Их предки жили в Африке и Азии. Фотопроект о минчанах смешанных кровей

Каково это — быть в постоянном поиске родины и себя самого, противоречиво хватаясь то за гитару, то за экономику? А стать символом мира, соединяя черты национальностей, которые, быть может, и не дружат на международной арене? О том, что чувствуют люди со смешанными корнями, — в фотопроекте корреспондента агентства «Минск-Новости».

Оля Дуду

Корни: африканские, белорусские

«Мой папа из Ганы, что в Западной Африке, там же родилась я, а вот мама — белоруска. Думаю, мы с ней больше похожи, но, возможно, не в корнях дело, а в воспитании — отца я давно не видела. Говорят, он был добрым человеком».

«В Африке, в отличие от Беларуси, принято носить несколько имен. Меня, кроме Ольги, зовут Наа и Асаребия. Только недавно стала интересоваться своими корнями. Ребенком ты еще не понимаешь, как это важно, наоборот — стыдишься своих отличий».

«Многие думают, что раз я наполовину африканка, то должна от любой песни тут же пускаться в зажигательный танец. Людей со смешанными корнями постоянно окружают стереотипы. Я люблю тишину».

«Люди со сложной родословной могут искать себя всю жизнь, заниматься самоанализом, кидаться из одной области в другую. Работаю маркетологом, в звонках и бумагах, но люблю наблюдать за людьми, изучать их поступки и реакции. Это прямая дорога в психологию».

«Смешанным» всегда тяжело в школе — дети жестоки к тем, кто отличается от них. Я была кучерявая, темнокожая, высокая. Клялась маме, что, когда вырасту, отбелю кожу и выпрямлю волосы, чтобы стать как все. Важно просто пережить этот момент и сохранить индивидуальность. Все, что высмеивали в школе, сейчас я воспринимаю как свои достоинства».

«Национальность не формирует твои человеческие качества. Важно, как ты себя воспитаешь. Мне хочется быть смелее и свободнее, чем принято у людей с белорусским менталитетом. Избавиться от зажимов. Если человек чего-то добился, выделился из толпы, лишь единицы порадуются за него искренне».

«Не понимаю тех, кто, скажем, работает в компании, которую ненавидит. Зачем тратить время? Делайте то, что приносит радость».

«Каждый человек особенный. И дело не в корнях даже, а в мыслях — как настроишь себя, так и будет».

Алина и Фаина Медведевы

Корни: казахские, татарские, русские, белорусские, украинские

«Папа увидел маму, казашку, впервые на ее фотографии в паспорте и сказал: что за мартышка? Уж больно молодо выглядела в свои 28 лет! А потом ради нее плыл через Урал, говоря, что, если выживет, женится. Мол, ждал ее всю жизнь — как тут без подвига!»

«Мы с сестрой разные. Как и мама с папой. Фаина получилась в отца, такой же первооткрыватель. Первой из нас пробивала ухо, делала татуировку, красила волосы. Моим экспериментам родители уже и не удивлялись потом».

«У нас дикая смесь: нос и ноги папины, широкие, увесистые. Глаза зауженные, волосы прямые. Это азиатское, мамино. А вот форма лица довольно обычная, европейская — даже и не поймешь сразу, что что-то тут не так. В детстве мы больше отличались. В школе называли китаянками. Оно и не мудрено: за детскими щечками глаз почти не было видно».

«У людей со смешанными корнями преобладает та нация, чьи потомки ценят свои традиции. Никогда не забудем, как заявились в Казахстан, к маминым родственникам, в три часа ночи, а нам накрыли стол. И никто не спал. Там все в гости друг к другу ходят целыми аулами, запекая барана в огромном казане. Пиццей для гостей не отделаешься! Вот что такое гостеприимство!»

Анита Латыпова

Корни: татарские, белорусские

«Когда была маленькой, называли японкой. Брови мощные, кожа смуглая. Сейчас я уже не стесняюсь своей внешности. Правда, не знаю, на кого из родителей больше похожа. От папы — медлительность. Хоть он и лидер, но просыпается очень долго. От мамы — мягкость».

«Меня почему-то тянет туда, где горы. Особенность «смешанных» людей в том, что они хотят увидеть мир и никак не могут найти себе место в нем — одну-единственную родину. Но ведь дом — он в голове. Не так важно, где ты, важно, что ты ощущаешь».

«Всю жизнь меня тянет в разные области — ходила на вокал, потом захотелось танцевать, потом — быть актрисой. Училась фотографировать. Не могу выбрать то, чем смогла бы всю жизнь заниматься. Хотя вот мама, например, выбрала — и что толку? Экономист, но мечтает уйти в творчество. Постоянное движение — это и есть жизнь».

Надя Колтынаева

Корни: хакасские, белорусские

«В детстве не знали, конечно, где это — Хакасия, потому думали, что я из Африки или Китая. Как это связано, до сих пор не могу понять. Может, из-за губ пухлых. Я не обижалась, нравилась моя необычность. Люди со смешанными корнями страдают в детстве тогда, когда не любят быть на виду».

«В Хакасии была один раз, в шесть лет. Там все веселые и очень гостеприимные. Но съездить туда из Минска на пару дней дороже, чем отдохнуть на море неделю. Но я не успокоюсь, потому что эти места, с горами и водопадами, так и тянут. Может, там я, наконец, найду себя?»

«По характеру я в папу — тоже резка на слово, вспыльчива, но зато очень активна. Не люблю однообразие, например, ногти сидеть красить часами. Потому и пою, и танцую, и картины пишу. Вернее, учусь это делать. Не вижу себя в чем-то отдельном. Наверное, это общая проблема «смешанных». Но мы можем объединять культуры разных стран, а это гарантия мира на земле».

Юля Боложинская

Корни: белорусские, польские, русские

«Дедушка родился на Урале, но я об этом недавно узнала — отец рассказал. Потом они с семьей перебрались в Беларусь. Не все люди осознают, сколько у них всего интересного в роду, живут, ни о чем не подозревая».

«Бабушку-польку хотели выдать за богатого, но она полюбила моряка. Их дети потом по всему миру разъехались, как будто в отца пошли, который плавал и не мог усидеть на месте. Так и меня тянет, но вот куда, пока не понятно. Думаю, как и многие люди со смешанными корнями, я попросту гражданин мира».

Фото автора

ТОП-3 О МИНСКЕ