Хватит считать ворон, считай уток: в Минске проходит перепись водоплавающих птиц

До конца января в Минске проходит ежегодная акция — перепись зимующих водоплавающих птиц. Посчитать и даже окольцевать пернатых вместе со специалистами попробовала и корреспондент агентства «Минск-Новости».

Ранним зимним утром на водохранилище Криница ожидаемо безлюдно. Зато всех птиц, оккупировавших небольшую полынью у берега, едва ли можно охватить взглядом. Что уж говорить о том, чтобы их пересчитать! Тем более человеку неподготовленному.

Численность крякв точно узнать не получится, — сразу предупредил младший научный сотрудник лаборатории орнитологии НАН Беларуси Иван Богданович. — В таких крупных скоплениях сложно уследить за каждой уткой, они постоянно перемещаются. Для приблизительной оценки используем следующий метод: ищем группу птиц, где их можно сосчитать, и смотрим, сколько таких дружных «коллективов» расположилось у берега.

Подойдя ближе к воде, оглядываюсь в поисках каких-нибудь относительно изолированных птичек. Замечаю нечто похожее и мысленно нумерую каждый клюв: один, два… семь. Осталось определить, сколько подобных стаек плавает в майне. Взгляд цепляется то за одну, то за другую вереницу, число уток достигает пятидесяти, но уже очень скоро кряквы сливаются в одно сплошное пятно. С другого конца полыньи насчитать удалось еще сотню. Перед глазами уже троится.

Да сколько же их здесь, в самом деле?! — разозлилась я из-за собственной беспомощности.

Около 500, — как ни в чем ни бывало улыбается И. Богданович.

«Ладно, переключусь на лебедей, их вроде поменьше», — решаю про себя. Вожу пальцем от одного к другому, то и дело сбиваюсь, начинаю заново. Так проходит добрых 20 минут. Не отличаясь большим запасом терпения, предпочитаю сдаться. Интересуюсь, сколько шипунов удалось обнаружить.

73 взрослых лебедя, 58 молодых. Для Криницы это рекорд, — огласил результат орнитолог.

— Как же вы отличаете птенцов от их родителей?

— А вы сами подумайте!

Легко сказать… Смотрю, как мимо скользит сначала белоснежная особь, за ней — желто-коричневая. Тут-то я и вспоминаю всем известную сказку о гадком утенке старины Андерсена. Чем взрослее птица, тем светлее ее оперение.

Кое-как разобравшись с подсчетом водоплавающих, специалист приступил к не менее увлекательному процессу — кольцеванию. Сперва «жертву» нужно поймать. Иван уверенно подходит к стайке шипунов, прогуливающихся на берегу в поисках пищи. Приманив их хлебом, орнитолог неожиданно хватает одного и бережно относит его подальше от собратьев.

Оседлав лебедя, мужчина судорожно роется в инструментах в поиске заветного кольца:

Обычно используем металлические. На каждом есть серийный номер и надпись «Институт зоологии. Минск, Беларусь». По всему миру созданы центры кольцевания, которые обмениваются между собой информацией об особях, найденных с таким вот украшением. Благодаря последним орнитологи узнают, сколько живут пернатые и в какие страны улетают.

Пробую окольцевать лебедя. Аккуратно беру его за лапку, надеваю металлический ободок и зажимаю концы плоскогубцами. Весь процесс сопровождает недовольное шипение.

После И. Богданович снимает биометрические данные. Чтобы узнать пол, измеряет длину крыла — больше 60 см. Значит, самец. С помощью тонкого троса цепляет беднягу на ручные весы и, пока тот беспомощно хлопает крыльями, резюмирует: 10 кг. И это далеко не предел. Некоторые лебеди весят и 20 кг.

Определить, хорошо ли чувствует себя шипун, можно по его внешнему виду. Над клювом у каждой особи есть шишка черного цвета. Если она большая, заметная, то птица находится в самом расцвете сил, если отсутствует — лебедь старенький или болеет.

Измерив все параметры, орнитолог предлагает мне выпустить пленного на волю. Но предупреждает — аккуратно: самец может легко отправить человека в нокаут.

Кому-то так на самом деле сломали бедро. А в Литве зафиксирован случай, когда лебедь ударом крыла убил волка, подкравшегося к выводку. Ну а джинсы порвать им проще простого, сам с таким сталкивался.

Рисковать не стала. Предпочла постоять в сторонке вместе с теми, кто пришел к водохранилищу угостить чем-то съестным братьев наших меньших.
Для них, к слову, это не очень-то полезно.

В пресловутых хлебе и батоне очень много углеводов, но почти нет белков и витаминов. Если птица приучается к такому корму, она отказывается от естественного пропитания (водорослей и трав). В результате — нарушение обмена веществ, необходимых для роста и развития. Особенно губительно это для молодых птиц. Поэтому если уж и кормить, то только вареной кашей, — терпеливо объясняет Максим Немчинов, специалист по природоохранным вопросам общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

Помочь с «переписью» зимующих водоплавающих птиц может каждый. Если во время прогулки вы заметите на каком-нибудь озере или реке стайку пернатых, просто пересчитайте их, заполните анкету (скачать ее можно здесь) и отправьте на электронный адрес info@ptushki.org.

Акция по подсчету зимующих пернатых продлится до конца января.

Фото автора

Самое читаемое