ИМЕНА-ЛЕГЕНДЫ. Парашютист-испытатель Валентин Данилович

Впереди тех, чьи имена стали легендой, шли герои незнаменитые. Валентин Данилович — один из них. Подробнее о его судьбе — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Хроника одного мгновения

0,0 секунды. В момент, когда летчик активирует систему катапультирования, отстреливается фонарь кабины. Механизм приподнимает и прижимает к креслу ноги пилота, фиксирует руки.

0,2 секунды. Если полет проходит на высокой скорости, выдвигается защита от встречного потока воздуха.

0,35–0,4 секунды. Стреляющий механизм движет кресло с пилотом по направляющим.

0,45 секунды. Кресло вышло из кабины. Включаются реактивные двигатели, которые уводят его от самолета. Если летательный аппарат имеет крен или надо развести летчиков при двойном катапультировании, срабатывают двигатели коррекции по крену.

0,8 секунды. Кресло отделяется от пилота, выпускается парашют.

Такова, если коротко, схема работы известного во всем мире изделия военной промышленности К-36Д. Созданное в конце 60-х годов прошлого века, сегодня оно установлено на всех боевых самолетах России, Беларуси и других стран СНГ.

Юрий Гагарин с большим уважением относился к Валентину Даниловичу

Наверняка и вы видели, как действует это устройство. Весь мир облетели кадры катастрофы самолета МиГ-29 на авиасалоне Ле-Бурже в 1989 году. Нос самолета уже упирался в землю под углом 90 градусов, когда в последнее перед взрывом мгновение катапульта выбросила летчика из кабины. Спустя несколько секунд он благополучно приземлился на летное поле.

Система спасения надежно действует уже в течение нескольких десятилетий. Однако в период, когда она доводилась до ума, не все шло гладко. Величайшее мужество требовалось от испытателя, чтобы раз за разом садиться в стреляющее устройство и собственноручно активировать его на разных высотах и скоростях полета.

Этим смельчаком был наш земляк В. Данилович. Причем на опасной и ответственной работе он проявил себя не только как мужественный парашютист, но и как высокопрофессиональный инженер. Однажды во время катапультирования ему ценой невероятных усилий удалось остановить нештатное вращение кресла (на 45-й секунде из допустимых 45!), из-за которого автоматика не могла отдать команду на выпуск парашюта. При «разборе полетов» испытатель сделал весьма жесткий для конструкторов вывод: летные эксперименты приостановить, изделие отправить на доработку. Испытания отложили на год. Все это время Данилович был рядом с конструкторами, помогал им своими замечаниями и предложениями. Он имел отличную подготовку, сам оформлял многие технические документы, делал расчеты.

Общими усилиями была создана уникальная по своей надежности конструкция.

И не вина техники в том, что на завершающем этапе ее испытаний Данилович погиб. В тот день, 20 мая 1970 года, ему предстояло первым опробовать систему катапультирования в стратосфере на сверхзвуковой скорости. Устройство сработало безупречно. Однако из-за ошибки пилота Валентин приземлился не на полигоне возле Феодосии, а в акватории морского залива. Это не предусматривалось программой эксперимента. Данилович был отличным пловцом и аквалангистом, но справиться в воде с опутавшими его стропами не смог.

Завершил испытания его друг парашютист Олег Хомутов. За проявленное мужество он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Что касается нашего земляка, погибшего в 34 года, то самыми дорогими наградами для него остались орден Красной Звезды и значок «Мастер парашютного спорта СССР». Впрочем, если говорить не о наградах, а о судьбе, то дело его жизни было отмечено сполна. Как?

Отработка в невесомости порядка действий при выходе космонавта из орбитального космического корабля. В скафандре «Беркут» — инженер-испытатель Валентин
Данилович

Об этом точнее всех сказал в 2001 году в своем интервью российский академик, выдающийся ученый в области систем жизнеобеспечения экипажей самолетов и космических кораблей Гай Северин:

— По моим подсчетам, своей жизнью Данилович выкупил жизни 700–800 человек, которые спаслись благодаря проведенной им героической работе.

Парень с нашего двора

Валентин родился в 1936 году в поселке у железнодорожной станции Колодищи, что под Минском, в семье офицера-артиллериста Ивана Иосифовича и домохозяйки Марии Даниловны. Немецкую оккупацию пережил вместе с матерью в деревне Дубовый Лог Червенского района. Там же в 1944 году пошел в первый класс. Затем учился по месту службы отца в Осиповичах и Лапичах. Оканчивал школу на далеком Сахалине.

Учился всегда отлично. В 1954 году блестяще сдал вступительные экзамены в Московский авиационный институт. Он, похоже, если за что-то брался, непременно добивался наилучшего результата. В студенческие годы увлекся парашютным спортом и уже в июле 1956-го установил свой первый, но далеко не последний мировой рекорд в прыжках на точность приземления. Без участия талантливого парашютиста в те годы не обходился ни один авиационный праздник в Тушино и Домодедово.

Кроме того, он стал одним из пионеров воздушной фото- и киносъемки. С закрепленным на защитном шлеме фотоаппаратом прыгал в бездну и делал бесподобные снимки, которые потом публиковались в журналах «Огонек», «Наука и жизнь», «Крылья Родины», «Смена».

После окончания в 1961 году института Валентин работал в «почтовых ящиках», связанных с военно-промышленным комплексом. Его должность старшего инженера и парашютиста-испытателя предполагала постоянный смертельный риск. Особенно в тот период, когда главной специализацией Даниловича стала работа с катапультирующими устройствами.

А выше того неба, которое он знал и любил, был только космос. В июне 1964-го Валентин направил главкому ВВС заявление: «Прошу включить меня в группу кандидатов в космонавты для полета в космос в качестве инженера и фотокинооператора».

И ведь этот смельчак почти добрался до звезд! Он был знаком и дружен со многими космонавтами, которые тренировались на той же базе, что и парашютисты-испытатели. Когда генеральный конструктор ракетно-космических систем Сергей Королев поставил задачу создать и испытать специальный скафандр и шлюзовую камеру для выхода человека в открытый космос, именно Даниловича привлекли к решению этой задачи.

В самолете-лаборатории был установлен макет космического корабля «Восход-2» со шлюзовой камерой. Разогнав Ту-104 до максимальной скорости, летчик переводил его на траекторию в виде параболы. На ее вершине в течение 30 секунд экспериментаторы находились в состоянии невесомости. За один полет — пять парабол, две с половиной минуты эксперимента.

И таких полетов было множество — шаг за шагом отрабатывались все действия космонавта. 18 марта 1965 года Алексей Леонов первым в мире вышел в открытый космос и провел там 12 минут 9 секунд. Но перед этим в условиях воздушной лаборатории возможность его подвига была исследована и экспериментально доказана Даниловичем и его коллегами-испытателями.

Елена Данилович с дочкой Аэлитой. Аэродром Киржач

Своему брату, тоже парашютисту, Валентин однажды признался: «Меня включат в лунную группу». Смелый, умный, умеющий хладнокровно действовать в самых сложных обстоятельствах парень из Белоруссии был замечен С. Королевым. И однажды, как вспоминали друзья инженера, генеральный сказал: «Ну что ж, Данилович, я обещаю — ты первым ступишь на Луну».

Не сложилось… В 1966 году Королев умер. Испытания ракеты-носителя Н-1, создававшейся для советского лунного проекта, раз за разом заканчивались неудачей. А 20 июля 1969 года на Луну высадились астронавты «Аполлона-11».

Память

Я позвонил в Осиповичи — в школу, где учился Данилович. Педагог Наталья Щербаченя, которая руководит музеем учебного заведения, рассказала, что в экспозиции есть стенд, посвященный Валентину Ивановичу. С биографической справкой, фотографиями… Это правильно, это хорошо. Ребята должны знать выдающихся земляков. Однако стенд в школьном музее пока единственный и, согласитесь, слишком скромный мемориал…

Сохранилась фотография, где В. Данилович запечатлен рядом с Юрием Гагариным. Вот если бы кто-нибудь из белорусских скульпторов повторил в металле композицию, подсказанную жизнью! У этих двух ярких представителей своего времени слава была разная, но они стоят рядом, и это не просто случайный кадр.

…И все же у многих из нас, даже у тех, кто ничего не знал о Даниловиче, были в жизни те несколько минут, когда мы неравнодушно прикоснулись к его судьбе. Вы же смотрели фильм «Белорусский вокзал»? Начинается он со сцен, снятых 29 мая 1970 года в Москве на Введенском кладбище. По сценарию герои картины провожают в последний путь фронтового товарища. Так вот, когда съемочная группа прибыла на Введенское, там как раз проходили похороны Даниловича. Летчики, конструкторы, испытатели, генералы гражданские и военные не скрывали слез. Кинорежиссер Андрей Смирнов, актеры Леонов и Папанов слышали, что говорят люди о погибшем испытателе. И они были так взволнованы, что решили переименовать героя своего фильма в Валентина. Этот персонаж остается за кадром, но именно о нем в картине его боевые товарищи говорят как о своем нравственном ориентире — честном, мужественном, настоящем…

Тогда, во время похорон, оператор фильма включил камеру… В «Белорусском вокзале» мы видим могилу Валентина, видим его сослуживцев, маму и отца…

Герои картины размышляют о конфликте поколения фронтовиков и тех, кто идет ему на смену. Наверное, это произведение киноискусства стало глубже и светлее оттого, что песня «Нам нужна одна победа» («Десятый наш десантный батальон») прозвучала в нем не только в память о фронтовиках, но и в честь еще очень молодого человека. Он тоже был из того же героического батальона.

Конечно, этот рассказ о В. Даниловиче не мог обойтись без трагических акцентов. Но давайте учтем, что к его образу эти печальные штрихи не имеют никакого отношения. Он был энергичным, деятельным, неунывающим. Очень ценил ощущение полета.

И еще был мечтателем. Поэтому дочке дал марсианское имя — Аэлита.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ