«Иногда даже танцую под колокольный звон». Истории горожанок, которые стали звонарями

Колокольный звон — один из основных элементов православного богослужения. Издревле его называли гласом Божиим. Он призван созывать на службу верующих, выражать торжество Церкви. Корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовала с ученицами Школы звонарей Минского епархиального управления Светланой Вагнер и Татьяной Жедик.

Татьяна Жедик по образованию лингвист. Уже много лет она сотрудник сайта Свято-Елисаветинского монастыря

— Говорят, звонить в колокола — не женское дело. Почему решились на такой шаг?

Светлана, научный сотрудник Института языкознания им. Я. Коласа НАН Беларуси: Это получилось довольно спонтанно. Однажды я поднялась на колокольню с Еленой Моригеровской, моим учителем жизни и подругой. И это оказался единственный способ вытащить меня из тисков сожаления, что я не успела на похороны бабушки. Когда тягучий вибрирующий звон окутал меня, я заплакала. Молилась без слов. А потом стало так легко! Я поняла, что не могу уже без колоколов.

Татьяна, лингвист по образованию, сотрудник сайта Свято-Елисаветинского монастыря: У меня колокольный звон никогда не вызывал особых эмоций. Хотя среди друзей есть звонари. И вот один из них бросил мне вызов, почему я до сих пор не в их рядах. Попробовала и поняла: давно надо было к ним присоединиться. Это мое. Впереди выпускной и вручение свидетельства.

— Обучение давалось легко?

Светлана: Мне было сложно. Многое казалось странным и непонятным. Как можно звонить одной рукой быстро, а другой — совершенно в ином темпе, еще и ногой педали нажимать?! Такая рассогласованность движений требует большого терпения, концентрации. Наш преподаватель по звону, заведующий отделением звонарей Богдан Берёзкин старался в доступной форме всё объяснить, найти к каждому подход. На начальном этапе есть специальные подсказки, они помогают попадать в ритмы: «Ой, зво-ны-зво-нят!», «Лю-ди-в-цер-ковь-при-хо-ди-те-в-цер-ковь!» Кроме того, у нас были и другие дисциплины. Например, сольфеджио, где мы, как маленькие детки, хлопали три четверти и семь восьмых. И такие предметы, как литургика, церковнославянский, Закон Божий, история Русской православной церкви, катехизис, история колокольного звона. На последних занятиях меня очень впечатлил рассказ о том, что в советское время колокола переплавляли для хозяйственных нужд — делали из них котлы, монеты. 

Татьяна: В отличие от Светланы у меня есть музыкальное образование, поэтому было проще. Удивило то, насколько изменилось мое отношение к колокольному звону за время обучения. Он наполняет меня радостью и любовью к жизни. Занятия выпали на осенние месяцы, когда так хочется погрустить и похандрить, но благодаря звону серые краски заиграли по-новому. Понравилось общаться с людьми, которые учились вместе с нами. Были и молодежь, и мужчины за 50, и женщины пенсионного возраста. Одна девушка особенно запомнилась. Она живет в Дубае. В Минск приехала к родителям и нашла время, чтобы пройти обучение на звонаря. Собирается купить колокола и установить их у себя дома в Эмиратах.

— Много было практических занятий?

Татьяна: Они начались сразу. Проходили в учебной звоннице два раза в неделю. Педагог занимался индивидуально с каждым учеником по полчаса. Так как помещение закрытое и звук отражается от стен, приходилось надевать наушники. С помощью колокольного звона можно передать практически любой мотив, сыграть любые ритмы. На занятиях нам показывали видео концертов, где в классической музыке присутствуют колокола — от храмовых до бубенцов. И это красиво.

Светлана Вагнер, научный сотрудник Института языкознания имени Я. Коласа НАН Беларуси

Светлана: Первым делом нужно было правильно поставить руку: нити, с помощью которых управляют зазвонными маленькими колоколами, просто выпадали из пальцев. Важно верно рассчитать силу удара: ребята не раз отрывали языки у инструментов, потому что в большие колокола нужно сильнее ударять, а в маленькие — тихонечко. Есть такие колокольни, где трос от большого колокола (Благовеста) закрепляется на ноге, тогда тянуть приходится коленом. Было много поездок по храмам Беларуси вместе с Богданом Владимировичем. Благодаря этому мы увидели разные звонницы, услышали, как звучат колокола в зависимости от веса. До сих пор под впечатлением от того, что ступени на звонницу в храмах очень крутые. Подниматься надо осторожно, а спускаться — трижды осторожнее. В Свято-Елисаветинском монастыре лестница практически отвесная. Не представляю, как по ней взбираются люди в возрасте. Меня поддерживал брат-звонарь, а сверху руку подавали, чтобы я не упала. Наверное, со временем привыкаешь к таким конструкциям.

— Сейчас звоните в колокола?

Татьяна: Да, на звоннице Свято-Елисаветинского монастыря. Там немного другое расположение колоколов, их меньше, и они очень отзывчивые. Видимо, натяжение сделано так, чтобы легко было звонить сестрам. В эту новогоднюю ночь мне разрешили сопровождать звоном праздничный молебен. Это были незабываемые впечатления, будто управляю курантами. В прошлые выходные посчастливилось оказаться на колокольне Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Я была рядом со звонарем, услышала весь колокольный ансамбль. А так хотелось бы постоять за штурвалом (улыбается)!

Светлана: Я люблю храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» на улице Притыцкого. Договариваюсь заранее, потому что здесь есть свои звонари. Прихожу с огромной радостью. Когда звоню, знаю, что приношу благо району, всем, кто идет мимо и слышит. Иногда просят подменить кого-то в других храмах. Верю в то, что звон колокола исцеляет и тело, и душу. Кстати, качество и яркость зависят от погоды. Если на улице большая влажность и низкая температура, на металлической поверхности образуется ледяная шубка — звук получается глухой. Поглощает его и туман. В таких ситуациях зазвонные колокола разрешается не использовать и мы переходим сразу к подзвонным — у них более четкий голос. Если наледи нет, воздух морозный и на небе ясно, то и колокола играют чисто и звонко.

— А внутренний настрой звонаря имеет значение?

Татьяна: Конечно. Опытные коллеги уверяют, что качество звона зависит и от характера человека, его душевного и физического состояния.

Светлана: Когда знаю, что иду звонить, настроение сразу поднимается. Неважно, какие у меня проблемы в семье, на работе. Звон очищает меня. Вижу колокола — и руки тянутся поскорее к ним прикоснуться (улыбается).

— Что изменилось в вашей жизни?

Татьяна: Я приоткрыла для себя новый мир. Почти 20 лет проходила мимо монастырской колокольни и не испытывала особых эмоций. А теперь она стала для меня источником вдохновения. Звон учит меня подниматься над обыденностью, побеждать уныние.

Светлана: Очень горжусь, что я звонарь. После вручения дипломов мы станем частью особого братства. Для меня это большая честь. Теперь знаю: если окажусь в таком месте, где будут колокола, смогу позвонить. Когда поднимаюсь на колокольню, вижу не только свой район, город, но и всю планету. И обнимаю ее колокольным звоном.

Колокола звонницы с некоторой долей условности можно разделить на три группы: большие, средние и малые. Большие колокола — благовестники. В зависимости от функций бывают праздничными, воскресными, полиелейными, будничными, постными и часовыми. Средние колокола называют подзвонными. Они создают гармонию в звучании, служат для украшения звона. Тон их выше, чем у благовестников. Их может быть любое количество, но не менее двух. Малые, или зазвонные, имеют самый высокий тон звучания. Они задают ритм, в них сосредоточены вся яркость и энергичность праздничного звона. Количество традиционно составляет от двух до четырех.

На Светлой седмице — неделе после Пасхи — позвонить в колокола может любой желающий.

Справочно

Школа звонарей создана в 1998 году в приходе храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» по благословению протоиерея Игоря Коростелёва и по инициативе приходского звонаря Александра Малиновского. В 2000-м была преобразована в школу звонарей Минского епархиального управления. С марта 2003-го директором стал профессиональный музыкант, магистр искусств, выпускник БГАМ Богдан Берёзкин. На обучение принимают всех желающих с 18 лет по рекомендации приходов и монастырей с благословения правящего архиерея. Занятия длятся 4 месяца. За годы работы подготовлено более 450 специалистов. Выпускники благовестят во всех епархиях Белорусского экзархата и за его пределами: в Латвии, Эстонии, Германии, во Франции, в Украине, России, Польше. Учащиеся школы являются лауреатами престижных международных фестивалей и конкурсов в Ярославле, Кишинёве, Полоцке, Минске, Свияжске, Москве и других городах.

Фото Сергея Пожоги

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ