Из-за проблем в семье подросток убил молотком мать. С какими случаями сталкиваются судебные эксперты-психиатры

Для чего проводятся судебно-психиатрические экспертизы, узнавала корреспондент агентства «Минск-Новости».

В управлении Государственного комитета судебных экспертиз по г. Минску с октября прошлого года функционирует управление судебно-психиатрических экспертиз. В штате подразделения — опытные специалисты, которые проводят различные исследования, в том числе по уголовным делам, сделкоспособности, а также по вопросам, касающимся установления опеки над детьми.

Среди этих экспертиз как однородные исследования, когда задействован только психиатр, так и комплексные, когда психиатр работает в тандеме с психологом. Кроме того, специалисты управления принимают участие в судебных заседаниях, где отвечают на вопросы участников процесса, дают пояснения, почему пришли к тем или иным выводам.

В ходе экспертиз по уголовным делам психиатры устанавливают, в каком состоянии находился обвиняемый или подозреваемый в момент совершения преступления, мог ли он сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие какого-либо расстройства, требуется ли ему принудительное лечение, имеется ли зависимость от психоактивных веществ. Психологам ставят вопросы об индивидуально-психологических особенностях человека, могли ли они повлиять на его поведение в момент совершения злодеяния, а также о состоянии аффекта.

Мы выполняем исследования совместно с судмедэкспертами в случаях, когда гражданам были нанесены телесные повреждения, из-за которых могли развиться некоторые психические расстройства, — рассказывает начальник управления судебно-психиатрических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по г. Минску Евгений Шевчук.  Иногда некоторые пытаются разыграть умственную отсталость или же сымитировать галлюцинации, полагая, что таким образом им удастся избежать сурового наказания. Но обмануть специалистов невозможно.

В практике Евгения Сергеевича был случай, когда за распространение наркотиков задержали мать с сыном. Женщина полностью признала свою вину, а ее отпрыск весьма правдоподобно пытался симулировать симптомы кататонической шизофрении, при которой есть два пограничных состояния — от ступора до ярко выраженного возбуждения. Оба родственника тогда проходили обследование в стационаре.

Молодому человеку было чуть больше 30 лет, — продолжает Е. Шевчук.  В присутствии четырех психиатров и двух психологов с ним долго беседовали, а после два опытных специалиста, применив специальную методику, начали быстро задавать ему вопросы, подразумевающие краткие ответы. Времени на обдумывание у мужчины не было. Опрос длился 5–7 минут, в конце один из психиатров спросил: «Как вы продавали наркотики?» Молодой человек ответил: «По пакетикам фасовал». Тут он понял, что прокололся, и перестал симулировать заболевание.

Oднажды Евгению Сергеевичу довелось работать с 16-летним подростком, который убил свою маму молотком. У него были тяжелейшие нарушения психики, они влияли на умение справляться со стрессом. Удалось выяснить, что преступлению способствовали длительные конфликты в семье и болезненные отношения между родственниками. Также у юноши обнаружили проблемы в развитии и социализации. Всё это и привело к трагедии. В итоге ему поставили диагноз, и вместо колонии он отправился на принудительное лечение.

К слову, если гражданина взяли под стражу, то все необходимые исследования специалисты проводят по месту его пребывания — в следственном изоляторе либо в тюрьме.

***

По постановлениям судов в управлении проводят экспертизы по вопросам, касающимся установления опеки над детьми. Случается, что после расторжения брака экс-супруги из-за личных обид могут начать манипулировать детьми — запрещать бывшей половинке видеться с чадом, настраивать против. Такие исследования делают исключительно на платной основе. На семью из трех человек (родители и ребенок) эксперт затрачивает примерно 50 часов.

Он определяет наличие либо отсутствие психического расстройства у исследуемых лиц, их индивидуальные психологические особенности, характер детско-родительских взаимоотношений — к кому ребенок больше привязан, — говорит Евгений Сергеевич.  Иногда адвокаты могут ставить не весьма корректные вопросы. Например, с кем несовершеннолетнему лучше остаться проживать. На такие мы ответы не даем.

С ребенком специалисты общаются наедине, ведь присутствие родителей может отразиться на его поведении — он побоится что-то сказать при них, будет переживать, что его слова обидят маму или папу, либо надеяться на подсказку — ждать жеста, кивка.

Такие встречи проходят в специальнoй комнате, оборудованнoй зеркалом Гезелла. Родители через него могут наблюдать за тем, как проходит беседа, и даже слышать, о чем специалист разговаривает с ребенком. При этом чадо не видит маму и папу, что позволяет ему вести себя более естественно.

***

В судебно-экспертной практике Е. Шевчука есть много примеров по проверке сделкоспособности граждан. Так, несколько лет назад минчанин в суде пытался оспорить завещание. Его 68-летний отец женился на молодой даме, а через полгода скоропостижно скончался. Незадолго до смерти пожилой мужчина составил завещание, согласно которому его 27-летняя благоверная стала собственницей квартиры в столице, дачи и автомобиля. Такой расклад не устроил единственного сына умершего, и он обратился в суд с иском о признании завещания недействительным. Но так ничего и не добился — проведенная посмертная психиатрическая экспертиза показала: родитель в момент подписания документа полностью осознавал свои действия. Специалисты такой вывод сделали после изучения медицинских документов умершего и общения с его близкими.

Часто бывают случаи, когда пенсионер продает недвижимость. Не исключено, что после оформления сделки не объявится какой-нибудь родственник и не заявит о недееспособности старика. Тогда покупатель рискует остаться и без квартиры, и без денег. Чтобы себя подстраховать, граждане инициируют проведение экспертиз сделкоспособности.

Специалист дает заключение, имеются ли у исследуемого индивидуально-психологические особенности, которые могут оказать существенное влияние на способность понимать значение своих действий и руководить ими в момент сделки, — поясняет собеседник.  Безусловно, и в 70–80 лет гражданин может оставаться бодрым и крепким, отвечать за свои поступки, но доказать это по прошествии лет будет непросто.

Особенно стоит задуматься о проведении такой экспертизы, если человек перенес инсульт, у него нарушена речь, есть очаговая неврологическая симптоматика.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ