Как мошенники разводят минчан на деньги, притворяясь работниками банка

Всё чаще минчане становятся жертвами виртуальных мошенников, которые постоянно совершенствуют обманные схемы. Жалобы граждан поступают в адрес мобильных операторов: «Откуда мошенники знают мой номер телефона?», в банки: «Откуда знают, что я обсуживаюсь в вашем банке?», а заявления все чаще регистрируют сотрудники милиции. Конкретный случай — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Моей супруге позвонили 28 декабря 2020 г. ровно в 19:51 по минскому времени. Время звонка очень важно, но об этом позже.

Вызов шел по Viber, телефон находился в другой комнате и какое-то время оставался неуслышанным. По просьбе жены мобильник принес я. На экране светился знакомый каждому белорусу логотип банка. Не сказать, что я любопытный, но пусть кинет в меня камень тот, кому безразлично, когда его жене звонят из банка. Тем более когда рабочий день закончен. Тем более по Viber. Тем более что название финансового учреждения написано через пробел, а не слитно. В общем, как говорил один киногерой, вечер переставал быть томным. Одно дело, когда слышишь о телефонных мошенниках со стороны, и совсем другое, когда они звонят тебе сами.

Но время ожидания истекло, и пока я рассматривал экран, абонент отключился. Становилось обидно. Это то же самое, что наколоть на вилку кусочек экзотического деликатеса, поднести ко рту и не попробовать. Ведь у меня наготове имелось столько милых идей. Например, когда жулики попросят прислать им снимок банковской карточки, можно сфоткать ее в профиль или заклеить скотчем цифры и нарисовать сердечки. Да мало ли еще забавных придумок!

К счастью, супруге мои переживания были неинтересны. Ведь звонили из банка, следовательно, речь могла идти только о самом главном — о деньгах. Думаю, все женщины ее поймут. Жена набрала высветившийся номер. Громкую связь она не включила, и о требованиях мошенников я мог судить только по ее ответным репликам. Теперь понимаю, почему аферы телефонных жуликов имеют успех. Жена бледнела, поднимала брови и от волнения ходила по комнате. С ее карточки списывались деньги, но абонент был готов поставить двойную защиту, чтобы этого не допустить. От супруги требовалось лишь назвать остаток средств на счету, время и место последней транзакции, а главное — подтвердить, что все списываемые 172 рубля на имя какого-то Пупкина уходят по ее согласию. Тогда банку беспокоиться не о чем: сделка совершается по обоюдному согласию. Перечислять Пупкину деньги жена не желала. И вот собеседник наконец забросил удочку, попросив назвать номер карточки. Моя супруга работает учителем русского языка и литературы в школе, она и списанное из Интернета сочинение определит без помощи системы «Антиплагиат». А тут такой грубейший прокол! Ну почему сразу цифры, сразу в лоб? Собеседник тут же попытался исправиться, заявив, что номер карты совсем и не нужен, достаточно назвать номер договора с банком. Супруге стало скучно, и она передала трубку мне.

В свою очередь двоечник на том конце провода также подключил к беседе старшего, как он сказал, сотрудника службы безопасности, некую Анну. Увы, узнать ее отчество и фамилию не удалось. Поняв, что мифический Пупкин, которому без нашей доброй воли сейчас перечисляются 172 рубля, нам неинтересен, Анна прервала разговор.

Теперь о грустном. Я не зря уточнил время звонка. Потому что, пока мы общались, наступило восемь часов вечера. Я набрал по телефону короткий номер контакт-центра уже настоящего банка. И всё, точнее, ничего! Живой контакт со служащими, оказывается, возможен лишь с 8:30 до 20:00. Во внеурочное время информацию о случаях мошенничества следовало оставлять на сайте банка.

Возникает вопрос. А если бы Анна и ее подчиненный сотрудник-двоечник позвонили не нам, а супружеской паре стариков, не владеющих Интернетом и не знакомых с подробностями телефонных разводов на деньги? Куда им обращаться, перезванивать, где уточнять имена и фамилии специалистов службы безопасности? Ведь, чего врать, и моя супруга поначалу повелась на разговор о списании денег.

К слову, информацию о произошедшем я оставил на сайте банка. Ответа пока нет. Возможно, ее еще анализируют.

Р.S. Судя по номеру, жулики звонили из Латвии. Телефонный код очень похож на наш: +371. Будьте внимательны!

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ