«Иногда за 150 евро промерзнешь до костей». 20-летняя минчанка — о розах и шипах индустрии моды

Минчанке Анастасии Беляковой 20 лет. Она студентка биофака БГУ и уже 2 года — модель столичного агентства. Работала и за рубежом. Ее фотографии украшали обложку журнала Avenuel и публиковались в Vogue.  С какими стереотипами о модельном бизнесе она рассталась? Чем привлекает эта индустрия? Что оказалось самым сложным на пути к успеху? Об этом корреспондент агентства «Минск-Новости» попросила рассказать Анастасию Белякову.  

Пригласили прямо с улицы

— О том, чтобы попробовать себя в качестве модели, подумывала еще в школе. Училась в классе с театральным уклоном, занималась танцами, вокалом, музыкой, свободно чувствовала себя на сцене и хотела выйти на подиум, — признается девушка. — Но подготовка к ЦТ, поступление в БГУ отнимали все время и силы, и я отложила мечты на дальнюю полочку. Стала студенткой биофака, начала учиться. И как-то на остановке ко мне подошла директор модельного агентства. Она предложила прийти на просмотр. Я решила не упускать шанса. Первое, что сказали после знакомства: худей. На тот момент окружность бедер была 95 см, талии — 60, груди — 85. Начала избавляться от лишнего, но не фанатично, просто ограничивая булочки и сладкое. Через несколько недель объявили кастинг для заграницы. Сфотографировали, и я забыла об этом, а через месяц сообщают: мне предлагают контракт с агентством в Милане. И тут, чтобы вписаться в параметры, полностью исключила мучное, конфеты, мороженое, перешла на каши, супы, мясо, увеличила физическую нагрузку. Когда прилетела в Милан, бедра были 90 см, талия — 55, грудь — 83.   

Уроки Милана и Сеула

— Контракт с Миланом я подписала на 3 года. Денежная политика в отношении модели на первых порах такая: принимающая сторона оплачивает билеты на перелет, проживание, карманные расходы. Все это записывается в твой минус. Начинаешь работать, каждое предложение — отдельный прайс. 50 % зарплаты принадлежат тебе, 40 % — зарубежному агентству и 10 % — материнскому. Свои 50 % отдаешь до тех пор, пока не возместишь потраченную на тебя сумму, не выйдешь в плюс. У меня это случилось после третьего визита в Милан, говорит Анастасия.

Будни модели — это показы коллекций на подиумах и съемки для журналов, публикаций, рекламы.

— В Милане в день у меня было от 1 до 15 кастингов. Не могу сказать, что бегать по всему городу в 30-35 градусную жару с тяжелым портфолио (его еще называют буком) и бутылкой воды, стоять в очередях (во время недели моды иногда полдня) легко. Обычно приходишь на суд работодателя в облегающих джинсах и черной майке, захватывая на всякий случай туфли на каблуках, юбку или платье. Даешь свое портфолио и композитную карточку (на ней фотография, параметры и адрес агентства). Если ты понравилась, могут попросить что-то примерить или сделать съемку. Если нет, слышишь: «Спасибо, до свидания!», вспоминает девушка.

Милан преподал несколько уроков. Один из них: отказ — это не приговор.

— Накануне первой недели моды в Милане мне в агентстве говорили: «На тебя много запросов от высоких брендов». Бегала по кастингам, а меня нигде не брали. Это очень подрывает самооценку, — поясняет Настя. — Сразу начинаешь себя изводить: что-то, видно, со мной не так. Возвращалась в апартаменты раньше всех девочек, с которыми жила, и страдала. Сейчас отношусь к таким ситуациям гораздо легче, потому что поняла: причина не в том, что ты плоха, просто ты не всегда соответствуешь тому образу, который заранее сложился у дизайнера. Мне сейчас больно смотреть на 15-16- летних моделей. Как в таком возрасте принимать отказы, если мне в 18-19 лет тяжело это далось?

Второй урок — не бояться менять имидж. Анастасия приехала в Милан длинноволосой блондинкой. После двух первых съемок ее спросили, не хочет ли она постричься.

— Не подумав согласилась. А потом запаниковала. Отказаться было уже невозможно. Перед новой съемкой ночью плакала. Меня остригли очень коротко, а вскоре перекрасили в темный цвет. Полтора года живу с темным каре. Привыкла и нравлюсь себе такой, улыбается девушка.

Третий урок — очевидный. Для работы за границей нужно хорошо знать английский. Оказавшись в Милане, минчанка понимала все, что ей говорили, но для поддержания общения не хватало словарного запаса. Сейчас такой проблемы у девушки нет.

— В Сеуле я провела 2 месяца и мне очень понравилось. Отбор туда жесткий: там хотят быть уверены, что ты возместишь затраченные деньги. Но зато в столице Южной Кореи мне не пришлось нигде бегать. Уже в аэропорту встретили на машине и привезли в апартаменты, оставила там вещи, и сразу доставили на кастинг: сначала на один, потом на другой. На следующий день уже ждала съемка для Vogue. Почему-то я считала, что в Азии любят лица типа «милашка». На самом деле мне предлагали много съемок со странным макияжем, в странной одежде, в непривычной стилистике. Всего в Сеуле снялась для 9 журналов. Это хороший результат! уверена собеседница.

Когда спустя три месяца Анастасия опять прилетела на fashion-week в Милан, то почувствовала, как на кастингах поменялось отношение к ней, после того как заглядывали в ее бук.

— Стараюсь откликаться на зарубежные предложения; в Минске их очень мало. Мне интересен сам процесс работы, реализация командой интересного общего замысла. Нравится перевоплощаться перед камерой, на подиуме приятно ощущать себя в центре внимания. Бонус этой индустрии в том, что можно увидеть мир. Конечно, во время fashion-week на экскурсии времени нет: обычно она начинается в среду, заканчивается в понедельник-вторник, и кастинги идут даже в выходные. Но вне этой напряженки время на знакомство с музеями и достопримечательностями выкроить можно, — поясняет минчанка.

Минус профессии модели — нестабильность заработка. Девушке могут заплатить 150 евро за одну съемку, а могут — 1 000. И вовсе не значит, что первая окажется намного проще второй.

— Иногда за 150 евро промерзнешь до костей, говорит Настя.

Через постель на обложку Vogue не попадешь

— Услышав, что пробую себя в качестве модели и собираюсь подписывать контракт в Милане, папа держал долгую речь, смысл которой: «знаем мы эти модельные агентства: вывезут, паспорта заберут и начнут использовать в секс-индустрии», — вспоминает девушка.

Выручили мама, которая поддержала, и… Интернет. Настя показала папе видеоблоги на YouTube, где девочки рассказывают о своем опыте сотрудничества с зарубежными агентствами буквально шаг за шагом. Потом пригласила отца на Белорусскую неделю моды в Минске.

— Папа посмотрел шоу, удивился, что мне за это еще и заплатили, и стал сговорчивее.  Постепенно он менял свое мнение и сегодня согласен: работа модели — тоже труд, — улыбается Настя.

Она уверяет: созданный миф о том, что все интересные предложения в индустрии моды достаются только через постель, — абсолютная неправда. Никто не возьмет девушку на обложку Vogue только потому, что она любовница дизайнера или фотографа. Настя никогда не сталкивалась с тем, чтобы кто-то во время работы приставал. Такого, чтобы кто-то из зависти резал одежду или булавки втыкал в обувь, тоже не встречала. — Конкуренция среди моделей, безусловно, есть. Но это не отменяет дружеских отношений. Лично у меня много хороших знакомств среди занятых в модельном бизнесе, — говорит минчанка.

Цена красоты

По наблюдениям Анастасии, в модельной сфере сегодня есть спрос не только на классических красавиц, но и на обладательниц странных, необычных лиц. Все бóльшую роль в этой сфере играет персоналите — личность модели: насколько она гармонична, интересна, способна развиваться.

Раньше в Европе модели могли быть ростом 150-160 см. Сегодня стандарт на неделях моды — от 175 см до 181 см.

— С ростом мне повезло — 178 см. А вот сохранять модельные параметры трудно: люблю вкусно поесть. В часы пик приходится держать себя в ежовых рукавицах. Обычно беру с собой за границу гречку (там она редко встречается и дорого стоит) и овсянку и стараюсь пореже баловать себя пиццей, пастой, мороженым. Но иногда, конечно, поддаюсь таким соблазнам, — признается Настя.

В Минске девушка посещает спортивный зал, много двигается. Но мыслей о том, чтобы что-то исправлять в себе с помощью пластики, никаких нет:

— Меня во внешности пока всё устраивает. Крашусь сейчас гораздо меньше, чем в школе. Бывает, вообще не использую косметику. К украшениям отношусь спокойно: в повседневной жизни на мне их минимум. Люблю удобную одежду.

О мужчинах и планах на будущее

— В Милане (а это ведь столица моды!) идешь, и тебе вслед оборачиваются, тебя отмечают: «сhe bella», «сhe bellezza» «какая красавица». Такое, конечно, поднимает женскую самооценку. Хотя сперва непривычно. Но по возвращении домой этого уже не хватает! улыбается девушка.

Настя признается, что для нее в мужчине главное — ум, надежность, способность доверять и понимать. А что касается внешности, важно, чтобы партнер был выше ростом, чем она.

— Я планирую жизнь, но только на ближайшую перспективу. Знаю, что все в один миг может измениться. Занявшись моделингом, пришлось перевестись на заочное отделение. Учиться на биофаке (моя специальность — биохимия) непросто. Хочется получить высшее образование, поэтому приходится прикладывать усилия и все успевать. Уверена: это окупится, — говорит на прощание Настя.

Фото из архива Анастасии Беляковой

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ