Как потомственный самурай в минском храме крестился

Что заставило 49-летнего японца, приехавшего в Минск к жене, искренне поверить в чудо и стать православным христианином?

Своей необычной историей Тошиюки Сакамото поделился с корреспондентом агентства «Минск-Новости».

Все началось 3 года назад, когда Томи (это имя наш герой взял для простоты общения с европейцами) прилетел в Национальный аэропорт Минск.

Natsonalnyiy-Ae`roport-Minsk-2

Он был счастлив. Его встречала Елена. Белорусская красавица откликнулась на его сообщение на одном из сайтов знакомств, и долгая переписка все-таки завершилась свиданием. Сейчас Томи уверен: ему суждено было попасть в Минск. В Лондоне, где он тогда жил, белорусское посольство находилось на расстоянии одной остановки на автобусе от его квартиры, а фото для визы он сделал уже на пути к нему.

– Все оказалось рядом. Разве это не странность для огромного города? – удивляется Томи.

Елена не позволила своему другу поселиться в гостинице и пригласила пожить у нее. В квартире маму ждала 12-летняя дочка, а гостя – горячий ужин и теплая семейная атмосфера. «Женюсь!» – в тот же вечер решил Томи.

Надо сказать, что дома, в японском городе Мориока, он уже когда-то был женат. Была и дочка – почти такого же возраста, как и девочка, с которой он только что познакомился. Но…

– Я думал, чем больше денег я приношу в семью, тем счастливее она будет. Но моя жена считала по-другому. Ей нужен был муж, а не тот, кто просто добывает деньги и изредка бывает дома, – говорит Томи.

Фото с сайта trialx.com
Фото с сайта trialx.com

А работал он на износ. Два собственных ресторана требовали бесконечного времени, сил, здоровья. Последнее подвело – и глава семьи попал в больницу. Теперь возможности неотрывно заниматься делами у Томи уже не было, бизнес пришлось продать. В это же время супруга подала на развод.

– «Пока ты в больнице, я тебя вижу, ты со мной. Выздоровеешь – опять возьмешься за старое, и тебя никогда не будет дома. Я так больше не могу», – сказала она, – вспоминает слова бывшей супруги Томи. – После развода я отдал все, что у меня было, даже не для нее – для дочки, чтобы обеспечить ей будущее.

Бывший владелец двух ресторанов, профессиональный повар, знающий почти все кухни мира, остался бездомным и… тут же попал в поле зрения местных якудза – японских мафиози. Они помогли ему с жильем, а взамен потребовали возобновить бизнес, чтобы «щедро отблагодарить своих благодетелей за своевременную помощь». Размер платы – 70 % от ежемесячной выручки. Куда деваться? Томи чувствовал себя прочно сидящим на крючке. Для начала ему приказали работать в чужом ресторане. Денег, которые оставались после выплаты «долга», едва хватало на съем дешевой квартирки. Так длилось бы вечно, но… В один прекрасный день Томи удалось бежать от своих «покровителей» – скрыться помогли надежные друзья. А через некоторое время он встретил бывшего босса, у которого Томи когда-то, еще до открытия собственного бизнеса, работал официантом. Эту же должность хозяин предложил ему и теперь. А потом порекомендовал своему знакомому арабу миллионеру в качестве кулинара-профессионала. С тех пор Томи трудится поваром у богатого араба, с которым исколесил не только Саудовскую Аравию, родину хозяина, но и всю Европу.

Фото с сайта static.business-online.ru
Фото с сайта static.business-online.ru

Как признался наш собеседник, в хозяйском доме нередко бывал бывший британский премьер Тони Блэр, который не раз чуть ли не за руку здоровался с ним, а брат королевы Елизаветы даже называл Томи по имени. Словом, жизнь наладилась, а постоянные разъезды его не пугали. Тем более что при необходимости босс разрешал брать отпуск. Приезд в белорусскую столицу к будущей жене – веский аргумент, чтобы на 2 недели оставить рабочие обязанности. О поездке он не пожалел. Совсем наоборот. Во-первых, Елена прекрасно готовила. До этого ему никто не готовил еду – сам ведь повар, да еще какой! А во-вторых, его дама сердца работала учителем музыки и замечательно играла на пианино.

– Некоторое время я работал в австрийском посольстве в Японии. Австрия – родина музыки! Я привык слушать музыкальные произведения. Мое сердце просто таяло, – говорит Томи.

Его мысли о скорой женитьбе день ото дня крепли. Спустя 3 месяца они поженились. Томи бывал в Минске по несколько недель, по месяцу, а потом улетал в Саудовскую Аравию или колесил вслед за боссом по Европе. Ощущение того, что супруги рядом друг с другом, дарили Интернет и скайп.

…Однако счастье вдруг стало сменяться удивлением, а потом смятением. Началось все с того, что супруг пригласил Елену в Стамбул. В аэропорту она поцеловала мужа, и тот почувствовал: что-то нет так! К тому же белорусская леди избегала смотреть ему в глаза.

– В зале было много арабов. Они заметили ситуацию и засмеялись: «Да она его не любит!» – рассказывает Томи. – Я тоже знаю, у европейцев, в отличие от японцев, не принято сдерживать эмоции. Но старался не придавать значения странному поведению жены. А окружающие, не думая, что я понимаю арабский, в открытую потешались…

Следующие 4 дня супруга посвятила шопингу.

Фото с сайта adoretour.com.ua
Фото с сайта adoretour.com.ua

Томи оставалось лишь сопровождать ее в магазинах-бутиках-салонах и оплачивать счета. А потом все стало по-прежнему: жизнь врознь, скрашенная перепиской в Интернете и нечастыми приездами в Минск. Супруг присылал белорусской жене деньги, желая посмотреть, как она будет ими распоряжаться. В Японии есть традиция – все проверять тремя годами. Томи решил: если в течение этого времени траты будут разумными, он доверит жене более значительные суммы.

…Когда наш герой в очередной раз прилетел к супруге, он понял, что ощущение домашнего тепла и спокойствия куда-то улетучилось из квартиры Елены. Томи не мог найти себе места, его не устраивало абсолютно все, даже то, как расставлена мебель. Наваждение ушло, только когда супруги отправились в Браслав в родительский дом Елены. Там Томи почувствовал не только спокойствие, но и… присутствие недавно умершей тещи. Наш собеседник отметил, что с детства отличался тем, что мог ощущать незримых духов, а его дядя, буддийский монах, зная о способностях племянника, не раз предлагал ему принять буддизм. Когда Томи поделился своими наблюдениями с Еленой, та только отмахнулась:

– Да ты с ума сошел! Ерунду какую-то несешь.

В Минске гнетущее чувство вернулось. К тому же в квартире супруги теперь проживали ее сестра с гражданским мужем, и наш герой впервые почувствовал себя тут лишним.

…Томи не мог нормально работать. Голова шла кругом. Он не понимал, что происходит. Уже не первый месяц жена не пишет ему первой, только отвечает на его сообщения.

– Если муж уехал в долгосрочную командировку, супруги ведь скучают друг по другу, стремятся видеться хотя бы через скайп. Это нормально. А жена в ответ на мои замечания только твердила: «Ты что, маленький ребенок? Зачем тебе каждый день писать сообщения?» – рассказывает собеседник.

Босс заметил перемены в своем поваре и предложил снова взять отпуск – отдохнуть, привести себя в порядок. Врач посоветовал вернуться в Японию, но Томи тянуло в Минск. «Побуду с женой, помиримся, и все будет хорошо», – уверял он самого себя. Но получилось еще хуже. Елена, встретив супруга, предложила ему снять квартиру – мол, в ее жилище нет лишней кровати, а сестру с ее другом она не может выселить. Две недели он жил отдельно, жена к нему заходила время от времени. Конечно, такой поворот событий никак не способствовал восстановлению супружеских отношений. Словом, в аэропорт Томи никто не провожал.

…Работа опять не ладилась. Нельзя сказать, что наши герои поссорились и разбежались, но мира и спокойствия в их отношениях не было. Томи совсем сник. На этот раз босс дал ему 3 месяца отпуска с условием, что зарплату он получать в это время не будет, но к концу срока он получит денежный бонус, и обескураженный японец снова рванул в Минск.

История с отсутствием свободной кровати повторилась, Томи вынужден был поселиться в гостинице. Но несколько дней проживания в далеко не самых дорогих апартаментах съели почти все его деньги. К тому же он не забывал дарить жене подарки, и сумма на кредитке быстро таяла. Томи очень надеялся на обещанный бонус, но его все не было, а значит, средств, чтобы купить билет в далекую Саудовскую Аравию, – тоже. Видя, что жена не хочет пускать его к себе и найти для него съемное жилье у нее не получается, японец обратился за помощью в агентство недвижимости. Там у него взяли энную сумму, хотя ключ не выдали. Мол, плата только за информационные услуги, дальше подбирайте апартаменты самостоятельно. Томи грозила улица, и Елена все-таки устроила супруга в захудалой съемной квартирке. «Почему я не могу жить вместе с супругой? Да буду спать на кухне, не нужна мне кровать!» – вконец разозлился наш герой и направился к Елене. Но… диван на кухне уже был занят. Там почему-то лежал неизвестный мужчина, а стол был уставлен бутылками и закуской.

– Кто это??? – вышел из себя законный супруг.

– Не важно, – отмахнулась жена.

– Что значит не важно???

– Это мой друг! Мой! – тут же подскочила сестра Елены.

Томи владеет приемами карате, но драться с проходимцем он здесь не мог: во-первых, здесь женщины, а во-вторых, дочка, которую он уже считал родной, спит в соседней комнате. Но что делать? Здесь ему уже нет места, он лишний, денег на обратный билет и на съем жилья нет…

– Томи, что с тобой? – в комнату зашла дочка, обняла его, а потом приготовила для повара-профессионала макароны. Он остался ночевать на кухне…

Наутро Елена сказала, что хочет развестись.

Фото с сайта www.woman.ru
Фото с сайта www.woman.ru

– Ты злишься из-за ерунды, задаешь странные вопросы, тебе постоянно что-то мерещится. Мне не нравится, как ты себя ведешь, – заявила супруга. – Это не твой дом. Уходи!

…Томи сидел на подоконнике на лестничной площадке 7-го этажа и размышлял, как поступить. Глянув вниз, за окно, он понял: это единственный выход. «Надо бы написать завещание, чтобы мое тело, как принято у меня на родине, кремировали. Мне нравится Браслав. Я хотел бы, чтобы мой пепел развеяли над озерами…» – подумалось японцу.

По древней традиции самурай, перед тем как сделать себе харакири, обязан написать несколько стихотворных строк – изложить то, что было у него на сердце в последние минуты жизни. Томи, представитель достойного рода воинов с 400-летней историей, не мог не соблюсти ритуал. Но строки не ложились на бумагу, и он решил погулять по городу, подумать. Увлекшись своими мыслями, он и не заметил, как вдалеке показалось здание Национальной библиотеки.

Фото с сайта www.nemiga.info
Фото с сайта www.nemiga.info

Посмотрел на него и вспомнил, каким счастливым он был 2 года назад, когда гулял здесь с Еленой, смотрел на Минск с высоты птичьего полета. «Конечно! Где еще, если не здесь, гордый самурай должен завершить свой путь!» Но… свернул в противоположную от библиотеки сторону.

– Меня будто кто-то подталкивал, мягкий голос шептал: «Подожди, не спеши. Зайди сюда…» – вспоминает собеседник. Так Томи очутился возле Всехсвятского храма.

DSC_6247

Он и раньше замечал его искрящиеся на солнце золотые купола, когда проезжал по проспекту Независимости, направляясь в аэропорт, но никак не мог найти время зайти сюда. Томи не знал, как креститься, поэтому, впечатленный, поклонился храму, как принято в Японии, и сделал несколько фотографий, чтобы его родители и сестра увидели, что было последним в жизни их сына и брата.

Заметив на территории прихода выставочный павильон «Буквица», решил, что это кафе и направился туда, чтобы напоследок выпить чашку кофе (ему очень этого захотелось). Но вместо предполагаемого кафетерия наш герой оказался в церковной лавке, которая расположена на первом этаже здания. Необычного посетителя встретила заместитель директора павильона Ольга Войтович, поняв, что гость ни слова не знает по-русски, позвала экскурсовода-переводчика. Томи рассказал свою историю, а в конце признался, что собирается броситься вниз с Национальной библиотеки. «Подожди, может, тебе это поможет», – сказали ему и отвели в храм к иконе Божией Матери «Скоропослушница». Священник зажег свечи.

– Я склонился перед иконой, по моим щекам текли слезы, – рассказывает Томи. – Не знаю, сколько прошло времени. Вдруг почувствовал, что кто-то тронул меня за плечо, оглянулся – но за спиной никого не было. Зато сердце наполнили облегчение и радость. Поднял глаза, увидел много икон. Я только повторял: «Thank you very much! Thank you very much!». Это было чудесно! В тот момент я понял, что хочу быть христианином. Это чувство возникло из моей души.

Выйдя из храма, Томи решил проверить, осталось ли с ним его недавнее желание. Поднялся на обзорную площадку, вспомнил счастливые моменты и… почувствовал, что хочет поесть.

Вернувшись в квартиру, приготовил себе спагетти с кетчупом и заглянул на электронную почту. В то время когда он был в храме, пришло сообщение от босса. Ему понадобился управляющий в одном из его домов в Японии, он предлагает эту должность Томи. А чуть погодя друг нашего героя предложил временно перебраться в его минскую квартиру, так как она сейчас пустует – друг с родителями отправился путешествовать по Европе. По словам Томи, ночью он не мог уснуть, а к утру почувствовал, что рядом с ним стоит душа покойной тещи, которую стал считать второй мамой. Они не понимали языка друг друга, говорили сердцами. Ее образ плакал, сожалея, что ее дочь не поняла его.

…Томи и сейчас живет в квартире друга, деньгами помогли знакомые, а право выбрать для него место работы, куда он вернется после трехмесячного отпуска, он предоставил своему боссу. Наш герой каждый день приходит во Всехсвятский храм. Здесь его научили молиться, сам он, пользуясь интернет-переводчиком, уже прочел Библию.

DSC_6267 DSC_6268

Томи с настоятелем Всехсвятского прихода Федором Повным

А неделю назад Томи принял крещение. Он взял имя архангела Михаила.

IMG_3578

– Я ведь тоже воин, как и он. И я готов бороться за себя и за свою любовь, – объяснил собеседник, бережно пряча на груди крестик.

DSC_6261

Свои слова он уже давно подтвердил, сделав татуировку

 

Томи надеется, что Елена изменится и они снова заживут счастливо. Еще не наступило время, чтобы они были вместе, считает самурай и верит: нужный момент он ощутит сердцем.

Фото Алексея Колесникова, из архива Всехсвятского прихода 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ