Из-за слепой любви к единственному сыну пожилая минчанка едва не оказалась на том свете

тюрьмаЗа истязание матери минчанин 4,5 года проведет за высоким забором и оплатит немалый штраф, сообщили корреспонденту агентства «Минск-Новости» в прокуратуре Октябрьского района.

В ту ночь Елена Мартынова (имя и фамилия изменены) не могла уснуть: сперва из соседской квартиры доносились крики – Ванька опять терроризировал престарелую мать, потом старушка громко стонала до самого утра. Видимо, ей сильно досталось.

На следующий же день Елена пошла к участковому и рассказала, как сосед измывается над беззащитной пенсионеркой. Оказалось, инспектор давно в курсе происходящего: женщина не первая, кто доносит ему тревожную информацию. Милиционер много раз беседовал с 42-летним Иваном, составил в отношении него уже не один административный протокол за умышленное причинение телесных повреждений матери, но за ум мужчина так и не взялся. В таком кошмаре пенсионерка жила около года, но заявления на сына писать категорически отказывалась.

– Я давно знаю Лидию Ивановну, очень приветливая старушка. Раньше часто встречались во дворе, а когда ее сын вернулся из ЛТП, она практически перестала выходить из дома, – рассказала Е. Мартынова. – По ночам, примерно два раза в неделю, из квартиры Красовских доносилась громкая музыка, женские крики и прочий шум. Иногда слышались мольбы Лидии Красовской не бить ее. Однажды она позвонила мне в дверь, чтобы одолжить денег на продукты, на ее лице и руках были синяки. На вопрос, что произошло, старушка не ответила.

Причина ссор с нерадивым сыном была всегда одна и та же: Лидия Ивановна не хотела отдавать последние деньги, оставшиеся от небольшой пенсии, ему на выпивку. Однако разве могла она противостоять здоровенному детине? Он силой забирал у нее кровные, выносил из дома все, что имело хоть какую-то ценность… Л. Красовская часто голодала, неделями, бывало, лишь пила воду. А после одной из таких ссор несчастную увезли в больницу.

После выписки старушка отправилась не домой, а в Территориальный центр социального обслуживания населения просить оформить ее в интернат. Работники учреждения весьма удивились такому визиту, но рассказ 74-летней пенсионерки о том, как над ней измывается родной сын, не оставил никого равнодушным. Вскоре женщина оказалась в отделении паллиативной медицинской помощи одного из хосписов.

Допрошенная в качестве свидетеля на судебном заседании заведующая отделением паллиативной медицинской помощи показала, что Лидия Красовская поступила к ним в учреждение в состоянии средней тяжести, она была сильно истощена. Психолог хосписа говорила: старушка ни на что не жаловалась, но возвращаться домой категорически не хотела.

Иван сперва обрадовался, что родительница съехала из квартиры: никто не читал нравоучений, можно было приводить друзей и подруг, устраивать гулянки… Так прошел почти месяц. Он ни разу даже не вспомнил о матери. Но однажды заглянул в холодильник, пошарил по шкафчикам – везде шаром покати. В карманах тоже ничего не звенело. Посмотрев на календарь, мужчина сообразил – три дня назад мать получила пенсию. Недолго думая он направился прямиком в хоспис.

Лидию Ивановну застал в палате. Увидев на пороге сына, старушка буквально потеряла дар речи и тотчас с головой укрылась одеялом.

Деньги давай! – громко потребовал Иван.

Пенсионерка не спешила отдавать ему кровные, и тогда изверг сорвал с нее одеяло, стащил на пол, а затем дважды ударил кулаком в туловище. Свидетелем этого инцидента стала санитарка, которая в тот момент проходила по коридору и, услышав шум, заглянула в палату к Лидии Ивановне. Она же незамедлительно вызвала милицию.

У Ивана Красовского среднее образование, постоянно нигде не работал – перебивался случайными заработками, ранее к уголовной ответственности не привлекался. Год провел в ЛТП, имеет отрицательную характеристику по месту жительства. Судили его по ч. 2 ст. 154 Уголовного кодекса Республики Беларусь (истязание). На судебном заседании вину в инкриминируемом ему деянии он не признал, а наоборот, показал, что на мать никогда не поднимал руку, любил и оберегал ее. А в больницу с телесными повреждениями она якобы попала с улицы, где ввиду своего престарелого возраста упала. Постоянный шум и крики в квартире обвиняемый объяснил громко работающим телевизором, мол, мама слабо слышит, вот и смотрит его, включив едва ли не полную громкость.

Поймите, мама в преклонном возрасте, а после перенесенного инсульта плохо понимает происходящее вокруг. Дома она отказывалась от еды, с трудом передвигалась и часто падала на пол. Чтобы за ней присматривать, я не мог устроиться на хорошую работу, хотя предложений хватало, – без зазрения совести лгал Красовский. – И вообще, я не понимаю, за что меня судят?

Однако многочисленные свидетели из числа соседей, медиков, правоохранителей, социальных работников говорили об обратном. Их показания блюстители закона сочли более правдивыми, нежели слова Красовского.

Смягчающих ответственность обвиняемого обстоятельств суд не нашел, – прокомментировал прокурор Октябрьского района Юрий Трайковский. – Суд полностью согласился с предложенным гособвинителем наказанием, и ближайшие 4,5 года мужчина проведет в исправительной колонии в условиях общего режима. Кроме того, ему назначен штраф в размере 100 базовых величин.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, И. Красовский страдает хроническим алкоголизмом, поэтому в местах лишения свободы его принудительно будут лечить от этой зависимости. Прямо в зале суда на запястьях обвиняемого защелкнулись наручники – такого поворота событий он явно не ожидал.

По рассказам соседей, Лидия Ивановна много времени проводит у окна. О чем думает одинокая женщина, о чем мечтает – вряд ли кто-то когда-либо узнает. Она терпела все побои и унижения сына только потому, что не привыкла жаловаться. Да и на кого? На единственного ребенка?

Рано похоронив мужа, Лидия Красовская поставила крест на личной жизни, посвятив всю себя Ванечке. Она часто представляла, как будет годиться своим чадом, как он женится на хорошей девушке и они подарят ей внуков… В том, что когда-то любящий сын превратился в такого изверга, возможно, есть и ее вина – она явно переборщила с материнской любовью и заботой. Отпрыск вырос эгоистом, привыкшим жить за чужой счет. Он так и не получил образования, не женился, не продолжил род, а связался с сомнительными лицами, с которыми «делал бизнес». Однако бизнес тот ожидаемого дохода не приносил, и Ванечка все чаще стал заглядывать на дно бутылки. Один милицейский протокол, второй, третий… И вот сын поехал в ЛТП. Мать ждала, отправляла ему передачи, томилась в ожидании звонков. Но принудительное лечение, увы, не принесло должного результата. Вернувшись из профилактория, Иван принялся за старое.

К счастью, рядом оказались неравнодушные люди, которые сообщали правоохранителям обо всех издевательствах над пенсионеркой, а кто-то из них и вовсе надоумил Лидию Ивановну обратиться в ТЦСОН – вряд ли она сама когда-либо решилась бы бросить свою кровинушку «на произвол судьбы» и уехать в хоспис.

Некоторые переживали, как пенсионерка воспримет приговор сыну, и даже опасались, что она будет винить в случившемся себя. Однако, выйдя из здания суда после оглашения приговора, старушка вздохнула: «Хоть под присмотром будет! И, может, бросит пить», – и посеменила в сторону своего дома…

ТОП-3 О МИНСКЕ