Интересно, просто, про жизнь: белорусские театральные постановки по оценке зарубежного эксперта

Сегодня в Минске завершается Пятый международный форум театрального искусства «ТЕАРТ».

За прошедший месяц белорусская публика аплодировала постановкам «випов» современной режиссуры: Алвиса Херманиса, Томаса Остермайера, Тимофея Кулябина. Белорусский театр в этом году был представлен не менее широко, а также оценен иностранными критиками, организаторами фестивалей, продюсерами, приехавшими на показы специальной программы Belarus Open.

Приглашенным экспертам показали спектакли «Мабыць?» Республиканского театра белорусской драматургии, «Чехов. Комедия. Чайка» Молодежного театра, «Иллюзии» Центра экспериментальной режиссуры, «Участковые, или Преодолеваемое противодействие» Центра белорусской драматургии, «Тартюф» и «Интервью с ведьмами» минского театра кукол, «Доступ к телу» театра «ИнЖест», «Женитьба» и «В маленькой усадьбе» могилевского драмтеатра, «Самозванец» Брестского театра кукол, «На дне» брестского драмтеатра. О первом впечатлении от знакомства с белорусским театром говорим с драматургом Государственного театра Ганновера Йоханнесом Кирстеном.

Johannes Kirsten

Драматург Йоханнес Кирстен (Ганновер)

– Я работаю драматургом, но в Германии так называют не только автора пьес. Это что-то среднее между менеджером, автором и режиссером в театре, – поясняет Йоханнес. – Вместе с художественным руководителем мы планируем сезон, решаем, какие спектакли будем ставить. Много путешествуем и смотрим, каких актеров и режиссеров могли бы пригласить к себе. И, конечно, нам интересно, где какие тексты ставят, какие темы поднимают. Я мало знаком с белорусским театром. Знаю вашего драматурга Павла Пряжко, слышал, что в Германии показывали спектакль PATRIS (спектакль, созданный в 2013 году в рамках форума «ТЕАРТ» по пьесе Сергея Анцелевича, Дмитрия Богославского и Виктора Красовского. – Прим. авт.). Поэтому Belarus Open – отличная идея, возможность познакомиться с вашим театром. Хотя Беларусь находится относительно недалеко от Германии, мы больше в курсе событий, которые происходят в Южной Америке. Мне интересно, что происходит здесь. Мы можем планировать совместные работы с вашими актерами и режиссерами.

– Каким открыли для себя белорусский театр?

– Первым из спектаклей белорусской программы фестиваля посмотрел «Иллюзии» по тексту Ивана Вырыпаева. В театре всегда важно место, где играется спектакль: сцена в золоте, официальное помещение, клуб или black box. «Иллюзии», на мой взгляд, идут в очень атмосферном месте – Центре современных искусств. Маленький зал, начало спектакля, прекрасная актриса Марина Денисова произносит монолог о любви, и я осознаю, что сейчас передо мной открывается мир белорусского театра. Это был сильный момент. Хороший театр можно делать практически без декораций и спецэффектов – только интересная история и актеры. И вы это умеете. Актеры говорили просто и прямо, не переигрывали. «Мабыць?» – тоже пример сильного спектакля, в котором главное – артисты и те истории реальных людей, которые они рассказывают. Спектакль «Участковые, или Преодолеваемое противодействие» играют в настоящей квартире. Удачный формат. Еще до начала действия, когда стояли в подъезде, к нам подошла очень пожилая женщина. Она расспрашивала: что случилось, откуда все эти люди? Ей отвечали, но из-за проблем со слухом она все время переспрашивала. В какой-то момент показалось, что она тоже актриса и задает вопросы по роли. Так или иначе, все происходящее в том подъезде воспринималось как часть спектакля, потому что мы пришли туда как в театр.

участковые copy

«Участковые, или Преодолеваемое противодействие»

Когда читал о пластическом театре «ИнЖест», думал, что мне это не понравится, потому что не очень люблю театр, который исследует физиологию. Но понравилось! На сцене смешано все: цирк, клоунада, пантомима, ревю, мюзикл. И сделано это на хорошем уровне. Интересно, как много в спектакле «Доступ к телу» играли с исторической темой через фотографии, песни. Эстетически иногда был не согласен с интерпретацией образов, но это неважно. Мое прочтение спектакля: на самом деле мертвые не мертвы, мы чувствуем связь с теми, кого нет. В какой-то степени души людей, ушедших из жизни, управляют живыми.

«Борис Годунов» очень необычная пьеса для кукольного театра. Особенно в этот момент, когда многие анализируют российскую историю.

– Какие из этих спектаклей, по-вашему, были бы интересны и понятны зрителям в другой стране?

– Нам, например, в своем театре в Ганновере интересно было бы показать именно белорусские темы. Это не всегда должно касаться больших политических или экономических проблем, просто жизнь. Хорошо, если интересна не только тема, но и эстетика самого спектакля. Постановок в таком стиле, как «Мабыць?», я никогда не видел, хотя документальный театр в Германии не новое явление. Мне нравилось, что актеры на сцене оставались актерами. Вам нужно и дальше играть с формой, искать пути, как рассказывать ваши истории. Документальный театр близок к действительности, поэтому интересен публике. Это можно использовать. Важно, что «Мабыць?» играют на русском и белорусском языке, и это обязательно нужно учитывать при подготовке субтитров для зарубежных показов. Спектакль «ИнЖеста», в котором затрагивается ваша история, был бы понятен в Восточной Германии. «Иллюзии», в принципе, тоже хорошо бы приняли, но эта постановка по тексту Ивана Вырыпаева. И он мне нравится, но это русская пьеса, поэтому, если бы мне захотелось показать «Иллюзии» в Германии, то пригласил бы российский театр.

мабыць copy

«Мабыць?»

Справочно

Йоханнес Кирстен – драматург в Государственном театре Ганновера. До этого работал в различных театрах Берлина, Национальном театре в Мангейме, Центральном театре Лейпцига, был приглашенным профессором драмы в Институте литературы в Лейпциге, сотрудничал как внештатный автор с Национальным театром Кореи в Сеуле.

Фото teart. by, staatstheater-hannover.de

 

Самое читаемое