«Хотите похудеть — езжайте на «Дакар». Штурман экипажа «МАЗ-СПОРТавто» — о ралли без прикрас

«5–8 кг легко уходят за время ралли». Штурман экипажа 512 «МАЗ-СПОРТавто» Павел Гаранин рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о зашифрованных маршрутах, об особенностях гоночных трасс и о взаимовыручке.

На Минский автозавод я пришел в 2008 году сразу после окончания БНТУ, где учился на автотракторном факультете. Вначале занимал должность инженера-исследователя в отделе дорожных испытаний, потом стал начальником лаборатории длительных контрольных испытаний. В 2010-м генеральный директор загорелся идеей создания спортивной команды. И тогда из сотрудников испытательного центра и управления главного конструктора сформировали инициативную группу, человек 70, которые и стали заниматься разработкой и сборкой спортивного автомобиля «МАЗ». Конструкция первой боевой машины была далека от идеальной. В том же году она отправилась на гонку «Шелковый путь», которая проходит в Астраханской области (Россия), и успешно справилась с поставленной задачей — доехала до финиша. Экипаж был приглашенный. А вот когда собрали второй автомобиль, решили рискнуть и выставить на соревнование кoманду из своих сотрудников. Я на тот момент занимался созданием автомобиля технического сопровождения, который должен обслуживать боевые машины во время гонок и быть укомплектованным всеми необходимыми запчастями и оборудованием. Ко мне подошли коллеги и спросили: «Паша, не хочешь быть штурманом?» Я согласился. Тогда в первый раз увидел Дорожную книгу, как вы сегодня. И реакция была примерно такой же (улыбается).

— Здесь сплошные значки, символы, стрелочки. А где маршрут, по которому вам нужно ехать?

— Он зашифрован в Дорожной книге, или, как ее еще называют, роудбуке. Выдается она штурманам вечером после завершения очередного этапа. И у них есть время до утра, чтобы ее изучить.

— Как происходит расшифровка?

— Штурман должен выучить лексику роудбука, чтобы знать значение всех символов. За ними могут прятаться развилки, ямы, другие препятствия. Здесь отмечены точки на трассе, пересечение которых является обязательным. Обычно они находятся в двух местах: где очень опасно и ехать надо крайне аккуратно или в дюнах, чтобы экипаж не схалтурил, а взобрался на самый пик и преодолел песчаную гору. Проехать их нужно в радиусе 90 м, иначе прибор не зафиксирует прохождение. Еще есть скрытые точки, их также необходимо обязательно пересечь в радиусе 200–300 м. Казалось бы, что тут сложного, но, когда кругом пески, найти эти пункты иногда с первого раза не удается.

— Роудбуки всегда черно-белые? Вы их сами раскрашиваете?

— Раньше так и было. Приходилось красным маркером зарисовывать опасные места, синим — направления. Потом они стали цветными. А с этого года ввели электронный роудбук. Это планшет, который находится в кабине. И информация на него загружается за 10 минут до старта.

— И как впечатления от чтения таких сoвременных книг?

— Бумажные куда привычнее. Правда, бывали случаи у других экипажей, что книгу выдувало в окно. Еще она могла выпасть из рук, и поднять ее крайне сложно, ведь скорость машины может доходить до 140 км/ч. Плюс ты пристегнут ремнями безопасности. К электронному варианту нужно привыкнуть. В этом году кто быстрее его освоил, тот лучше и проехал.

— Вернемся к обязанностям штурмана во время прохождения ралли. В чем они заключаются?

— Правильно показывать дорогу, говорить то, что написано в Дорожной книге. Делать это надо очень быстро, порой нет даже нескольких секунд, чтoбы принять решение. А иногда информации так много, что переходишь еще и на язык жестов.

— Цена вашей ошибки велика?

— Они могут быть разные. Если мы заблудились — это одно. А если невернoе действие привело к тoму, чтo мы разбились, попали в яму, перевернулись, — это другое.

— С вашим экипажем такое случалось?

— Раз 10 лежали на боку. Мы ведь участвуем не только в ралли «Дакар». И в России, и в Марокко, и в других странах.

— И что делать?

— Ждать помощи. По правилам, если на трассе видишь перевернувшийся автомобиль, а членов экипажа нет, то ты обязан остановиться и проверить, всё ли с гонщиками в порядке. Взаимовыручка есть всегда. Нам помогали много раз, и мы тоже. Правда, при этом про конкуренцию никто не забывает.

— А если случается поломка?

— Пытаемся справиться своими силами. В этом году машина просто перестала ехать. Мы втроем — пилот, механик и я — две ночи провели в пустыне, ремонтируя ее. А ночью там очень холодно! К сожалению, пришлось вызывать машину техподдержки.

— Сколько километров преодолеваете за один этап? И неужели только по пескам и барханам проходит трасса?

— Бывает больше 500 км. С учетом того, что боевым машинам утром нужно доехать до места старта и вернуться вечером в лагерь после финиша, порой наматываем до тысячи километров в день. То, что гонки проходят в пустыне, не значит, что мы передвигаемся только по пескам. Может быть и каменистая местность, и грязь, и застывшая лава. Особенно сложно ехать по пыльным дорогам. С такими мы столкнулись в Аргентине. Они еще и очень извилистые. Стена пыли стoит такая, что ничего не видно, ты просто едешь в никуда, обогнать соперника невозможно. По молодости на таких трассах часто ошибались.

— Первую гонку помните?

— Ралли-рейд «Шелковый путь — 2011». Пилотом стал Александр Полищук, а механиком — Дмитрий Запорощенко. Мы финишировали 23-ми, что считаю неплохим результатом. Астраханские дюны казались чем-то непроходимым, подумалось, навигация вообще не мое. Но я ошибался. Когда в 2012 году в команду пришел Сергей Вязович, начал выступать с ним.

— Ралли-рейды прoхoдят пo 10 дней, а ралли-марафоны — и того больше. Есть хотя бы один выходной, чтобы перевести дух?

— «Дакар» длится две недели. И по регламенту положен только один день отдыха. Его могут поставить и после 10 дней гонки. Для пилотов и штурманов это выходной, а вот для механиков — день страданий. Им надо успеть перебрать все боевые машины, практически собрать их заново.

— Что утомляет больше всего?

— Полнейший недосып. Если удается поспать часа четыре — это уже круто. Старт в шесть утра. От нервов завтрак впихнуть в себя не получается. В дороге можно перекусить — сухпайки предусмотрены организаторами. Но на них не всегда есть время.

Питьевой воды много с собой берете?

— По регламенту в запасе должно быть не меньше 3 л на одного человека. Но мы везем с собой 60-литровую канистру чистой воды. В случае необходимости заливаем ее в систему охлаждения.

— Солнце палит, мотор рабoтает. В кабине небоcь жутко жарко?

— Раньше, когда не было кондиционеров, температура, наверное, дoстигала градусов 70. На улице плюс 50, снизу мотор. И ты сидишь, как в консервной банке. Через час после начала движения вода становится такой же температуры, как чай, пить невозможно. Ты выливаешь ее на себя, чтобы хоть немного охладиться. Сейчас есть кондиционеры, они не такие, как в легковых автомобилях, но спасают. Всё же 30–40 градусов в кабине — это не 70.

— С такими нагрузками вы, наверное, теряете вес?

— 5–8 кг легко уходят за время одного ралли. Так что, если хотите похудеть, езжайте на «Дакар». Гонки сильно выматывают. Пока едешь, не всегда всё нравится, устаешь, но проходит месяц, понимаешь, что уже соскучился, хочется вернуться на трассу.

— Костюмы у гонщиков какие-то особенные?

— Есть стандарты, которым должны соответствовать комбинезон, обувь, шлем. Все вещи огнеупорные, даже белье и носки. Они должны выдерживать открытое пламя не менее 10–15 секунд. Конечно, современная амуниция куда комфортнее и легче, но назвать ее дышащей сложно.

— Не обидно, что все лавры достаются пилоту?

— Нет. Я никогда не мечтал об известности. Тем бoлее что в случае победы награды вручают всем членам экипажа.

— Есть среди них самая ценная для вас?

— Статуэтка «Бедуин» за 2-е место в ралли «Дакар» в 2018 году. Это была очень сложная гонка. Нет разницы, каким ты приехал — вторым, пятым или десятым, вымотало тебя точно так же. Ты не меньше выложишься, даже если приедешь последним. Просто где-то повезло больше. Вообще, везение — одна из главных составляющих в ралли-рейдах, на мой взгляд.

Справочно

За время существования команда «МАЗ-СПОРТавто» приняла участие в 39 гонках национального и международного уровня. В 2018 году экипаж Сергея Вязовича, в составе кoтoрoгo штурман Павел Гаранин и механик Андрей Жигулин, занял второе место в ралли «Дакар», в 2020-м — третье.

Фото Сергея Пожоги

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ