Как с нуля заработать 10 млн долларов? Рассказываем на примере частного предприятия «Технолит»*

История могилевского завода «Технолит» удивительна и на первый взгляд похожа на сказку. Начав с нуля, без бизнес-инкубаторов и банковских кредитов, небольшой производственный кооператив превратился в инновационное экспортно-ориентированное предприятие.

Сегодня здесь работают около 400 человек. Годовой оборот — свыше 10 млн долларов. «Технолит» — лауреат не только конкурса «Лучшие товары Республики Беларусь», но и обладатель множества других наград. Исключительный случай: его директору Александру Бодяко, а речь идет о частном предприятии, присуждена Государственная премия в области науки и техники.

И вот очередное признание заслуг. В конце минувшего года в торжественной обстановке во Дворце Независимости Александру Бодяко присвоено звание «Заслуженный работник промышленности Республики Беларусь». Как подчеркнул на церемонии вручения Глава государства Александр Лукашенко: «Очень важно, что мы научились применять новейшие технологии. Вдвойне ценнее, что мы научились создавать эти технологии».

Корреспондент «Вечерки» отправился в Могилев, чтобы узнать, как рождаются успешные стартапы.

Как намораживалась сталь

«О сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг». Этот пушкинский эпиграф к популярной телепередаче «Очевидное — невероятное», которую вел ученый-физик Сергей Капица, долгое время выходил без финальной фразы «И случай, бог-изобретатель». В Советском Союзе опасались апеллировать к философскому метафизическому началу.

Директор УЧНПП «Технолит» Александр Бодяко

— Но Пушкин гениален, как и все его творчество, — говорит А. Бодяко. — Случай и есть тот самый бог, покровительствующий изобретателям. Если задуматься, все великие открытия как раз имели место тогда, когда сходились звезды: желание, ум, опыт, интуиция. Наверное, именно в этот момент Творец дает отмашку, мол, делай, сейчас у тебя получится!

— Литье деталей намораживанием — основа производства на «Технолите» — из той же серии? Сошлись звезды?

— Конечно, хотя метод намораживания известен очень давно, причем он достаточно прост. Грубо говоря, если нам нужно изготовить трубу, то мы заливаем расплавленный металл в металлическую форму. Наружная поверхность отливки начинает остывать и кристаллизуется, внутри же металл еще остается жидким. Если его в этот момент вылить, получится именно труба, а не цилиндр. Такой же опыт можно провести в домашних условиях, если поместить стакан с водой в морозильник. На его стенках и донышке вскоре образуется ледяная корка. Получится такой же стакан, только ледяной. А незамерзшую воду можно использовать для отливки второго, третьего, четвертого стакана и так далее. Фактически безотходная технология.

— Но на других литейных производствах она не прижилась.

— Потому что слишком радикально отличалась от принятых устоев. В 1997 году у нас ничего не было. Возможно, прозвучит смешно, но первопричиной сегодняшней успешности предприятия были бедность и одновременно желание что-то сделать. «Технолит» тогда начинался с трех человек и без производственных активов. Голый энтузиазм и желание работать.

Не бойтесь делать ошибки

— Александр Михайлович, ваш «Технолит» — пример идеального стартапа для нынешней молодежи. Давайте вспомним первые шаги.

— Начать, наверное, следует с моих впечатлений о Южной Корее. Поездки были намного позже, когда «Технолит» уже вышел в люди, но тем не менее. Я побывал в этой стране трижды и каждый раз убеждался, что там деньги вкладывают не в проекты, не в идеи, какими бы заманчивыми они ни были, а в конкретного человека, в личность. Да, к человеку присматриваются, его изучают, но в итоге инвестируют в его мозги. Причем он может совершать ошибки. В этом принципиальное различие двух экономических моделей — постсоветской и азиатской. Мы еще со сталинских времен боимся сделать ошибку, боимся наказания, потому что оно действительно последует. В Корее головы за промах не рубят. Как у Пушкина: «Опыт — сын ошибок трудных». Но я отвлекся. По образованию я инженер-технолог и в 1997 году работал в Институте технологии металлов Национальной академии наук Беларуси. Период первоначального накопления капитала уже закончился, кроме фирм «купи-продай» появлялись первые частные производства, надо было с чего-то начинать и мне. Просвещение дает человеку многое, я опять перекликаюсь с Пушкиным, но теоретическая наука не поможет накормить семью.

— И появилась идея литья деталей методом намораживания?

— Можно сказать и так, хотя это лишь средство реализации другой идеи. Мощность двигателя внутреннего сгорания напрямую зависит от качества поршневых колец. Узлы силового агрегата можно изготовить из любой стали, но на поршневые кольца идет только легированная или износостойкий чугун. Выяснилось, что в этом сегменте рынка имеется ниша. Поршневые кольца все производят массово и реже крупносерийно, а вот на мелкосерийном производстве не затачивается никто! На просторах СНГ, да и не только, нет таких профильных производств.

Моя институтская специальность — сварка, о литье я ничего не знал, и это был плюс, мой случай — бог-изобретатель. Потому что иначе я пошел бы проторенным путем через классическую литейку, и ничего бы, наверное, не получилось. А так я вооружился литературой и как-то по-своему пытался осмыслить все для себя новое. Как сейчас помню, сидел по ночам с книжками, одновременно укачивая маленького сына. Попутно свербела мысль, где на всё взять денег. Но были напористость и вера, что все получится.

Первое оборудование арендовали в институте, ведь оно все равно простаивало. Конечно, набивали шишки, случались неудачи. Но я не боялся делать ошибки, потому что был свободен в поступках, не брал чужих денег и отвечал только за себя. Я накапливал опыт и делал открытия. И мы вышли на рынок со своими поршневыми кольцами, поначалу отливая их для мотоциклов и бензопил. Появились первые небольшие заработанные деньги, практически все вкладывались в производство, в работу, в опыт. И в наш технологичный век можно совершать открытия, важно, чтобы сошлись звезды.

— В одном из пресс-релизов предприятия указано: «Технолит» специализируется на выпуске комплектующих к различным видам техники и поставляет продукцию на крупнейшие предприятия не только Беларуси, но и зарубежья. Что я еще не сказал?

— Наша технология литья намораживанием защищена авторскими свидетельствами и патентами и обеспечивает недостигаемые ранее пластические и износостойкие свойства чугунов, что позволяет успешно заменять ими легированные стали и бронзы в узлах ответственного назначения. Впрочем, это тоже из пресс-релиза. Давайте я покажу наш завод в деле.

Аист на крыше

Новичку производственные цеха «Технолита» меньше всего напоминают литейное производство, каким его принято видеть. Нет грохота, фейерверков огненных брызг, даже тепло подается не от пышущих жаром вагранок, а от батарей отопления. И при этом примечательная, даже какая-то стерильная чистота.

— Особенность нашего производства — в мелко- и среднесерийности продукции, — отмечает собеседник. — Комплектующие, поршневые кольца, гильзы выпускаются под конкретный заказ, отсюда и необходимость высокой культуры изготовления. Большинство литейного оборудования и станков уникальны, спроектированы здесь же и изготовлены нашими специалистами. К слову, почти каждый третий работник имеет высшее образование.

— А конкуренции не боитесь? Вдруг ваши наработки позаимствуют другие.

— Думаю, этот этап позади. Нельзя украсть опыт, знания, любовь к выбранному делу. А «Технолит», без преувеличения, мои дом и семья. Вместе со мной работает супруга Ирина, она программист, на ней постановка всего электронного учета на заводе. Здесь же оба сына. Старший, Андрей, прирожденный новатор, грамотный инженер, менеджер с удивительной коммерческой чуйкой. Младший, Константин, тоже вырос грамотным инженером, крепкий управленец-производственник, кадровик. Дети, как и мы с женой, окончили Могилевский машиностроительный и начинали с должности подсобных рабочих. Моя правая рука в снабжении — младший брат, Виктор. Появляются семейные династии и в коллективе.

Что же касается конкуренции, то в добрый путь! Мы изготовили к продаже в России первый хонинговальный станок, пусть конкуренты пробуют свои силы. А сегодня идет реализация нового проекта. Не поверите, выжигать древесный уголь люди стали гораздо раньше, чем намораживать металл, но нормальное оборудование для промышленного производства угля в мире до сих пор не выпускается. Будем занимать эту нишу.

— Александр Михайлович, на фасаде административного корпуса размещен логотип предприятия. На нем всем знакомый аист с кольцом в клюве. Что это значит?

— Аист — символ Беларуси, а поршневое кольцо — сам «Технолит», первая компания в стране, специализирующаяся на производстве этой продукции. Еще у древних славян аист считался птицей, приносящей что-то новое, достаток и хорошие вести. Видите, все совпало.

Фото предоставлены УЧНПП «Технолит»

*На правах рекламы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ