Как беззащитный По-2 «попутно «мессера» сбил» и комполка Клуссон за ночные вылеты чуть под трибунал не попал

Корреспондент агентства «Минск-Новости» — о том, как воевали наши отцы и деды.

Недавно мы рассказали о героическом подвиге летчика гвардии лейтенанта Александра Мамкина, погибшего в апреле 1944 года при вывозе на Большую землю детей из Полоцкого детского дома и раненых партизан. Отважный пилот служил в 105-м отдельном гвардейском ордена Александра Невского авиационном полку гражданского воздушного флота (ГВФ), чуть позже удостоенного за боевые заслуги почетного наименования Паневежский.

Материал нашел свое продолжение. Нам удалось разыскать детей Евгения Клуссона — легендарного командира полка, в котором служил А. Мамкин.

Гвардии полковник Клуссон был известной личностью в кругу авиаторов и белорусских партизан. После Великой Отечественной Евгений Томасович стоял у истоков восстановления гражданской авиации Беларуси, а перебазированный сюда прославленный 105-й полк стал основой белорусского гражданского воздушного флота.

Отважные летчики доставляли на тихоходных самолетах вооружение, боеприпасы, продовольствие, почту, разбрасывали листовки над оккупированной противником территорией, устанавливали связь с партизанскими отрядами, доставляли подготовленные диверсионные группы, средства связи, эвакуируя обратно в тыл раненых, больных, детей, особо важные трофейные документы и разведданные. В полку была создана специальная ночная эскадрилья, названная партизанской.

В представлении комполка к награждению орденом Александра Невского четко сказано: «Товарищ Клуссон лично руководит этой работой, подбирает личный состав, организует его тренировку, разрабатывает тактические приемы полетов в тыл противника, лично вылетает в расположение партизанских отрядов за линию фронта».

Сегодня сложно представить, как устаревшие и совершенно непригодные к боевым действиям беззащитные самолеты По-2 и Р-5 выполняли сложнейшие боевые задачи. Днем ввиду своей тихоходности и отсутствия вооружения они становились легкой добычей немецких истребителей и зениток. Комполка Клуссон понимал: при больших потерях нужно срочно менять тактику — летать в сумерках, в ночное время. И чуть не поплатился за самоуправство и нарушение устава полетов. Его решение летать ночью, основанное на безупречном опыте пилотирования в любых погодных условиях бывших «почтарей» и пилотов сельхозавиации, едва не стоило ему жизни.

— Отца, по воспоминаниям боевых друзей, тогда могли отдать под трибунал за нарушение устава, — рассказывает сын командира Олег Евгеньевич.  Но он понимал, что немцы на скоростных самолетах ночью теряют преимущество, и поэтому осознанно пошел на этот риск. Спасла его, можно сказать, случайность. На докладе Сталину по вопросам сложнейшей ситуации со снабжением партизан авиационный генерал доложил, что с ночными вылетами резко снизились потери экипажей, повысилась результативность полетов, и попросил пересмотреть вопрос о наказании командира. На что Верховный Главнокомандующий, уточнив еще раз подробности, распорядился о награждении полковника Клуссона орденом Александра Невского и внедрении этого опыта в войсках.

— За свою жизнь я не встречала такого прекрасного и отзывчивого человека, как отец, — поддержала разговор Ольга Евгеньевна.  И не только потому, что это наш отец. Он действительно был уникальным. Красивый мужчина, высокого роста, прекрасно танцевал, играл на фортепиано, был первоклассным летчиком. Все подчиненные называли его батей. Помним одну историю из его жизни. Идет заседание коллегии Министерства гражданской авиации СССР. Отец выступает с докладом по Дальневосточному воздушному округу, где он служил начальником управления. На переднем плане сидит маршал авиации Семен Жаворонков и без конца его прерывает. Отец останавливает доклад и говорит: «Товарищ маршал, маршальские звезды — это еще не определение правоты». Помощник отца тут же позвонил маме и предупредил: «Маша, готовь сухари, скорее всего, твой муж домой не вернется».

— Но все закончилось более-менее благополучно, — продолжает Олег Евгеньевич.  Позже они встретились у нас дома. Прихожу, смотрю, отец сидит с каким-то мужчиной. Гость протягивает руку: «Жаворонков я. Ты, видимо, обо мне слышал?» А я ведь его фамилию не знал тогда, хотя в послевоенное время он руководил гражданской авиацией Советского Союза.

— Отец до последних дней считал себя авиатором. Ему предлагали возглавить в Минске тракторный или автозавод. Но он ответил: «Я летчик и на производственную работу не пойду. Прошу с честью и с мундиром отправить на пенсию». Таким прямолинейным был наш отец, — говорит Ольга Евгеньевна.

Пожилые дети с теплотой отзываются о родителях. В 105-м авиационном с честью воевала и служила в звании капитана и их мать Мария Ивановна Клуссон.

— Она была прекрасным летчиком-инструктором, спортсменкой, — вспоминает Ольга Евгеньевна.  Летала блестяще и высокому мастерству учила своих воспитанников.

Собеседники раскладывают на столе семейные фотографии. Здесь и фронтовые, и заснятые в мирное время. На одной из групповых отец, сын и дочь, а с ними еще девушка.

— Это Галина — жена борт­радиста Александра Лившица, — замечает собеседница.  Фото сделано в 1965 году во время съемок документального фильма о партизанах и летчиках 105-го авиационного полка «Дорога без привала». Раньше мы жили в доме на ул. Вокзальной, район автостанции «Дружная». В семье его называли штаб-квартирой. Кто бы ни приезжал в Минск — летчики, партизаны, ветераны, — все заходили к нам в гости. Теплые встречи прошедших войну людей мы помним до сих пор. Это было настоящее фронтовое братство повязанных суровыми воспоминаниями о гибели товарищей, о войне, о Победе!

Время неумолимо. Родители покоятся на Северном кладбище. Многие памятные фотографии, документы и награды переданы в экспозицию музея при «Белаэронавигации». Здесь чтут память о ветеранах полка. В сохраненных списках более 100 фамилий.

В разговоре не могли не упомянуть о жертвенном подвиге А. Мамкина, о его сослуживцах.

— Кроме Александра Мамкина в полку было немало других уникальных летчиков — Жуков, Кузнецов, Ползунов, — замечает Олег Евгеньевич.  Петра Новоселова за боевую работу, по воспоминаниям сослуживцев, можно было бы неоднократно представлять к званию Героя Советского Союза. Летчик обладал удивительной храбростью, хладнокровием и способностью в невероятных погодных условиях и ночью точно выходить на цель, садиться и взлетать буквально с болотной гати. Под Новый год, когда были сильные метели и морозы, в одном бывшем доме отдыха под усиленной охраной собралось немецкое начальство. Партизаны предложили накрыть этот генералитет. Но как это сделать ночью, чтобы была видна цель бомбометания? Петр вызвался «подсветить» на своем По-2. В другой раз, летая в расположение бригады Шмырева, он доложил в полку, мол, задание выполнил и попутно сбил «мессера». Этому не поверили. А вскоре партизанская разведка подтвердила: в лесу действительно упал немецкий самолет. Подробности того случая Новоселов с юмором рассказал на одной из встреч с участием Миная Шмырева, Владимира Лобанка и других известных людей. Батька Минай мне тогда сказал: «Садись, пацан, в уголок и слушай. Больше ты такого не услышишь». Как же Петька «мессера» сбил? Немецкий летчик настиг его и пытался посадить. Но наш пилот проявил смекалку — направил самолет в просеку, да так низко, что немец крылья обломал о деревья и рухнул. И такое случалось на войне.

В завершение встречи мы рассказали Олегу Евгеньевичу и Ольге Евгеньевне о том, как стараниями Минской городской организации ОО «Белорусский союз офицеров», Министерства обороны, Всехсвятского храма-памятника и ветеранской организации ГВФ подготовлены мероприятия по увековечению памяти «Во славу общей Победы». В настоящее время идет подготовка к установке мемориальной доски в Полоцке на месте бывшего детского дома. Это будет памятью о подвиге летчиков 105-го авиационного полка, партизан соединения под командованием Героя Советского Союза Владимира Лобанка, педагогов, сплоченных директором детдома Михаилом Форинко, которые спасли почти 160 детей.

Редакция агентства «Минск-Новости» просит откликнуться ветеранов 105-го отдельного гвардейского ордена Александра Невского авиационного полка ГВФ и их родственников.

Фото Павла Русака и из архива семьи Клуссон

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ