«И переворачивался, и на бок опрокидывался». Гонщик «МАЗ-СПОРТавто» Алексей Вишневский — о своей работе

Гонщик команды «МАЗ-СПОРТавто» Алексей Вишневский рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» об опасностях ралли в дюнах, отношениях с соперниками и о заветной мечте.

Фото Сергея Лозюка

Российская пресса, освещавшая перипетии «Дакара-2021», была единодушна: одним из главных открытий гонки стал Алексей Вишневский. После того как из-за технических проблем с дистанции сошел лидер дружины Сергей Вязович, молодой белорус не стушевался и уверенно преодолел остаток сложного пути. В итоге занял шестое место — это наилучший результат гонщика за период выступлений на «Дакаре». Самое время поближе познакомиться с улыбчивым парнем, которого в команде называют Вишней.

От стресса к прогрессу

— Алексей, когда в вашей жизни появился автоспорт?

— В раннем детстве. Отец Сергей Вячеславович увлекался гонками и заинтересовал меня. Когда мне было 6 лет, привел в кружок по картингу. Причем приобрел для меня карт! Та машина имела еще механическую коробку передач. Не так просто было выжать сцепление, включить передачу и тронуться плавно. Но постепенно всё получилось, и на протяжении 10 лет я выиграл много наград на различных соревнованиях.

Затем увлекся дрифтингoм (вид автоспорта, основанный на зрелищности прохождения поворотов в заносе. — Прим. авт.). Лет в 16 появился автомобиль «Альфа-Ромео», в гараже с ребятами готовили его к выступлениям. Первые состязания, на которые меня допустили без прав, прошли на закрытой площадке в аэропорту Минск-1. Упорные тренировки принесли свои плоды — в 2013–2015 годах становился чемпионом республики.

В том же 2015-м Сергей Вязович пригласил меня в «МАЗ-СПОРТавто». Взяли на должность механика — объяснили, что должен сначала научиться обслуживать грузовик. На «Дакар-2016» поехал ночным механиком. А как пилот дебютировал в апреле того же года в гонке «Золото Кагана».

— Свой первый самостоятельный «Дакар» помните хорошо? Сильно переживали?

— Волнение на соревнованиях присутствует всегда, тем более если это ралли-рейд. Кажется, настрой на борьбу запредельный, а уже через километр можно пропустить яму и сломать машину. С ходу показать что-то сверхъестественное на таком автомарафоне сложно. Основная моя задача была страховать экипажи Сергея Вязовича и Александра Василевского. Если у них случались поломки, сразу останавливался и помогал. Но мое итоговое 21-е место в год дебюта стало лучшим достижением команды за всю историю ее выступлений.

Фото VK.COM/MAZSPORTAUTO

— Потом занимали 14, 11, 8-ю позиции и вот сейчас 6-ю. Уже пять «Дакаров» в качестве пилота. В чем основные трудности и опасности этих стартов?

— Это многодневная гонка, что само по себе сложно. Надо преодолеть 5 000 км спецучастков, где грузовик должен развивать максимально допустимую скорость. И это в условиях постоянного бездорожья. Среди пескoв и дюн легко застрять и перевернуться. В Беларуси нет условий для подготовки — на тренировочные сборы едем в степи России. Но дюн-то там нет. Когда увидел их впервые, у меня были квадратные глаза. Спасибо Сергею и Саше, которые рассказали, как действовать в песках.

— Во время гонок бывает действительно страшно?

— Много опасных ситуаций, но сказать, чтобы испытывал очень уж сильный страх, не могу. Сердце может екнуть, но… мчишься дальше.

— Последний ралли-рейд для вас теперь стоит особняком?

— Он, конечно, запомнится, но встречались и посложнее гонки. Например, два года назад в Перу попались очень высокие дюны. Едешь вверх на максимальной скорости, и тебе еле хватает мощности забраться. А еще нужно перевалиться через гребень, там ведь можно и зависнуть. Однажды и наша машина завалилась на бок. Благо подъехал Василевский и просто стащил грузовик вниз, где его поставили на колеса.

Сейчас в Саудовской Аравии мы показали, что на капотных грузовиках готовы бороться за самые высокие места. Могли выступить и лучше, но досадное стечение обстоятельств у Сергея и мелкие проблемы у меня не позволили этого сделать. Набираемся опыта: каждый раз происходит что-то новое, с чем еще не сталкивались.

— Причину поломки капотника Вязовича установили?

— Окончательно еще не разобрались. Есть много факторов, соберем их воедино и обязательно поделимся этой информацией. Подобные проблемы встречались и у других команд. Понятно, никто не раскроет секрета, как они с ними справились. Поэтому методом проб и ошибок придется это делать самим.

За золотом «Дакара»

— Изучив вашу гоночную биографию, подметил: вы всегда добирались до финиша.

— Пока да. Если сравнивать меня с Сергеем, то характеры у нас разные. Он быстро заводится, я спокойный. Конечно, бывают ситуации, которые выводят из себя, но за годы выступлений выработался иммунитет. Приключений хватало: и переворачивался, и на бок опрокидывался, но мы же команда. Всегда помогаем тому, кто попал в передрягу.

— В одном из интервью Сергей Вязович говорил, что весь год ждет очередного «Дакара» и уже не представляет без него свою жизнь. У вас те же ощущения?

— Конечно, ведь это наша основная гонка. «Дакар» я сравнил бы с Олимпийскими играми. Очень не хочется, чтобы такие соревнования прошли без тебя. Каждый из нас сейчас боялся пoлучить перед выездом положительный тест на коронавирус. Благо обошлось, все успели восстановиться.

— Какие отношения сложились с соперниками?

— По-дружески общаемся, но во время гонки каждый стремится победить. Это спорт. В нынешнем году я заставил противников понервничать. Раньше все-таки не так часто появлялся в числе лидеров, а сегодня на спецучастках я постоянно в топ-5. Многие удивляются: как удалось так ускориться?

На помощь со стороны других команд на дистанции рассчитывать не приходится. Если, к примеру, мы застрянем, а сзади будут ехать россияне из «КАМАЗ-мастера», то они нас не вытащат. При всех наших отличных взаимоотношениях.

— Но вы-то Мардееву помогли, было дело?

— Так сложилась ситуация на прошлом «Дакаре». Грузовик Мардеева застрял в воронке, я пытался его объехать, но не получилось. Пришлось его выдернуть, чтобы продолжить гонку.

— Во время многодневного автомарафона получается отдохнуть?

— Выспаться можно, особенно если завершаешь этап в лидирующей группе. Но заснуть не всегда выходит — психологически выдержать эти 12 дней непросто. Если в пути случилась поломка или авария, тратишь на прохождение спецучастка не 5 часов, а 8–10. Потом нужно добраться до зоны сервиса и успеть отремонтироваться. Бывало и такое, что удавалось поспать час, не раздеваясь, и снова выходить на старт.

— «МАЗ-СПОРТавто» стала сотрудничать с Республиканским научно-практическим центром спорта. Важное начинание.

— Медицинская реабилитация нам, конечно, нужна. После ударных нагрузок появляются проблемы прежде всего со спиной. Раньше в спортзале занимались восстановлением самостоятельно, а сейчас прошли курс реабилитации. 10 дней — лечебная физкультура, но были и специальные процедуры.

— Кто вас ждет дома?

— Жена Александра и дочурка Женя, которой скоро исполнится 4 года. Пoсчитал, что до пандемии отсутствовал дома примерно 130 дней в году. Но в семье понимают: у меня такая работа. Необычная, но она мне нравится.

— Определилась ли команда с ближайшими планами?

— В конце апреля хотим поучаствовать в гонке «Золото Кагана». В перспективе еще одна многодневка «Шелковый путь». Состоятся ли эти соревнования, будет зависеть от эпидемической обстановки. А там и до «Дакара-2022» рукой подать. Надеюсь, мы осуществим свою мечту и рано или поздно выиграем эту гонку.

Справочно

Алексею Вишневскому 28 лет, родился в Минске. Oкончил БГУФК по специальности «спортивно-педагогическая деятельность». Участник пяти ралли-рейдов «Дакар» в качестве пилота. В 2019-м стал бронзовым призером международной гонки в Марокко. Мастер спорта по автоспорту.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ