ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Рассказываем о судьбе музы и спутницы жизни Михаила Врубеля

«Дорогая моя женщина, чудесная женщина, спаси меня от моих демонов…» — напишет он из психиатрической больницы жене, завоевать сердце которой ему помог написанный им портрет. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Картина: «Гензель и Гретель», художник М. Врубель, 1896 год, холст, масло, 57 × 89 см. Где находится: Национальный художественный музей Республики Беларусь, зал русского искусства. Приобретена: у Н. П. Смирнова-Сокольского в 1964-м

Один из величайших русских живописцев рубежа XIX–XX веков Михаил Врубель вошел в историю отечественного и мирового искусства во многом благодаря мрачному и трагичному герою своей инфернальной эпопеи. «Демон сидящий», «Демон летящий», «Демон поверженный», множество рисунков с изображением поразившего его воображение «духа изгнанья», иллюстрации к одноименной поэме Лермонтова прославили художника.

Девочка из «Пряничного домика»

Впрочем, хрестоматийными считаются и его сказочные персонажи — «Царевна-лебедь», «Пан», «Шестикрылый серафим». В Национальном художественном музее Беларуси в зале русского искусства можно увидеть непривычно вытянутое (84 × 430 см) полотно «Садко». Под ним висит картина «Гензель и Гретель», тоже со сказочным подтекстом.

Михаил Врубель

Сравнительно небольшая (57 × 89 см), с виду неброская, именно она стала для Врубеля судьбоносной. После переезда в 1889 году из Киева, где он работал над реставрацией церкви XII века, в Москву Михаила Александровича часто приглашали на роль театрального художника в Русской частной опере, организованной промышленником и меценатом Саввой Мамонтовым. В 1895-м театр выехал на гастроли в Петербург, где готовилась премьера оперы Энгельберта Хумпердинка «Гензель и Гретель» по мотивам сказки братьев Гримм. Ее иногда называют «Пряничный домик».

Главные роли постановщики доверили двум молодым певицам. Партию мальчика Гензеля исполняла меццо-сопрано Татьяна Любатович, а неунывающей девочки Гретель — обладательница редчайшего лирико-колоратурного сопрано Надежда Забела. Будущая жена Врубеля…

На репетиции во время перерыва на сцену стремительно вбежал какой-то мужчина. Он бросился к отпрянувшей певице, поцеловал ей руку и воскликнул: «Прелестный голос!» Незнакомец был немолод, но выглядел импозантно, в его глазах светилось искреннее восхищение. Актрисе представили мужчину — это оказался театральный художник М. Врубель.

Как многие щедро одаренные люди, он был восприимчив не только к цветам, улавливая их тончайшие оттенки, но и к музыке, по-настоящему наслаждаясь чудесным пением Гретель в темном зале. А когда художник увидел ее рядом, очарование не рассеялось, перед ним стоял настоящий ангел во плоти. Глубокие темные глаза Надежды потом появятся на многих полотнах Врубеля. После той встречи в театре девушка стала его единственной музой. На следующий же день живописец предложил нарисовать обеих артисток в костюмах их героев.

Свадьба в Швейцарии

Добрую половину дня девушки позировали художнику, сразу показавшему серьезность своих намерений. Талантливый, порывистый и искренний господин тоже произвел на Надежду яркое впечатление. Ему исполнилось 40 лет, но ведь и ей не 18. Певица полушутливо обещала, что если картина удастся, то она выйдет за него замуж.

Н. Забеле было без малого 30, она оставалась одинокой и по меркам конца XIX века считалась старой девой. Девушка если и печалилась, то не показывала этого, решив посвятить жизнь оперному пению. Восторг публики какое-то время радовал ее, но в глубине души она мечтала встретить того, кто увидит в ней не только певицу.

Врубель полюбил Надежду сразу и откровенно восхищался ею. Окружающие не находили ее красивой, считая, что черты лица девушки не были правильными, а художник скорее влюбился в придуманный им образ. Но когда звучал ее чудный голос, он приходил в восторг: «Все певицы поют как птицы, а Надя — как человек!»

После премьеры оперы Забела привезла ухажера в дом Николая Ге, где жила тогда. Ее сестра, которая была замужем за сыном известного художника, заметила: «Надя как-то особенно моложава и интересна, и я сообразила, что это от атмосферы влюбленности, которой ее окружал именно этот Врубель».

Правда, знакомство с родственниками Забелы прошло не слишком удачно, их смущала разница в возрасте (ему около 40 лет, ей — 28). Да и самой Надежде Ивановне было известно, что Врубель выпивает, очень легкомысленно относится к деньгам, а зарабатывает редко и случайно. Между тем сестра констатировала: «Врубель затеял картину «Гензель и Гретель», на которой изображал Надю и Любатович под видом детей. Надя мне сказала, что, если эта картина удастся, она согласится выйти замуж за Врубеля. А сделал он ей предложение, кажется, чуть не с первого раза, как только они познакомились».

М. Врубель с женой

Картина удалась. Через два месяца Надежда и Михаил обвенчались и сыграли свадьбу в Швейцарии. До последних дней певица была верной женой и светлым ангелом-хранителем, согревающим, вдохновляющим, спасающим от одиночества художника, которого считал гениальным сам Александр Блок.

Недолгое счастье

С тех пор образ молодой жены появлялся на многих картинах Врубеля. Он посещал все ее выступления, высоко оценивая артистическое мастерство певицы, создавал для супруги эскизы сценических костюмов, декорации к спектаклям. Они помогали друг другу в работе, вместе ездили на гастроли и ходили на выставки.

Увы, счастье продлилось недолго. Михаила Александровича сразила тяжелая психическая и телесная болезнь, жене пришлось поместить его в клинику для душевнобольных. Недуг не мешал творчеству, художник продолжал писать картины, портреты на заказ, в периоды ремиссий возвращался домой, получил звание академика живописи.

Но и этот успех не затянулся. Врубель начал стремительно терять зрение. Потом он ослеп и несколько лет провел в больницах, почти на ощупь рисуя жену. Умер в апреле 1910-го.

Похоронив мужа, вдова лишилась своего единственного светоча и пережила его ненадолго. Спустя три года после концерта с ней случился удар. Надежда Забела-Врубель скончалась 20 июня 1913-го, ей было 45 лет. Похоронили ее рядом с Михаилом Александровичем.

Подготовил Владимир Петров, фото из архива

Еще материалы рубрики:

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Ленин называл героиню этого портрета «Товарищ Феномен»

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. «Неравный брак»: откуда в Минске знаменитое полотно из Третьяковки

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Вы узнаете ее из тысячи: «Портрет неизвестной с цветами и фруктами»

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Почему полотно «Минск 3 июля 1944 года» сравнивали с работами Сурикова и Репина

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ