств на адвоката, чтобы защитить свои интересы в суде. Информировать о проблеме стоит если не в школах, то на специализированных курсах в средних специальных учебных заведениях, вузах, — считает А. Коршун.

Она отмечает и такое свойственное нашей культуре явление, как виктимблейминг — обвинение жертвы. Нередко под статьями о домашнем насилии в Интернете или постами в социальных сетях можно увидеть комментарии «сама виновата», «наверняка спровоцировала».

— Такого быть не должно. Жертвам и так тяжело, а хейтерские комментарии усугубляют положение. Кроме того, они заставляют задумываться даже тех, кто еще не обращался. Они решат молчать, думая, что поддержки не получат. А говорить стоит, ведь только так есть шанс изменить ситуацию.

Справочно

8-801-100-8-801 — номер общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия. Горячая линия работает ежедневно с 8:00 до 20:00.

Абоненты, обратившиеся на линию, могут получить социальную, психологическую, юридическую помощь совершенно бесплатно, конфиденциально и анонимно. Со стационарных телефонов звонок бесплатный. Для абонентов операторов А1 и life:) звонок бесплатный.

Фото из архива объединения

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ