«Ирка, чего ты так нарядилась? Война началась!». Минчанка — о своей тете и жизни во время Великой Отечественной

Нашей героине 95 лет, она не любит рассказывать о себе и своих заслугах. Как и вспоминать те дни, каждый из которых мог стать последним. Но делает это часто… и плачет. О том, как жила семья Таисии Адамович в годы Великой Отечественной войны, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Гостей Таисия Петровна встретила с легкой улыбкой, сразу же предупредив, что она очень сентиментальный человек.

Ой, а это мой сыночек, — из другой комнаты показался пушистый котик.  Но я его уже покормила, так что подождет. Давайте беседовать. Я вам, если честно, не о себе рассказать хотела, а о тете Ире. Можно же? Или это неинтересно?

А нам ведь все важно. Каждая история, каждая деталь тех лет. Ведь именно благодаря таким рассказам складывается наша история.

Таисия Петровна родилась в Польше в деревне Старосельцы, это предместье Белостока. Там же жила и вся ее большая дружная семья. Как отмечает наша героиня, они всегда помогали друг другу. Ее мама Анна была старшей среди своих трех сестер, поэтому все время находилась в делах по дому. Время с Таисией чаще проводила младшая Ирина, она позволяла племяннице называть себя просто Ира. С разницей в возрасте в восемь лет девушки часто между собой секретничали и доверяли тайны. Вот только на работу тете нужно было ездить каждый день в Белосток, поэтому девичьи беседы приходилось откладывать на поздний вечер. А однажды она и вовсе не вернулась, отложив разговор на несколько лет…

«Я слышала каждый выстрел»

Дом семьи Таисии находился в центре деревни, поэтому вид из окон был на главную дорогу — всех видно и слышно. За день до войны никто и подумать не мог, что завтра их жизнь вмиг изменится.

В выходной день люди отдыхали, пели песни и веселились, — вспоминает собеседница. Когда пошли слухи о войне, никто не смог поверить — бегали к тем, у кого есть телевизор. Неизвестность. Никакой информации не было.

Тетя Ирина и мама Анна

Утром Ирина, как обычно, собиралась на работу в больницу. Ездила на электричке, поэтому вставать нужно было рано.

Она была той еще модницей, поэтому надела красивое платье и выбралась во двор, — рассказывает Таисия Петровна. Но вместо комплимента получила замечание от соседки: «Ирка, чего так нарядилась? Война началась!» Моя тетя не поверила, ведь на улицах было тихо. Она села в поезд и уехала. Надолго…

В больнице Белостока медсестру уже ждали раненые, которые просили о помощи. Жители Старосельцев войну своими глазами увидели немного позже.

— По главной улице, в том числе мимо нашего дома, шли немцы и вели пленных, — делится героиня. Они волоклись с поникшей головой, зная, что их могут расстрелять. Так и было. Рано утром убивали в лесу. Я слышала каждый выстрел — это страшно, очень страшно. На месте гибели оставались разбросаны вещи и документы, самих же людей закапывали. Спустя время выкапывали и сжигали, чтобы не оставить следов.

«Убегай в лес, у тебя в комнате немцы!»

Возвращаясь к рассказу о своей тете, Таисия уточнила, что их связь оборвалась сразу. Ирина в тот же день поехала с ранеными в другую больницу, куда — никто тогда не знал. Но далеко уехать медсестра не смогла, потому что впереди были немцы. Они потребовали выйти, а после приказали работать на них. Задачей медработников было ставить солдат на ноги, после — сдавать в немецкий лагерь. Девушке выделили комнату и двух помощниц, так она и стала лечить. Вот только приказа спасительница ослушалась.

— Днем помогала раненым, а ночью тех, кто хоть немного мог самостоятельно передвигаться, выводила в лес, — комментирует Т. Адамович. В другое время ходила по деревням и собирала еду, чтобы хоть как-то прокормить своих подопечных. Потом возвращалась, перед этим узнавая у помощниц, не подозревают ли ее в чем-то.

Какое-то время план работал. Ирина вылечила немало солдат и вывела их в лес, где они и оставались. Но в один из дней коллеги дали знать, что ее уличили во лжи: «Ирка, убегай в лес, у тебя в комнате немцы!» О том, что ее сдала заведующая больницей, она узнает значительно позже. Медсестра сбежала. И не куда глаза глядят, а к своим спасенным военным, которые с радостью ее приняли в свой образовавшийся отряд. С ними она и осталась до конца войны.

С портретом мамы Анны

«Дедушку убили, а мама чудом осталась жива»

Всю войну семья Таисии Петровны по возможности пряталась в доме. Жили скромно, пользуясь запасенной едой. На улицу никто из жильцов деревни практически не выходил — страшно. Когда немецкие войска отступали, снова затронули Старосельцы. По возможности люди сбегали в деревни поближе к лесу, а кто-то и вовсе прятался там.

Собралась и наша семья, но дедушка наотрез отказался покидать дом, — вспоминает собеседница. Он ждал сына, верил, что тот вернется в родительское гнездо. Мама поддержала его и осталась с дедушкой. Мы же уехали, чтобы спрятаться у знакомых.

Все те, кто оставался в деревне, рисковали своей жизнью. Немцы обходили дома и расстреливали людей, в их числе оказался и дедушка Таисии.

— А вот мама чудом осталась жива, — восклицает наша героиня. — Думаю, я бы не выдержала, если бы с ней что-то случилось.

Деревню освободили, но ужас войны еще долго преследовал Таисию Петровну. Через какое-то время ее семье нужно было вернуться в место, где они прятались, чтобы забрать вещи. Там же солдаты готовились к переправе через реку.

— Они сидели в окопах, — вспоминает Т. Адамович. Самое страшное было то, как они меня просили подать хлеб. А я с собой ничего не принесла…

На этом рассказ оборвался. Таисия Петровна расплакалась, пытаясь завершить историю. Но мы решили вспомнить о ее любимой тете Ире, что сразу у собеседницы вызвало улыбку.

— Про Иру мы узнали после войны, — резюмирует героиня. Она сильно болела, из-за чего ее отвезли в Москву, после — в санаторий на юг. Через знакомых нам и сообщили, что тетя жива. Вскоре встретились. А в 1947-м мы уже вместе переехали в Беларусь.

Часть научных работ

«Это я, ваш двоечник»

Спасенные Ириной солдаты часто приезжали в гости к медсестре в Минск вплоть до ее похорон в 1975 году. Таисия Петровна свое призвание получила уже будучи уважаемым преподавателем. После войны она доучилась в десятом классе в Слониме, после чего окончила университет в Минске и вернулась в школу преподавать. Но тяга к новым знаниям оказалась сильнее, поэтому спустя семь лет поступила в аспирантуру. Дальше — ночи в лаборатории, научные работы, множество дипломов и любимые студенты, с которыми она объездила немалое количество олимпиад.

Все бумаги переслали в школу в Слоним, там в музее уголок обо мне сделали, — скромно признается кандидат химических наук, доцент Т. Адамович. Главная награда — дети, которым я преподавала. Многие до сих пор регулярно звонят и приезжают. Как-то вижу, что мне мужчина какой-то машет, а он: «Таисия Петровна, это я, ваш двоечник». И смешно, и приятно. Помнят…

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ