Как съездили: безумно красивая деревушка Бали на греческом острове Крит

Почему греческий остров Крит путают с Индонезией, сколько стоит ужин на берегу моря и как живет минчанка, 19 лет назад приехавшая сюда на работу, выяснял корреспондент агентства «Минск-Новости».

Для тех, кто когда-либо был в этой европейской стране, вопрос с выбором места отдыха зачастую не стоит. Не так дешево, чтобы лететь на месяц, но и не так дорого, чтобы отказать себе в десятидневном путешествии. В общем, хочется вернуться. Но временами такая туристическая стабильность надоедает, и вот гостю греческий салат уже кажется не таким вкусным, номер — не таким чистым, море — не таким спокойным. А в Турции вообще все включено… Однако после посещения других мест ко мне пришло понимание, что лучшего сочетания цены и качества отдыха в Европе не найти.

Почему бы и нет? Чартер Минск — Ираклион за три с половиной часа доставляет на остров… Зевса. По легенде, именно тут был спрятан от своего отц­а Кроноса будущий бог грома и молний. На острове сотни деревушек, курортов и тысячи пляжей, где можно хорошо отдохнуть. Но есть одно местечко, где чувствуешь себя очень здорово, — Бали. Да, звучит так же, как и люксовое место отдыха в Индонезии! Но в Европе. И красиво здесь безумно.

Если выкладывать фотографии в «Инстаграм» с меткой «Бали», то гарантирован приток от фотографов и инструкторов по йоге из Индонезии. Лайкают, не разбираясь, хотя европейское Бали вообще не похоже на азиатского брата. Деревушка находится в 40 км от столицы острова Ираклион, разделена четырьмя бухтами, есть небольшой порт и оливковые поля в горах. По местечку каждый час курсирует поезд, чтобы отдыхающие могли выбрать себе пляж. К слову, море тут чистейшее, песок желтый, а туристы загорелые. Ведь на Крите всегда хорошая погода — 300 дней в году. Отдельно стоит сказать о тавернах, где осьминог, креветки и другие морские гады всегда свежие. Ужин у моря, кстати, обходится в 8 евро на человека, а порции в три раза больше, чем в любом минском заведении общепита. Правда, за первую неделю все это дико надоедает. А что делать, когда лежак уже в печенках, а солнце испортило кожу? Ехать на экскурсию. Здесь их предлагают больше двадцати, однако особенно популярна поездка на соседний остров Санторини. Цена, конечно, кусается — 150 евро, поэтому лучше выбрать что-то попроще. Например, местную пещеру Зевса.

А еще катают на ослике и дают попробовать местное вино. Отдельного упоминания заслуживают туры к слиянию трех морей в бухте Балос, прогулка по вечернему Ираклиону или поездка в город Ханья, где установлен высоченный маяк. К сказочному опыту отнесу именно природу острова, его виды и, конечно, добрых местных жителей.

И не только местных! Где наша не пропадала, даже на Крите. Сейчас объясню. Началось все с того, что, услышав русскую речь возле магазина, ко мне подошла дама и спросила, откуда туристы с таким хорошим русским языком. Узнав, что из Минска, расплылась в улыбке: мол, и она тоже. Правда, после этого пришлось пройти проверку названием улицы, на которой я живу в столице. Когда все процедуры были соблюдены, мы, белорусы, конечно же, обнялись. Шутка! Обменялись новостями. Я жаловался на отсутствие летнего солнца в Минске, Елена* — на украинских туристов, которые почему-то не хотят слушать экскурсии на русском, а английского не понимают. Оказалось, она работает в туристической сфере. Ну а дальше я не смог удержаться, чтобы не выяснить, как же занесло белорусского бухгалтера (как узнал позже) на далекий Крит.

Вот уже 19 лет Елена живет и работает на острове. В январе 1999 года разошлась с мужем и, чтобы как-то переключиться, отправилась в трудовое путешествие. Подруга помогла оформить визу, и Елена приехала в Афины. Там ей подыскали работу — помогать по дому немощной старушке на острове Крит.

— Привезли в деревушку, и вдруг меня накрыло. Что делать, как разговаривать, я ведь только немецкий и знаю со школьной программы, — вспоминает Елена. — В общем, в первый день убрала весь дом, только бы не заводить разговор! На следующий — купила русско-греческий разговорник, стала учиться. Помогал просмотр телевизора, но самое главное — слушала, как говорят местные. Тяжело ли мне было? Нет, я работы не боюсь.

Спустя три месяца ей поступило предложение потрудиться в магазине шуб, где частые гости — русские туристы. А еще как раз тогда в Греции началась вторая волна выдачи «зеленых карт» для тех, кто въехал по визе на работу. Елене помогли сделать документы, с которыми она поехала в местный исполком. Получила бумагу, что официально работает, а спустя два с половиной года — вид на жительство. Первым делом купила билет и улетела в Беларусь.

Навестив двух дочек, Елена вернулась обратно. Вновь понадобилась помощь той самой бабушке, которая уже не вставала с кровати. За таким нелегким трудом прошли еще четыре года, а когда старушка умерла, минчанка твердо решила улететь домой. Однако в Беларуси ее ждала дочка, которая также хотела поработать в Греции. Вместе они вернулись на Крит.

— С приездом дочки жить стало веселее. Она устроилась ухаживать за ребенком, быстро выучила язык, пошла в туризм, сейчас работает продавцом в супермаркете. Я также устроилась в сферу туризма, — улыбается Елена. — Как раз тогда пошел наплыв русских туристов после Олимпиады в Афинах. Меня нашли как носителя русского языка, и я стала возить экскурсии по острову. За первый сезон узнала про Крит больше, чем местные: много читала, искала интересные факты. Вот и сегодня получаю удовольствие от общения, тем более что русские очень любят меня расспрашивать как свою. А вот белорусы почему-то сидят молча на экскурсиях, тихие мы с вами.

Елена признается: с некоторыми туристами так интересно, что порой она берет своего мужа и вся компания идет в таверну. С мужем-греком вместе уже девять лет.

— Не называйте островитян греками, они критяне. Ведь Крит вообще самостоятельный, вошел в состав Греции только в 1913 году. Мой муж — строитель, мы вмес­те с ним отстроили его родительский дом, сделали из него виллу, где сегодня и живем. И дочка в прошлом году тоже вышла замуж, была настоящая греческая свадьба!

На вопрос, оккупируют ли белорусы Крит, Елена только улыбается и говорит, что наших тут не так много, чтобы создавать диас­по­ру. Ей до сих пор трудно некоторым объяснить, что она именно из Беларуси. Хотя однажды местный врач во время приема ей сказал, что знает, откуда она, и произнес заветное «трактор «Беларус».

И все же родина порой зовет обратно. Когда получается, Елена едет домой. Первым делом — на кладбище, чтобы навестить ушедших родственников и друзей. А потом, конечно, много ходит в гости, раздавая подарки с Крита.

— Это такой заряд бодрости, мне его потом хватает на весь год. Ну а если ностальгия накрывает прямо тут, то беру собаку и иду в горы гулять и думать. Беларуси здесь нет, но море и горы это не­много компенсируют. А еще — дом, семья, огород, где растут дыни, арбузы, огурцы, помидоры, апельсины и мандарины. Кроме того, у нас есть козы, овцы, кролики и куры. Ну и, конечно, жду приезда внучки с правнучкой, буду их откарм­ливать.

*Имя изменено

Фото автора

Самое читаемое