«Хочу заниматься творчеством»: российский дрессировщик стал штатным артистом Белгосцирка

Недавно ставший штатным артистом Белгосцирка, российский дрессировщик Айдын Исрафилов рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о переезде в Минск, династиях как основе искусства и новом подходе к воспитанию животных.

– Как случилось, что вы стали штатным артистом минского цирка?

– В России, к сожалению, сейчас идет «перестройка» культурной сферы и все переходит в плоскость исключительно коммерческих взаимоотношений. Из-за этого появляются какие-то непонятные театральные постановки, та же ситуация и в цирке: никто не хочет брать на себя ответственность за содержание артистов, социальные обязательства. Честно скажу, стало дискомфортно работать с людьми, ищущими только сиюминутную выгоду, поэтому решил приехать в Минск, в Белгосцирк. Тут можно не только выступать перед зрителями, но и заниматься творчеством, создавать новые номера.

– Прежде в Минске бывали?

– Я родился в опилках, в детстве работал в манеже с родителями (отец Айдына – знаменитый дрессировщик верблюдов. – Прим. авт.). Мы приезжали в белорусскую столицу в девяностые годы. В двухтысячных приехал уже сам с дрессированными обезьянами, правда, был еще совсем молод как артист и укротитель (улыбается). Конечно, минский цирк сейчас изменился: созданы хорошие условия и для артистов, и для зверей. Многих выступающих знаю лично, ведь все мы – большая семья. Если говорить о городе, то сейчас мы с женой и ребенком живем на съемной квартире. Так можно быстрее ассимилироваться и почувствовать себя минчанином.

– Слышал, что попасть в цирковую семью человеку со стороны не так-то просто. Династии все еще прочно держат позиции на арене?

– Любой человек может прийти в цирк без знакомств и добиться успеха. Для этого достаточно искреннего желания и трудолюбия. Путешествуя по миру, наблюдал десятки уличных артистов, выступающих не хуже, чем мои коллеги в манеже. А вот династии не столько обеспечивают сюда пропуск, сколько являются хранителями традиций. Цирк, как и любой другой творческий институт, реформируется, но должен быть стержень, основа, на которой все держится. Из поколения в поколение передаются те вещи, о которых обыватель и человек со стороны вряд ли догадается.

– Ваш номер в программе «Экстрим-рекорды Гиннесса», где вы «выгуливаете» на манеже осликов и собачек, выглядит облегченным. Адаптируетесь к нашей вроде бы размеренной жизни?

– Скажу честно: копытные животные никогда не работают на пластике. А минское шоу построено так, что все другие артисты работают как раз на светящемся диско-манеже. Поэтому моим осликам просто скользко, но номер-то показывать надо! И вот потихоньку пришлось учить подопечных передвигаться по такой поверхности. Надеюсь, уже в будущих программах покажу номер в полную силу. А вот в сентябре буду работать с номером, который принес мне известность, – дрессированными обезьянами. Не подумайте, что я ориентируюсь исключительно на детскую аудиторию, скорее на взрослых. Почему? Искренне хочется, чтобы, глядя на манеж, дамы и джентльмены хотя бы на пару минут вернулись в детство. Это высшее достижение для каждого участника нашей программы.

– Многие артисты, выступая у нас, отмечают преданность и в то же время избалованность минской публики. А что вы скажете?

– Для начала отмечу, что не только мировая экономика, но и цирковая среда на планете сегодня переживает кризис. Отчасти это связано с перенасыщением рынка низкосортными цирками-однодневками в Западной и Восточной Европе, соответственно, и плохими программами, а также неудовлетворительными условиями содержания животных ввиду скудности бюджета данных цирков-шапито. Сходив на такую программу однажды, зритель теряет всякое желание водить детей в цирк. И механизмов противодействия этому нет, так как мы живем в условиях рыночной экономики. К счастью, белорусский цирк совершенно другого уровня: здесь почти всегда полные залы, публика стоя аплодирует артистам. Дети приходят целыми классами и с неподдельным интересом задают вопросы о цирковой жизни артистов и их питомцев.

– Для тех же акробатов, жонглеров в работе главное – трюк. Что главное в современной дрессуре?

– Раньше укротитель в цирке играл роль человека индустриальной эпохи, когда реки пускали вспять, а природу приходилось покорять. На манеж выбегали сильный мужчина, волевая женщина – и все слоны, тигры и львы ходили у них по струнке. Сейчас все поменялось, и лично для меня современный дрессировщик символизирует гармонию взаимоотношений между животными и людьми. На передний план выходит демонстрация ума и грации братьев наших меньших.

Дополнительная информация

Номер Айдына Исрафилова, в котором принимают участие ослики и собачки, зрители могут увидеть в программе «Экстрим-рекорды Гиннесса».

Самое читаемое