Из программиста в ремесленники. Истории белорусов о том, как они стали зарабатывать на творчестве

Программист взялся делать детские игрушки, а архитекторы создают необыкновенные свистульки: кто и почему становится ремесленником, рассказывает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Разнообразные сувениры и игрушки, оригинальные аксессуары и одежда, мебель из дерева, бондарные изделия для бани и сауны, фермерская еда и экопродукты — далеко не весь перечень авторских коллекций, представленных на традиционной выставке «Чароўны Млын». В этом году ярмарка собрала более 500 талантливых мастеров, художников и дизайнеров со всей Беларуси, чтобы показать, над чем они трудились месяцами.

От игрушки для сына до серьезного бизнеса, от желания отвлечься до дела, которое кормит.  Ремесленники поделились историями о том, как их простое увлечение стало неотъемлемой частью жизни.

ремесленники— Все начиналось с моего желания красиво одеть мужа для богослужений. Он — священник, — рассказывает дизайнер Марина Бонифатьева. — Потом подтянулись друзья и знакомые с просьбой сшить что-нибудь и для них. Так с помощью сарафанного радио обо мне стали узнавать все больше людей. Первое время одевала исключительно участников народных коллективов, а потом интерес к такой самобытной одежде стал буквально повсеместным. И начала выпускать коллекции, принимать участие в модных показах. Интересно, что одну из коллекций на фестивале показывали не профессиональные модели, а обычные женщины — мамы. Я испытываю невероятное удовольствие от того, что удалось их раскрепостить. Благодаря моей одежде они смогли раскрыться. Думаю, это высшая оценка для мастера.

До выхода на пенсию Любовь Дребезева вела кружок в Доме пионеров.

— Шить что-то одинаковое неинтересно, поэтому каждый из ребят делал собственного персонажа, после чего мы разыгрывали спектакль. Всегда относилась к делу с душой. На игрушках не стремлюсь зарабатывать, для меня главное — творчество и самовыражение. Очень нравится удивлять своих внуков. Бывает, посмотрим вместе мультик, им понравится какой-либо персонаж — беру на заметку. И как же они счастливы, когда бабушка дарит любимых героев в виде забавных игрушек. А ведь их не так уж просто создавать! Буквально один промах иголкой, когда пришиваешь глазки-пуговки, и зверушка теряет свой характерный взгляд. Так из милого мышонка у меня однажды получилась грозная мышь. Но и в ней был свой шарм!

Резкая смена деятельности произошла и у Натальи Павловец. По профессии она программист, однако теперь изготавливает сумки из белорусского льна с нанесением ручной росписи:

— В моем случае скорее удивительно не то, как я пришла от программирования к шитью, а наоборот, как дочь швеи стала программистом. И мама, и бабушка любили рукодельничать, родственная связь оказалась сильнее. Вот уже более десяти лет изготавливаю сумки в славянском стиле. Работаю в основном в Минске, езжу на выставки в Москву. Людям нравится душевная роспись и доступность моих изделий. Даже несмотря на невысокие цены, дело приносит хороший доход. Не знаю, в чем феномен. Может, потому, что я это делаю с любовью.

Большинство историй перекликаются между собой: в какой-то момент творчество мастера становится основной деятельностью. Так произошло и в семье Дашковых:

ремесленники— Мы с женой профессиональные архитекторы, — делится Федор Дашков. — Сын окончил институт культуры, отделение керамики. Он всячески вовлекал нас в процесс своей учебы. Мы сначала неохотно, но все же решили попробовать делать элементарные свистульки. Жена лепила, а мне довелось заняться декорированием и озвучиванием под руководством сына. Позже мы начали испытывать разные технологии и создавать более сложные изделия. Так и пришли к окарине. Это древний духовой музыкальный инструмент, свистковая флейта, которую изготавливают как из дерева, так и из глины.

ремесленники— Методом проб и ошибок добились хорошего результата и начали выставлять свои изделия, — добавила супруга. — Потихоньку обзавелись собственной мастерской, теперь планируем там обустроить площадку и начать обучать детей керамике. Нельзя стоять на месте. Однако надо помнить, что ремесленничество — камерный бизнес. Вряд ли что-то получится, если главная цель — деньги. Но лукавить не стану: заработок — хороший стимул. А еще немаловажный источник вдохновения — наши покупатели. Так свистулька однажды спасла семью. Знакомая арт-терапевт, которая работает с парами, что на грани развода, попросила нас сделать визави-окарину. На таком инструменте нужно играть с двух сторон одновременно, поэтому создать мелодию можно только глядя глаза в глаза. Желание супружеской пары добиться хорошего звучания было, видимо, большим, так как намечавшийся развод не состоялся.

До того, как открыть игрушечное дело, Павел Римаренко уже имел свой успешный бизнес: занимался проведением квестов и детских праздников.

— История появления мастерской банальна: у меня родился сын, которому вскоре понадобились развивающие игрушки. Выбор пал на бизиборд — доску со множеством застежек, замочков и крутелок. Решил попробовать сделать сам. Одно время работал на стройке, поэтому с инструментами обращаться умел. Первый бизиборд собрал буквально на коленке и практически из всего, что нашел дома. Например, разноцветные крутелки сделал из черенка старой лопаты, который порезал на колечки. Теперь, спустя три года, проектирую развивающие игрушки и контролирую производство своей мастерской. Помогает мне команда специалистов: оператор лазерного станка, художник-оформитель, три сборщика и менеджер, принимающий заказы. Жена, кстати, всерьез взялась за изучение детской психологии и педагогики, поэтому подсказывает, как грамотно наполнять наши изделия различными элементами, которые бы не только привлекали детей, но и выполняли свою главную функцию — развивали их моторику. Сегодня наши игрушки уезжают во все концы света. Самые дальние точки — Сингапур, США, Аргентина, Чили и Австралия.

Подготовила Анна Некрашевич, фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ