Как диверсионный отряд «Ходоки» громил врага в немецком тылу

Агентство «Минск-Новости» продолжает проект, посвященный 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Вспоминаем минчан, удостоенных звания Героя Советского Союза.

Евгений Иванович Мирковский родился 31 января 1904 года в Минске в рабочей семье. Окончил высшее начальное училище в Дмитриеве-Льговском Курской губернии. Работал слесарем бондарной мастерской заготконторы уездного продкома.

В 1924-м вернулся в Минск, где трудился бетонщиком. В январе 1927-го направлен на работу в органы ОГПУ СССР. Служил в пограничных войсках БССР. Окончил Минское военное пехотное училище.

После войны работал в системе госбезопасности. В 1955-м уволен в запас по состоянию здоровья. Скончался 10 августа 1992 года. Похоронен в Москве на Миусском кладбище.

Спецназ НКВД

Война застала Евгения Мирковского в Москве на учебе. В июне 1941-го его направили в войска Особой группы при НКВД. Затем была оборона Москвы. Опытный разведчик и пограничник Мирковский знал диверсионное дело, владел немецким, польским, белорусским и молдавским языками. Его назначили командиром специальной разведывательно-диверсионной группы.

Первоначально отряд состоял из 16 бойцов. Евгений Иванович лично подобрал спортсменов-лыжников, способных за сутки пройти на лыжах до 100 км. Свой отряд он так и назвал — «Ходоки». Немцы же прозвали их белыми призраками. В марте 1942 года в немецком тылу появился неуловимый противник. Отряд внезапно атаковывал гарнизоны, колонны, стратегические объекты, уничтожал инфраструктуру. И исчезал. Немцы пытались взять след диверсантов, но даже узнать о них ничего не могли. Выносливые бойцы, стойкие к длительным переходам, очень быстро оказывались за десятки километров от места их поиска.

Ходоки действовали на временно оккупированной территории Киевской, Житомирской, Ровенской, Волынской и Брестской областей и везде наносили значительный урон врагу.

Е. Мирковский угадал с тактикой. Скорость, решительность и внезапность были главными «фишками» группы. На эти качества бойцов делали упор в послевоенной литературе, рассказывая об отряде. А вот о том, что каждой операции предшествовала серьезная подготовка, почему-то умалчивали. Мирковский редко шел на риск — предпочитал вовремя остановиться. В отряде каждый знал свое задание и беспрекословно выполнял приказ. Спецназ НКВД часто атаковал значительно превосходящих по силам немцев. Внезапная атака сеяла панику в рядах врага, но ненадолго. Нанеся максимальный урон деморализованному врагу, бойцы Мирковского так же стремительно отходили. Без потерь.

Новый уровень

Через несколько месяцев войны в тылу стало ясно: спецгруппа слишком мала. Многие операции попросту невозможны. С Москвой согласовали решение о создании партизанского отряда. Вновь Евгений Иванович занялся подбором кадров. Со временем специальная разведывательно-диверсионная группа «Ходоки» выросла в партизанский отряд имени Ф. Э. Дзержинского в составе 350 человек.

Теперь бойцы Мирковского могли выполнять любые задачи. Летом 1943 года им удалось парализовать работу оккупантов в Житомире. В июне народные мстители взорвали здания центрального телеграфа, типографии фашистской газеты «Голос Волыни» и помещение гебитскомиссариата. Тяжело ранили гебитскомиссара, а его заместителя убили. В следующем месяце взорвали электростанцию, водопровод, нефтесклад, несколько складов с амуницией, продовольствием и техникой. В разгар Курской битвы важный тыловой центр Житомир фактически ничем не мог помочь войскам гитлеровцев. Все эти маневры были хорошо спланированы. Бойцы Мирковского установили связь с житомирским подпольем, от которого получали важнейшие разведданные и помощь.

Идеальная диверсия

Железнодорожная ветка Овруч — Чернигов долго не использовалась и пришла в негодность. Летом 1943 года фашисты решили ее восстановить. На станцию Радча прислали венгерский саперный батальон, о чем узнал Мирковский и сообщил в Москву. В ответ пришел приказ: любой ценой сорвать восстановление ветки. Казалось, задача невыполнима.

В 1,5 км от места, в деревне Новая Радча, был расквартирован охранный полк — 1 500 бойцов с артиллерией и бронетехникой!

Мирковский решил действовать скрытно и рассудительно. Первым делом провели максимально возможную разведку. Установили численность охраны, расположение блокпостов и места размещения вооружения. Но сил для лобовой атаки не хватало. Привлечь соседние отряды — потерять драгоценное время. Да и немцы могли раскрыть готовящуюся атаку, заметив подходящих партизан.

Тут нужно было придумать что-то неординарное, какой-то хитрый ход. Венгерский обер-ефрейтор частенько захаживал в гости к одной семейной паре, и Мирковский решил сыграть на ревности мужа.

С вечера партизаны заняли позиции вокруг станции. Обер-ефрейтора взяли «на месте преступления». Он не успел опомниться, как разведчики вытянули из него нужную информацию: время смены караула, пароли и отзывы. Затем заставили провести смену караула раньше срока — на охранных вышках оказались партизаны. Тут же на станцию ворвались сидевшие в засаде бойцы. Они окружили казармы, по сигналу взорвали офицерский барак и разоружили караул. Взятым в плен солдатам противника выдали продукты со склада и отправили в Новую Радчу. За это время партизаны Мирковского заминировали станционные постройки, привезенные стройматериалы, железнодорожное полотно. Оружие, боеприпасы и продовольствие, захваченные в Радче, погрузили на подводы и вывезли в расположение отряда.

Охранный полк был поднят по тревоге. На станции грохотали взрывы, небо заволокло черным дымом. Взревели моторы бронетранспортеров — и немцы помчались к ней. По дороге они встретили колонну венгерских саперов с хлебом в руках, а вместо станции увидели лишь груду развалин. Восстановление железнодорожной ветки стало невозможным. Немцы так и не нашли виновных. Некоторые офицеры гестапо даже думали, что это сами саперы убили офицеров и разграбили продовольственные склады, а следы преступления уничтожили, инсценировав нападение партизан.

Радчинская операция отряда Мирковского — пример идеальной диверсии. О ней в послевоенное время рассказывали будущим разведчикам.

Всего за период пребывания в тылу врага с 15 марта 1942 года по 20 августа 1944-го партизанский отряд Мирковского уничтожил около 2 тыс. вражеских солдат и офицеров, пустил под откос 48 эшелонов и три бронепоезда, уничтожил два самолета, взорвал 10 железнодорожных и шоссейных мостов.

В октябре 1943-го Мирковский был тяжело ранен и эвакуирован в Москву.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом героизм и отвагу полковнику Евгению Ивановичу Мирковскому присвоено звание Героя Советского Союза.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ