ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Вы узнаете ее из тысячи: «Портрет неизвестной с цветами и фруктами»

Автор этого произведения превратил «второстепенный» в русской живописи жанр в высокое искусство. Подробности — у корреспондента агентства «Минск-Новости».

Вы узнаете ее из тысячи. Картина Ивана Хруцкого «Портрет неизвестной с цветами и фруктами» стала своего рода брендом Национального художественного музея, растиражирована, присутствует в многочисленных каталогах, буклетах и книгах, изображена на открытках и почтовой марке, а фрагментарно даже на денежной купюре и юбилейной монете, выпущенных в Беларуси.

Из захолустья в Петербург

Белорусского живописца, родившегося зимой 1810 года в местечке Улла Витебской губернии в многодетной семье униатского священника и ставшего впоследствии академиком российской Императорской академии художеств, считают в первую очередь одним из основоположников русского натюрморта. Да и с самой вышеупомянутой картиной далеко не всё так просто. Уже хотя бы потому, что на марке, выпущенной в Минске в 1983-м, она названа «Портрет жены с цветами и фруктами», но была написана в 1838 году, женился же автор только в 1844-м.

Так что его супругой увековеченная на холсте красавица никак быть в ту пору не могла!

Марки с вольными или невольными ошибками у филателистов имеют особую ценность. Но не в этом дело. Версия о том, что на картине изображена по крайней мере будущая спутница жизни великого художника, и сегодня популярна. Решительно опровергает ее искусствовед и ведущий специалист Национального художественного музея Юлия Лисай.

— Полотно мы приобрели в 1960 году в частном собрании у коллекционера Клавдии Михайловны Строгановой в Ленинграде, — рассказывает собеседница, — и это неудивительно, поскольку написана она Хруцким в Санкт-Петербурге. На оборотной стороне сохранилось имя предыдущего владельца, жившего там же, С. А. Бильвина, который умер в блокаду в 1942-м.

Раньше считалось, что наш знаменитый земляк приехал из захолустья в Петербург в 17 лет чуть ли не самоучкой. Меж тем Хруцкий получил хорошее художественное, можно сказать, европейское образование еще в Полоцком высшем пиарском училище (до 1822-го — иезуитская академия) на факультете свободных искусств.

По окончании его юноша четыре года состоял помощником своего первого учителя рисования Ефима Спажинского. Тот учился в Виленском университете у известного живописца, ведущего представителя виленского классицизма Франтишка Смуглевича. Это еще раз подтверждает, что Хруцкий, приехав в Петербург, имел за плечами основательную художественную подготовку. Там он нашел для себя хорошую и почти не занятую нишу.

Признание и популярность

— В иерархии академических жанров, — продолжает Юлия Лисай, — главенствовали тогда исторический и мифологический, натюрморт не считался серьезным. XIX век — время огромных экономических и социальных преобразований, промышленная революция провоцирует появление новых денег. А Иван Фомич, очевидно, имел неплохую коммерческую жилку, позволившую сориентироваться в ситуации и удовлетворить запрос нового социального класса буржуа на живопись, подражавшую старым голландским мастерам.

Он получил пропуск в Эрмитаж для копирования великих мастеров, в том числе голландцев с их замечательными натюрмортами. Копирование — классическая для художественного образования ситуация, и Хруцкий ее использует, умело и грамотно подражая своим предшественникам.

Появляется тьма заказчиков, охотно покупающих его работы. Причем он в цене, невероятно популярен и делает очень много авторских повторений.

«Натюрморт с биноклем» («Плоды и свеча»), 1830-е

Приблизительно за 10 лет пребывания в Петербурге Иван Фомич сколотил неплохое состояние. Заработанные деньги позволяют ему вернуться на родину и купить землю, по собственному проекту построить дом в Захарничах под Полоцком, обеспечить себе прочное материальное положение.

Он продолжал пахать как каторжник, долгие годы сотрудничал с митрополитом Литовским и Виленским Иосифом Семашко, писал портреты на заказ, иконы и так далее и ушел из жизни в 75 лет.

Возвращаясь же к нашей картине, к 1838-му Хруцкий четко понимал: чтобы стать преуспевающим художником в Российской империи, нужно иметь определенный статус, который могла дать Академия художеств. И в том же году представил на выставку в академию две работы: «Цветы и плоды» (именно так в каталоге назывался наш «Портрет неизвестной с цветами и фруктами») и «Старуха, вяжущая чулок», написанные в гладкой и тщательной академической манере. За них художник удостоился малой золотой медали, давшей возможность продвижения по службе в Табели о рангах. В 1839-м «за отличные труды в портретной, пейзажной и особенно по живописи плодов и овощей» ему присвоили звание академика.

Красивый миф?

— Причем это было время невероятной популярности Карла Брюллова, — отмечает искусствовед, — на знаменитой картине которого «Итальянский полдень» томная итальянка держит ветку винограда. По сути, Хруцкий делает почти то же самое — пишет женщину с фруктами и красной накидкой, хотя со славянскими чертами лица. Она одета иначе и помещена в другую ситуацию, сидит за столом на открытом воздухе.

«Автопортрет», 1884

Тем не менее у Хруцкого очень интересный состав цветов и фруктов, оранжерейный, конгломерат из голландских традиций XVII века и чего-то современного ему, простого и привычного для его среды. Он часто, например, использует одну и ту же посуду, тот же серенький кувшин изображен на нескольких работах в разных ракурсах. Такие кувшины выпускала фабрика Сергея Поскочина в Петербурге, специализировавшаяся на изготовлении фаянсовой посуды.

Я думаю, жанр картины — вовсе не портрет, дама не интересует художника как личность, характера ее мы не видим, она нужна для украшения. Изображенная женщина, конечно, не Анна Ксаверьевна Одровонж-Бебновская, с которой мэтр сочетался законными узами только в 1844 году. Скорее всего, это профессиональная модель, довольно часто появляющаяся на полотнах Хруцкого в 1830-е, а не кто-то из его знакомых, так как ее лицо встречается и на полотнах других художников. Версия о том, что Иван Фомич знал ее с детства и изобразил, уверена, просто красивый миф.

Жаль, но подписные портреты Анны Ксаверьевны, по которым можно было бы ее идентифицировать, до нас не дошли. Хотя не писать их Хруцкий не мог уже хотя бы потому, что изображал своих детей, тещу с тестем, других родственников. Иван Фомич считался великолепным портретистом, известным в этом качестве и в Петербурге, и в Вильно.

К сожалению, в музее нет пейзажей Хруцкого, хотелось бы иметь его автопортрет. Тем не менее коллекция работ нашего выдающегося земляка в Национальном художественном музее очень достойная, свыше 25 работ, 6 из них находятся в постоянной экспозиции.

Фото из архива Национального художественного музея

Еще материалы рубрики:

ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ. Почему полотно «Минск 3 июля 1944 года» сравнивали с работами Сурикова и Репина

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ