Как минский продавец обыграл чемпиона мира по шахматам Эмануила Ласкера 

История о том, как продавец из Минска обыграл именитого чемпиона мира по шахматам, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Эмануил Ласкер

Эмануил Ласкер — легенда шахмат. Второй чемпион мира, который завоевал корону в несусветно далеком 1894-м и удерживал ее рекордно долго — 27 лет. Гроссмейстер, крупный математик, яркий философ, драматург. 85 лет назад он попросил убежища в СССР и через год побывал в нашем городе.

Начало сюжета

Москва, 1935 год. «ЦК ВКП(б), тов. Сталину. Копия — председателю ЦИК СССР тов. Калинину. (…) Бывший чемпион мира 67-летний старик Эмануил Ласкер обратился ко мне с письмом, сущность которого заключается в просьбе разрешить ему жить в Советском Союзе в течение двух лет для окончания его математической работы (он — доктор математики) с сохранением за ним права выезжать за границу для участия в международных шахматных турнирах. (…) Ласкер находится сейчас в тяжелом положении. Он бежал из Германии, где фашисты разгромили его квартиру, и живет кое-как в Лондоне. По существу, его ссылка на математическую работу — предлог, чтобы скрыть обидную правду, что будущее в условиях капиталистического мира не обещает ему ничего, кроме нужды и одинокого конца. (…) В этих условиях оказание Ласкеру внимания со стороны Советского правительства может послужить (…) к еще большему поднятию авторитета СССР».

Так писал руководству советской страны человек, в  то время в этой стране не последний, — народный комиссар юстиции СССР Николай Крыленко. Старый соратник Ленина в 1917-м — большевистский главковерх (командующий русскими войсками), потом — свирепый обличитель подлинных и мнимых врагов красного режима на всевозможных показательных судебных процессах, Крыленко в 1920–1930-е был фигурой № 1 и в советских шахматах. В силу высокого положения много сделал для их развития в СССР.

В частности, организовывал в Белокаменной громкие международные турниры. Во время одного из таких к нему обратилась чета Ласкеров — знаменитый гроссмейстер и его жена фрау Марта.

Николай Крыленко

Крыленко предложил дать Ласкеру звание заслуженного деятеля искусств (поскольку считал шахматы видом художественного творчества), назначить пенсию в 1 000 рублей (фантастическая сумма) и поскорее решить некрасивый вопрос с гонораром за одну из ласкеровских книг (в СССР ее пиратски издали и деньги зажали). Сталин согласился с идеей принять в Москве мировую знаменитость. Политически это действительно выигрышно! Звание и пенсию гостю не дали, но гонорар выплатили, предоставили хорошую квартиру и работу в Институте математики АН СССР. Кроме того, экс-чемпион (а на самом деле чемпион всегда остается чемпионом!) стал тренером советской сборной и шахматным обозревателем «Советского спорта». То есть имел возможность ездить как за границу, так и по стране с лекциями и сеансами одновременной игры. Одна из таких поездок была в Минск.

На 25 досках

Вечером 26 февраля 1936 года в зале городского Дома партактива он дал сеанс игры на 25 досках. Из отчета в «Звяздзе»:

«У дзвярах з´яўляецца Эмануiл Ласкер, якога ўсе прысутныя сустракаюць апладысментамi. Гросмайстар уваходзiць у чатырохкутнiк, рука яго робiць прывычны жэст — каралеўская пешка пачынае бой. Ён хутка абыходзiць усе дошкi i робiць другi ход».

Воцаряется тишина. За дальнейшие три часа сделано лишь 16 ходов.

«Першым заканчвае партыю тав. Пасэ — спакойная нiчыя. Праходзiць яшчэ гадзiна, шахматысты запiсваюць яшчэ тры хады. Зноў нiчыя з тав. Камянецкiм». И тут неожиданность! «Хутка гросмайстар атрымлiвае першае паражэнне ад тав. Канэ (прадавец магазiна будматэрыялаў № 16)». В ответ Ласкер, словно разозлившись, быстро выигрывает у трех соперников. На часах 00:30, однако сворачивать игру никто не собирается. В 3:00 экс-чемпион терпит еще два поражения: от минских шахматистов Житкевича и Зисмана (в отчете уточнялось, что последний — работник Белгоспроекта).

К 4:00 дело идет к завершению. «Нiчыi зрабiлi тт. Гавi, Савасценка, праф. Камiнскi, Берман». Общий итог: за минчанами — 3 победы, 6 ничьих. 16 партий Ласкер выиграл.

Во время матча в зал на цыпочках вошел еще один именитый шахматный гость гроссмейстер Андре Лилиенталь. Если Ласкер был немецким евреем, то Лилиенталь — венгерским, ему из родной страны в те времена тоже пришлось бежать. Тоже жил в СССР, тоже в тот день проводил в Минске сеанс одновременной игры, но в другом месте (в шахматно-шашечном клубе) и поскромнее — на пяти досках. Поэтому закончил раньше. Сейчас тихо дожидался в уголке, пока мэтр доиграет.

По ту сторону доски

Среди упомянутых в давней заметке имен есть и те, что хорошо знакомы любителям минской истории.

Сергей Поссе

«Тав. Пасэ» — явно профессор Сергей Поссе. Потомок плененного под Полтавой шведского генерала, сын крупного дореволюционного издателя и соратника Горького Владимира Поссе, он был тогда в столице директором Института истории партии и одновременно помощником первого секретаря ЦП КПБ. В 1937-м расстрелян.

Яков Каменецкий

«Тав. Камянецкi» — это Яков Ефимович Каменецкий, журналист. Перед войной — чемпион Минска, он до конца дней оставался приметной фигурой в белорусской шахматной среде. Мне Каменецкий помнится уже старичком-пенсионером. Маленький, кругленький, экспансивный, он в редакцию, где я тогда работал, вбегал с криком: «Смотрите, что принес! Этого еще нигде нет!» Далее на стол ложилась отстуканная на разбитой пишущей машинке заметка. Как правило, что кто-то из наших шахматистов выступил в каком-нибудь Буэнос-Айресе, итог игры такой-то. Нужна заметка? Не нужна? Слово за слово — и выясняется, что в этот самый Буэнос-Айрес Яков Ефимович всю ночь за свои деньги названивал, чтобы узнать результат. Ну как после такого откажешь? Умер он в 1991-м.

«Прафесар Камiнскi» — это, видимо, знаменитый столичный врач-офтальмолог Семен Давыдович Каминский, завкафедрой глазных болезней мединститута, депутат горсовета.

Семён Каминский

Про Леонида Ивановича Житкевича в Интернете сказано, что он был одним из сильнейших предвоенных шахматистов Беларуси. Потом — фронтовик, кандидат технических наук.

Увы. Нигде никакой информации не встретилось о «тав. Канэ» (фамилия по-русски Канэ? Конэ? Каннэ? Коннэ?). Жаль. Минский продавец, обыгравший великого гроссмейстера, — интересно ведь!

Прощай, СССР!

В 1937-м Ласкеры изъявили желание покинуть СССР. Повод — фрау Марта болеет, на лечение ее пригласила в США дочь от первого брака. Правда, в шахматной среде всегда ходили слухи, что не всё, мол, так просто было с этим отъездом. В наши времена историк шахмат Татьяна Морозова раскопала подробности давнего сюжета.

Крыленко ангелом не назовешь, он изрядно поспособствовал становлению в стране «большого террора». Однако где-то к началу 1937 года сам попал в опалу. Наркома юстиции чаще отодвигали на второй план, арестовывали людей из его окружения, в частности, сотрудников Всесоюзной шахматной секции (федерации, говоря по-нынешнему). В НКВД из них выбивали показания, что Ласкер — немецкий шпион, а приглашение его в СССР — крыленковское вредительство. Наркому об этом стало известно. Он намекнул Ласкерам, чтобы те срочно под любым предлогом подавали заявление на выезд. Известно, что Сталин по поводу этого заявления говорил с Крыленко. Тот высказал мнение, что целесообразнее пойти навстречу. Ласкер к нам просился на два года, срок истек. Советскими гражданами старики не являются, формальных поводов удерживать их нет, а имя громкое. Американская виза выдана, дочь о предстоящем отъезде знает, задержим — нарвемся на мировой скандал. Сталин согласился. Но показательно, что Ласкеры демонстративно купили билеты не только туда, но и обратно, а в московской квартире оставили все вещи, взяв минимум. То есть происходящего вокруг боялись и давали понять: не волнуйтесь, мы думаем вернуться.

В октябре 1937-го они уехали. В январе 1938 года Крыленко подвергли уничтожающей критике на сессии Верховного Совета СССР, сняли с должности, исключили из партии, позже арестовали и 29 июля 1938-го расстреляли.

Ласкеру теперь предстояло обживаться на новом месте. В начале материала сказано: этот человек много в чем был талантлив. Но зарабатывал всю жизнь шахматами. В юности играл на деньги в берлинских кафе, потом высокий гонорар ставил непременным условием своего участия в различных соревнованиях. В США тоже пришлось устраивать сеансы одновременной игры вроде минского. Правда, всё чаще подводило здоровье. 11 января 1941-го Э. Ласкер умер в Нью-Йорке.

Не знаю, сообщалось ли о его кончине в СССР. Если да, то, скорее всего, никто на эту новость не обратил внимания. Война приближалась, не до шахмат было.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ