«Из 120 сотрудников 34 переболели». Как пандемия коронавируса повлияла на работу врачей скорой помощи

Ровно год назад жители Лошицы, Чижовки и улицы Маяковского получили замечательный подарок — подстанцию скорой медицинской помощи. О вызовах времени, которые выпали на долю «новоселов», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Заведующий подстанцией Евгений Юдаков, до этого 9 лет проработавший на неотложке в должностях от санитара до врача, говорит, что трудиться в новостройке — одно удовольствие:

— Хорошее здание, отличное расположение, максимум за 15 минут доезжаем по экстренному вызову в любую точку обслуживаемой зоны. На подстанции оборудованы 13 комнат для отдыха, во всех установлены селекторные оповещатели, чтобы диспетчеры смогли оперативно позвать бригаду на вызов. Также селекторная связь присутствует и в комнате для приема пищи. В настоящее время у нас работают 11 бригад, из них 2 — интенсивной терапии (врач и два фельдшера), педиатрическая бригада (врач-педиатр и фельдшер) и 8 общепрофильных фельдшерских бригад. Минимальный стандарт обслуживания населения мы выдерживаем: на 12 тысяч жителей — 1 бригада.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

Работа на скорой всегда непредсказуема. Когда выезжаешь на вызов, не знаешь, с чем столкнешься. Повод может быть один, а по факту окажется совсем другое.

— Евгений Юрьевич, хотя мы и живем с COVID-19 почти год, при появлении симптомов у нас начинается паника. Первая мысль — набрать номер 103. И очень сильно огорчаемся, когда долго не едут врачи.

— Бывают ситуации, когда за короткий промежуток времени поступает количество вызовов больше, чем бригад скорой помощи. Мы живем в крупном городе, и не всегда скорость автомобиля зависит от водителя даже в экстренных случаях, когда разрешается включать спецсигналы и немного отступать от Правил дорожного движения. Есть вызовы экстренные и неотложные. В первом случае время ожидания приезда скорой не должно превышать 20 минут.

— А в случае с ковидом?

— Диспетчер уточняет всю необходимую информацию о том, что послужило поводом для обращения. На основании полученных данных принимается решение, какую категорию (приоритет) присвоить вызову. Само по себе заболевание инфекцией COVID-19, если оно протекает бессимптомно, — не повод вызывать скорую помощь. Когда повышена температура тела, вызов считается неотложным. Если же пациент, скажем, потерял сознание или случились судороги, тогда экстренным.

— Насколько увеличилась нагрузка на медиков скорой помощи в пандемию?

— Количество вызовов возросло не сильно. Но приходится больше времени тратить на сборы, так как необходимо перед выездом облачаться в защитные костюмы. А потом проводить дезинфекцию машины и средств защиты медиков. Для этого надо ехать в Центр дезинфекции и стерилизации, который расположен на улице Петруся Бровки. Только дорога туда-обратно занимает около 40 минут, а еще нужно время на обработку дезинфицирующими средствами. Когда случилась первая волна, люди были более напуганы и как бы остерегались нас вызывать. Видимо, считали, что мы представляем собой фактор риска. Но есть и другая сторона. Некоторые вызывают скорую, как только поднялась температура чуть выше 37 градусов. Здесь надо понимать: у врача скорой помощи нет возможности диагностировать болезнь — взять анализ крови, провести ПЦР-исследование и так далее. В таких случаях лучше обращаться в поликлинику.

— Как врачи скорой сами чувствуют себя во время пандемии?

— Из 120 сотрудников 34 переболели. К счастью, в большинстве случаев в нетяжелой форме. Более трех человек одномоментно не болели. Выход из строя даже одного-двух специалистов для нас уже ощутим. Но мы готовы подставлять плечо коллегам, тем более стимулы для этого есть: работники, оказывающие медицинскую помощь пациентам с коронавирусной инфекцией, получают существенные доплаты.

— У вас есть какой-то противоковидный секрет?

(Улыбается.) Нет. Во-первых, отказались от большинства массовых мероприятий и перешли в режим онлайн-совещаний. Соблюдение дистанцирования, масочный режим и тщательная подготовка перед посещением инфицированных больных, а затем не менее тщательная обработка после вызова — все это значительно уменьшает вероятность заразиться.

— В то же время другие болезни никуда не ушли.

— Никуда. По-прежнему в лидерах вызовы по нарушению системы кровообращения: артериальная гипертензия, кризы, инсульты, инфаркты. Доставляем больных во всем больницы города. Есть еще одна категория пациентов, которых мы даже внесли в свой черный список. В нем три фамилии, но это люди, которые вызывают скорую в среднем по 30 раз в месяц. Мы не имеем права не выехать, хотя знаем, что это холостой ход. Причина? Не хотят выполнять назначения врачей, игнорируют прием таблеток, особенно возрастные пациенты. Недавно был случай в мое ночное дежурство. Поступил вызов из РУВД — подозрение на острое нарушение мозгового кровообращения у их постоянного клиента. Забрали, чтобы отвезти в больницу. На первом светофоре выскочил из машины и был таков. Симулянтом оказался классным.

— Для врачей все вызовы серьезные и несут в себе долю риска. С какими непредвиденными ситуациями сталкиваетесь?

— Некоторые бригады полностью состоят из женщин, и когда им надо отвезти в больницу больного, который не может самостоятельно передвигаться и при этом весит больше 150 кг, — это проблема. Тогда приходится вызывать свободную бригаду на подмогу, если в ней есть крепкие ребята, иногда — парней из МЧС. Просят родственников больного подсобить, случается, и прохожих.

— Были случаи, чтобы медики отказывались работать с коронавирусными пациентами?

— Такого у нас на станции не было. Пациенты нуждаются в помощи, и наша работа — ее оказывать.

Фото Тамары Хамицевич

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ