И ПАМЯТЬ СЕРДЦА ГОВОРИТ. Этого места нет ни на одной карте мира, но о ней знают все – наша Хатынь

В 2021 году мы отметим скорбную дату — 80 лет с начала Великой Отечественной войны. Все меньше остается очевидцев тех страшных событий, ветеранов, разбивших врага, но память о них, пронесенная нами через поколения и время, живет в сердцах белорусов. В новом проекте агентства «Минск-Новости» «И память сердца говорит…» рассказываем о местах захоронений воинов-героев, отдавших свои жизни за мирное небо над головой потомков, а также о местах в Минске и окрестностях, отмеченных на карте боевых действий 1941-1944 годов. Во втором выпуске говорим о Хатыни.

Этой деревни нет ни на одной карте мира, но о ней знают все. Хатынь, сожженная фашистами 22 марта 1943 года, стала символом трагедии белорусского народа в XX веке.

Роковая засада

Когда молодые архитекторы Юрий Градов, Валентин Занкович и Леонид Левин, участвовавшие в конкурсе по созданию мемориала, впервые посетили Хатынь в 60-х годах прошлого века, там стояла леденящая тишина. Только птицы нарушали ее своим пением. Эти звуки и легли в основу мелодии колокольного звона, которая сегодня монотонно напоминает пришедшим о той страшной трагедии, случившейся в марте 1943-го.

… Утром 22 марта группа партизан вышла из деревни Хатынь, где ночевала, и повредила линию связи фашистов. В надежде устроить засаду они стали ждать противников, но на дороге Логойск — Плещеницы появилось несколько автомобилей. Как выяснилось позже, в одном из них в отпуск в Берлин направлялся олимпийский чемпион по метанию ядра гауптман Ганс Вельке. Убив его и еще несколько солдат, партизаны скрылись в лесу, а новость о смерти любимца Гитлера быстро дошла до местного командования.

По приказу сверху на место расстрела оперативно прибыли 118-й полицейский батальон и батальон СС Дирлевангера. Они вычислили следы тех, кто устроил засаду, и подступили к Хатыни.

Сначала каратели вели обстрел издалека, а затем вошли в деревню и начали выгонять из домов мужчин, женщин и детей. После этого завели их в колхозный амбар, обложили соломой, облили стены бензином и подожгли. В итоге загоревшаяся крыша рухнула на людей, они навалились на дверь. Снаружи их встретил шквальный огонь гитлеровцев…

В тот день Хатынь перестала существовать, а фашисты лишили жизни 149 человек, 75 из них были детьми до 16 лет. Спастись удалось нескольким мальчишкам и девчонкам и всего одному взрослому — Иосифу Каминскому, который вынес на руках из сарая бездыханное тело своего сына.

Храм скорби

После победы в Великой Отечественной войне в Беларуси отстроили города и села, стали создавать первые памятники героям войны и мемориалы памяти. Как говорится, чтобы помнили. Параллельно начали выясняться жуткие подробности карательных операций фашистов на оккупированной в 1941-1944 годах территории, в том числе в Хатыни под Минском, где решено было создать место скорби, куда бы мог приехать любой человек и преклонить колени перед погибшими. С момента открытия в 1969 году здесь всегда есть посетители — группы школьников, официальные делегации, иностранные туристы и просто люди, приехавшие отдать дань памяти.

Мемориал начинается с символического плетня — когда-то границы деревни. На памятнике указана дата уничтожения Хатыни, а также цифры 209 (городов и городских поселков) и 9 200 сел и деревень, разрушенных фашистами.

Ближе к центру бывшего селения установлена знаменитая скульптура Сергея Селиханова «Непокоренный человек». Его прообразом послужил Иосиф Каминский. Справа от памятника лежат две гранитные плиты в виде крыши того самого сарая, где заперли сельчан. Слева — братская могила. В ней покоятся 149 человек.

Комплекс «Хатынь» представляет собой несколько памятников, в том числе символические срубы, внутри которых стоят обелиски, напоминающие печные трубы. Именно такие остаются от сгоревших домов. Этих сооружений в комплексе 26, ровно столько, сколько и было домов, — отмечает экскурсовод.

К каждому дому ведет дорожка из бетонных серых плит, или, как здесь говорят, пепельных. У входа во двор калитки, они тоже из бетона и открыты навсегда. Также на территории мемориала есть так называемое кладбище деревень, на котором можно увидеть 185 могил.

Все эти деревни постигла такая же участь. На каждой из них установлен язык пламени, а над ним — черный дым-куб. Внутри них в урнах земля, привезенная из тех сел, — отмечает провожатый.

Еще один символ памяти — стена, напоминающая о погибших в концентрационных лагерях, шталагах и гетто. В бетоне сделаны углубления, где указаны конкретные места истребления белорусов и других жителей нашей страны карателями. Но тьмы не бывает без света, на что указывает еще одна скульптурная композиция — «Древо жизни». На ней 433 «листочка» — именно столько сел удалось возродить после страшной войны.

Почтить память

Ежегодно с приближением скорбной даты Хатыни рубец на сердце белорусов вновь начинает ныть, и тысячи человек направляются к мемориалу, чтобы почтить память погибших. На такие траурные акции традиционно собираются ветераны войны и молодежь, представители госструктур, депутаты и дипломаты. Среди присутствующих также много обычных людей, которые приезжают семьями.

— Посетители едут сюда, чтобы соприкоснуться с огромной болью нашего народа, и эта боль (она у нас передается уже из поколения в поколение, и мемориальный комплекс «Хатынь» как память обо всех мирных людях, которые стали жертвами политики нацизма, политики устрашения, политики геноцида, то есть обо всех) о белорусах, евреях, русских, об украинцах, и поляках, татарах, независимо от национальности и вероисповедания, — отмечает директор мемориального комплекса Артур Зельский.

Зачастую дети спрашивают у родителей: «Почему у здешнего Вечного огня стоят три березки?» На что взрослые отвечают: «Это символ жизни». И пока мы будем передавать свои знания о войне следующим поколениям, будет жива и память о безвременно ушедших мирных жителях Беларуси.

К слову, по замыслу архитекторов комплекс не должен стать кладбищем, а скорее храмом памяти под открытым небом.

Как наказ мертвых живым из страшного марта 1943-го звучит сегодня символическое обращение жителей сожженной фашистами Хатыни, начертанное на Венке памяти:

«Люди добрые, помните: любили мы жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обернутся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на земле. Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала!»

Фото БелТА

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ