КАБ ЛЮБІЦЬ БЕЛАРУСЬ НАШУ МІЛУЮ. Знакомимся с «затерянным миром» комплекса болот Ельни

Где отыскать первобытные пейзажи, что общего у городища Торилово и Рима и почему лучше не собирать букет из багульника — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Ельня: затерянный мир

На севере Беларуси находится ландшафтный заказник «Ельня». Это уникальный комплекс верховых болот, след некогда большого озера, возникшего, вероятно, в конце последнего ледникового периода.

Заказник создан в 1968-м на месте болотного массива Великий Мох и в последующие годы неоднократно расширялся. Сегодня он занимает около 260 кв. км, в его состав входят 35 озер разной величины. Дважды в год перелетные журавли останавливаются здесь на своем пути, привлекая туристов завораживающим зрелищем: луга укрывают ковры из сотен красивых птиц.

Хутор

В этот раз я отправляюсь навстречу впечатлениям с моим добрым приятелем Алексеем. Дорога из Минска занимает несколько часов. Сначала заезжаем на хутор, лежащий у самого края болота. В глубине двора стоит потемневший от времени дом с изображением журавля. Забора нет, видны ветхие строения. Возле автомобиля «Нива» нас ждет невысокий худощавый человек. Это хозяин дома Андрей. О встрече мы договорились заранее по телефону. Здороваемся, он провожает нас к краю двора, вдоль которого тянется проселочная дорога. За ней раскинулся луг.

— Сюда надо приезжать, когда журавли летят, — советует Андрей.  Бывает, выйдешь из дома, а над хутором клин протянулся. Красота!

Нас интересует, что мы можем увидеть сегодня.

— Поезжайте в Суховержье, на гать, — предлагает наш гид,  там определенно есть на что посмотреть.

Гать

До Суховержья добираемся проселочной дорогой. Оставляем машину на окраине села. Дальше идем пешком. На тучном пастбище пасется отара овец. Справа тянутся дома, слева луг окаймлен лесной опушкой. Начинает накрапывать дождь, он усиливается по мере того, как мы приближаемся к частоколу деревьев.

Весь путь занимает у нас минут 10, вскоре среди деревьев появляется просвет. Впереди открывается пустошь, укрытая сверху сланцевыми тучами. Здесь, на границе болота, дождь прекращается словно по мановению руки.

Перед нами — уходящая к горизонту дорога из бревен. По обе стороны от нее простирается унылый пейзаж с торчащими из кочек сухими стволами. Мы делаем первые шаги по гати, пытаясь удержать равновесие. Балансовые кругляки качаются под ногами, норовят выскользнуть или уйти под воду. Некоторые сцеплены проволокой: она не дает бревнам расползаться.

На открытом пространстве дует сильный ветер. Над головой плоское небо затянуто слоями туч, но дождя нет, и это кажется удивительным.

— На обратном пути в лесу снова будет лить, — говорю я.

Алексей скептически хмыкает.

В воздухе витает необычный, ни на что не похожий бальзамический аромат.

— Это болотная одурь, — сообщает Алексей.  Видишь: цветы у дороги.

Я срываю несколько цветков.

— Осторожнее, — предупреждает Алексей,  они ядовитые. Последствия могут быть неприятные: рвота, головная боль.

— У растения должно быть какое-то приличное название.

Алексей качает головой.

— Наверное, на латыни оно звучит по-другому, — смеется он.

Видим дорожку, ведущую в сторону от гати. По трясине, поросшей мхом, тянутся бревна, петляют между кочками и упираются в открытую воду. Идти непросто, ноги то и дело соскальзывают, с чавканьем погружаются по щиколотку в воду. Но восторг, который овладевает мной, когда я достигаю цели, с лихвой окупает эти мелкие неудобства.

Стою посреди небольшого острова под сенью молодых сосен, а передо мной простирается водная гладь, усеянная холмистыми островками, где растут хилые деревца и невысокая трава, покрытая белыми цветами. Это озеро Курганное. Ветер гнет тонкие стволы, гонит рябь темных волн по серебру озера, доносит до меня все тот же густой запах цветов.

Гать скоро заканчивается, дальше среди болота тянется едва приметная тропа. Совсем недавно здесь шли люди: кое-где видны оставленные ими следы. Сапог у нас нет, поэтому мы поворачиваем обратно.

В лесу нас снова встречает дождь. Кажется, какая-то невидимая сила удерживает его снаружи болота, не позволяя пересечь границу опушки. Пытаемся найти рациональное объяснение и сходимся во мнении, что виной всему ветер. Вероятно, область повышенного давления над болотом вытесняет воздушные массы, создавая на пути дождя непреодолимый барьер.

Ночевка

Вечером сидим у костра. Языки пламени пляшут по черным поленьям, бросают искры в темноту. Временами накрапывает, но это как будто и не дождь вовсе, а мелкие капли воды осторожно касаются лица, точно слепая старуха-ночь ощупывает нежданных гостей на краю заката.

В Минске бушует непогода, но нас согревают мысли о завтрашнем дне. Ночь на сотни километров вокруг. У озера есть беседка — даже если будет лить как из ведра, нам есть где укрыться.

— К утру распогодится, — мечтательно говорит Алексей.  Ветер унесет тучи, появится солнце.

Над горизонтом льется холодная бирюза закатного сияния. Ближе к полуночи краски тускнеют, но свет продолжает струиться — тихое ясное свечение северного неба. Станет тепло, решаю я, будет мягко и уютно засыпать под колыбельную ветра, укрывшись одеялом облаков, уткнувшись носом в ночные запахи…

Городище

Утром меня будит яркое солнце. Выползаю из палатки наружу и вижу бездонную синеву над головой.

Разместились мы у подножия холма. Пока готовится еда, Алексей взбирается наверх, чтобы осмотреться. Блаженно вытянувшись в походном кресле, оглядываю окрестности. Появляется приятель.

— Там городище, — сообщает он.  VII век до нашей эры.

Без малого 3 000 лет назад. Не могу разобрать: это много или мало?

— Деревня была ровесником Рима?

— Да, — подтверждает Алексей.

После завтрака взбираюсь на холм, поросший деревьями. Вижу памятный знак и приколоченную к дереву табличку, скупо информирующую, что здесь находится охраняемый государством памятник истории — городище Торилово, которое существовало во времена Ромула и Рема.

Экотропа

Снявшись со стоянки, выезжаем в сторону экотропы. Здесь оставляем автомобиль на краю поля — дальше не проедешь, надо идти пешком. От болота нас отделяет примерно полкилометра разъезженного суглинка, преодолеть его можно лишь на тракторе.

Перепрыгивая с кочки на кочку, минут через 10 выбираемся на твердую почву. Дальше вдоль канала с черной стоячей водой идет просека с едва заметными следами колес, резко сворачивает влево и бревенчатым мостиком перемахивает на другой берег. Начинается экотропа — узкий деревянный настил из выбеленных солнцем досок.

Навстречу нам то и дело попадаются группы туристов. Ельня пользуется популярностью, и это неудивительно: живописный пейзаж и царящая первозданная атмосфера привлекают посетителей. Затерянный мир, думаю я, окидывая взглядом ковер из разноцветных трав.

Вдоль тропы стоят щиты с описанием местной флоры. На одном из них нахожу изображение цветка, который привлек меня накануне своим необычным запахом: это багульник, здесь он растет в изобилии. Порывы ветра доносят его густой аромат.

В конце пути нас ждет череда небольших прудов, которые сливаются в бесформенную кляксу озера. Тропа упирается в обзорную площадку со скамейками по периметру. Останавливаемся, чтобы осмотреться и отдохнуть перед обратной дорогой.

У таких мест есть удивительная сила притяжения, обусловленная, вероятно, нашей генетической памятью. Первобытные пейзажи, не тронутые присутствием человека, напоминают, как все было до того, как мы пришли в этот мир.

Следующая остановка на Ельне — осенью. Хочу увидеть журавлиные поля под синевой небес.

Справочно

Комплекс болот «Ельня» находится на границе Миорского и Шарковщинского районов. Чтобы добраться до него из Минска, езжайте по трассе М3 на север. В Бегомле на перекрестке с самолетом-памятником сворачивайте в направлении Докшиц и далее следуйте по шоссе Р3. В поселке Удело стоит заглянуть в костел Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, рядом с которым находится действующий монастырь францисканцев. Далее путь пролегает через деревню Мосар, известную необыкновенным ландшафтным парком, созданным усилиями прихода костела Святой Анны. Обязательно пройдите по его узеньким дорожкам — вы будете очарованы красотой и грандиозностью замысла. Когда доберетесь до Шарковщины, двигайтесь дальше по Р18 и, не доезжая до Миор, поворачивайте на Канахи. За деревней к началу экотропы ведет проселочная дорога.

Подготовил Александр Карнаух, фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ