Как обвели вокруг пальца советских идеологов авторы песни «Все могут короли»

Эта песня написана в ответ на требование подчеркнуть в творчестве начинающей певицы Аллы Пугачевой преимущества социалистического строя. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Идеологический заказ

Став обладательницей Гран-при на международном конкурсе «Золотой Орфей» в Болгарии в 1975-м за песню «Арлекино», Алла Пугачева проснулась знаменитой. Ее выступление и конкурс демонстрировали в эфире Центрального телевидения. В Болгарии вышла пластинка с концертным исполнением хита, а для ГДР произведение записали отдельно на немецком языке. Чем не международная известность? Правда, «Арлекино» болгарский композитор Эмил Димитров написал за 10 с лишним лет до выступления Пугачевой. Была даже запись в Гостелерадиофонде СССР 1964 г., где он исполняет его на болгарском. И все же именно с этой песней молодая Пугачева ворвалась на олимп советской эстрады, начала сольную карьеру. Стоит напомнить, что мэтры в 1970-е вынуждены были наряду с лирикой, так любимой народом, исполнять патриотические песни на манер «И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди». Вот и Алле Борисовне на заре карьеры чиновники поставили условие: «Второй песней, которая завоюет сердца зрителей, должно быть произведение, демонстрирующее преимущества социализма над капитализмом и монархией». Молодая певица опешила. Ей теперь петь о полях, засеянных квадратно-гнездовым методом? Или об успехах пятилеток? А ведь так хотелось оставаться в радиоэфирах, появляться на ТВ. И тогда она обратилась к поэту-песеннику Леониду Дербеневу.

Со знанием дела

Леонид Дербенев

Все в Москве знали: поэт Дербенев, автор текстов песен, звучащих в фильмах Гайдая, не будет писать стихи-агитки, но обладает способностью угождать идеологам, держа фигу в кармане. Он сразу предложил произведение о неравном браке в условиях монархии или капиталистического строя, о влюбленности людей разных сословий, которых осуждают за их греховную связь. Ведь в СССР официально не существовало превосходства одних граждан над другими по факту происхождения или семейственности. Теоретически сын министра мог жениться на посудомойке. Сначала автор и Алла Борисовна намеревались взять за основу что-то из русской литературы, где примеров ложных и фактических неравных браков полно. Например, «Барышня-крестьянка» из «Повестей Белкина» А. С. Пушкина. Да и в произведениях Достоевского и Толстого немало историй на подобные темы. Однако от литературного пути решили отказаться. Песня — это всегда вольная трактовка, после которой на них обрушились бы с претензиями литературоведы. Тогда поэт решил исследовать подобные события из реальной истории России. К примеру, вспомнил о браке графа Николая Шереметева с крепостной актрисой Ковалевой-Жемчуговой в ноябре 1801 г., против которого восстало русское дворянство. Но и этот путь показался слишком тернистым. Вмешаются историки, да и к личностям из периода царской России в СССР относились по-разному. Не хотелось воспевать того, кого сочтут душителем русского крестьянства и запретят песню. И тогда Алла Борисовна посоветовала искать истории в глубине веков не в России. Что происходило на Западе лет 300 назад, цензоров мало интересовало.

Поход в библиотеку

Дербенев и без исторической подоплеки мог сочинить стихи о том, как общество запрещает королю быть с возлюбленной простолюдинкой и вынуждает жениться на дурнушке голубых кровей. Но хотелось найти прототипов. С ними обоснование песни будет выглядеть убедительнее в кабинетах цензоров. И после нескольких часов в библиотеке — нашел. История эта началась весной 1634-го.

Людовик II

Король польский и великий князь литовский Владислав IV во Львове, проезжая рыночную площадь, заметил в окне дома двух опечаленных дам. Он был поражен красотой одной из них. В нарушение всех норм этикета остановился. Ему сообщили, что персоны — вдова местного купца Яна Лужковского с дочерью Ядвигой. Отец семейства, купец, накануне умер, не выдержав финансовых потерь из-за пожара на его складах. Теперь вдову и дочь выселяли из дома. Ядвига, чтобы прокормиться, вынуждена наняться птичницей и пасти гусей. Король тут же погасил долги и увез Ядвигу в Варшаву, где через 9 месяцев она родила сына Константина. Но когда король решил жениться на Ядвиге, разгневалась шляхта. Как безродная барышня, пасшая гусей, станет их королевой? Шляхта наложила вето на свадьбу. И вскоре монарху сосватали дочку римского императора Цецилию Ренату. Владислав отправил Ядвигу подальше от скандалов и ревности супруги в город Гнезно. Место считалось священным для католиков, король стал пропадать там якобы с молитвами. Цецилия не сидела сложа руки и объявила Ядвигу ведьмой. Ей грозило сожжение на костре. Но Владислав и тут проявил смекалку, женил Ядвигу на своем верном подданном, назначил его главным лесничим и направил с ним любимую в лесные угодья. Надо ли говорить, что король стал заядлым охотником. До мая 1648 г. продолжался роман, пока Владислав не умер на руках возлюбленной в охотничьем домике. В XIX в. эту историю узнал французский поэт Беранже и превратил романтическую драму в комический памфлет «Все могут короли». Дербенев почерпнул из него суть.

Аделаида Парижская

Использовал он еще одну историю, которую, взяв из нее имя героя, соединил с первой. Король Западно-Франкского королевства (Франции) Людовик (Луи) II жил в IX веке. Он был тайно помолвлен с дочерью пастуха. Но двор вынудил его жениться на Аделаиде Парижской. Так и родились строки: «Но что ни говори, жениться по любви не может ни один, ни один король!» Ситуация вызвала у Луи определенную ненависть к навязанной супруге, и его художники часто изображали ее с карикатурно искаженным лицом. Отсюда строчка в песне «Но если б видел кто портрет принцессы той, не стал бы он завидовать Луи!».

Складно обосновали

Когда стихи были готовы, за музыкой обратились к Борису Рычкову, легендарному джазмену, пионеру советской профессиональной эстрады. Он нашел интересную интонацию. Песня, которая высмеивает беспомощность королей в вопросе личной жизни, звучит как своеобразный марш. То есть маршируй, наслаждайся, но все равно получишь то, что навяжет светское общество, имеющее вес!

Борис Рычков

Заказчики с идеологического фронта спросили: «А где же в песне описаны преимущества советского строя?» В ответ услышали: «В работе мы показали недостатки монархии, а выводы о том, что у нас в СССР все свободны в выборе, сами придут в голову. Привести миллионы слушателей к мысли сложнее, чем вести пропаганду с помощью готовых фактов. Это высший пилотаж идеологии!». Возражений не нашлось.

Всесоюзная премьера состоялась на концерте ко Дню советской милиции 10 ноября 1976-го. Произведение прозвучало на «Голубом огоньке» 1 января 1978 г.

Песня вошла в альбом Аллы Пугачевой «Зеркало души». Но самое главное — в августе 1978-го за исполнение «Все могут короли» Пугачева получила Гран-при «Янтарный соловей» на II Международном конкурсе «Интервидение-78» в Сопоте.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ