Свалка, чайки, вторсырье. Как нерадивые минчане, лишенные родительских прав, вкалывают на полигоне ТКО

Как милиционеры приобщают к труду граждан, которые обязаны возмещать расходы на содержание собственных детей, наблюдала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Утро буднего дня. Из ворот Центра изоляции правонарушителей ГУВД Мингорисполкома выезжает автобус с арестантами. В сопровождении двух милиционеров их везут на работу за город.

— 26 из 43 человек лишены родительских прав. Они должны возмещать расходы на содержание своих детей, находящихся на гособеспечении, в опекунских или приемных семьях, — рассказывает старший участковый инспектор ИДН Ленинского РУВД Захар Сукало.  Объявлений «Требуется на работу обязанное лицо» вы никогда не увидите. Более того, руководители организаций, куда они трудоустраиваются, так и ждут от них подвоха. Ведь у порядочных людей детей не забирают. Они часто совершают правонарушения, прогуливают работу, а то и вовсе уклоняются от трудоустройства, за что и попадают на сутки.

Автобус заезжает на полигон «Тростенецкий». Арестанты неспешно покидают салон. Их встречает приемщица сырья предприятия «Экорес» Виктория Мороз:

— Так, граждане, просыпаемся! Посмотрите, какое солнышко: трудиться на свежем воздухе в такую погоду одно удовольствие.

Майское солнце действительно пригревает. Если взглянуть на небо, можно представить, что ты на курорте: над головой, громко курлыча, летают чайки. Если бы они еще не гадили…

Но прибывших на полигон это не смущает. Под пристальным контролем приемщицы и участкового инспектора арестанты, разобрав огромные баулы, разбредаются в разные стороны. В горах мусора они будут искать пластик. Наполнив мешки, труженики подходят к Виктории Мороз, которая все взвешивает и записывает данные в специальный учетный журнал. За смену арестантам нужно собрать не менее 50 кг вторсырья: в зависимости от веса им начисляют заработную плату.

— Бывает, находят брендовую одежду, обувь, гаджеты и даже ювелирные изделия, — говорит работница полигона.  Если кофту или брюки они могут надеть на себя и вернуться в центр, то с гаджетами куда сложнее.

— Перед посадкой в автобус и в Центре изоляции правонарушителей их тщательно досматривают. В спецучреждении любые средства связи запрещены, — поясняет майор Сукало.

Один из арестантов нашел недопитую пачку сока и, щурясь на солнце, стал неспешно пить. Заметив на моем лице недоумение, В. Мороз восклицает:

— Это еще что! Посмотрите: возле туалета они оборудовали импровизированную столовую, на костре в чайнике греют воду — чаевничать собрались. Новички поначалу брезгуют питаться отходами, но через дня три едят найденное вместе со всеми.

Чуть поодаль от полевой кухни труженики устроили себе опочивальню, собрав в кучу валяющиеся кругом подушки, матрасы и одеяла. Что ж, отдыхать тоже нужно… Бывает, среди арестантов оказываются наркоманы или хронические алкоголики, которые страдают от ломки. Такие отдохнут на свежем воздухе часок-другой и встают в общий строй себе подобных. Если совсем худо, им вызывают скорую.

Народ здесь в основном необщительный, трудиться предпочитает молча. Лишь 42-летняя Мария согласилась поведать свою историю.

— Жили-жили с мужем, да разошлись: много пил, — говорит она.  С горя и я во все тяжкие пустилась. Сына и дочь забрали в приют. Потом и вовсе нас с бывшим родительских прав лишили — опекуном стала моя мать.

— А сюда как попали?

— Дворничихой работаю, да прогуливать стала без уважительной причины. А долг по алиментам немалый: 18 000 рублей.

— С детьми общаетесь?

— Конечно! Если не получается навестить, созваниваемся. По возможности покупаю им вкусняшки и одежду.

Офицер Сукало, слушавший нашу беседу, лишь улыбался, мол, такие горе-родители себя всегда в лучшем свете пытаются преподнести, вызвать жалость у собеседника. О регулярных запоях Мария умолчала, как и о том, что детей даже с днем рождения и Новым годом забыла, когда поздравляла. Благо у ребят есть замечательная бабушка, окружившая их теплотой и заботой. За судьбой школяров З. Сукало следит постоянно.

Порой новички отказываются трудиться на свалке. Тут на помощь приходит страж порядка: пара минут воспитательной беседы — и гражданин с баулом в руках семенит к остальным.

— К нам хорошо здесь относятся, — заверяет Маша.  Никого не обижают, не унижают.

Особое внимание на полигоне уделяют технике безопасности: здесь постоянно курсируют мусоровозы, работают бульдозеры.

К 16:00 арестанты собираются у автобуса. Их отвозят в Центр изоляции правонарушителей. Завтра большинство из них снова сюда вернутся.

Справочно

Обязанные лица по Декрету Президента Беларуси № 18 получают сутки за прогулы на работе и уклонение от трудоустройства. На полигоне обязанные лица зарабатывают 10–12 рублей за смену. Но денег они не получают: их перечисляют в счет погашения задолженности по алиментам.

Фото Алексея Матюша

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ