Как волонтеры помогают найти и вернуть домой пропавших детей, гастарбайтеров и бродяг

В конце прошлой осени в СМИ прогремела история, по которой впору снимать душещипательный фильм.

Жительница Минска четыре года искала сына, нелегально вывезенного отцом за границу. Найти мальчика помогли волонтеры, которые занимаются поисками людей, пропавших без вести. Подробности этой и других уникальных историй выяснял корреспондент «Р».

«Ангел»  в  помощь

Предыстория семейной драмы Светланы Руденковой начиналась как в сказке. Красивая пара: встретились, влюбились, поженились. В ноябре 2007-го родился сын Рома. Однако вскоре сказка кончилась – семья распалась.

Найти сына Светлане РУДЕНКОВОЙ помогли волонтеры трех стран.

Александр, отец мальчика, периодически брал его к себе в Гомель. Так было и в июне 2013-го. Отец взял Рому на две недели, пообещав вернуть матери 5 июля. Но этого не произошло. Бывший муж не отвечал на звонки и вместе с ребенком исчез в неизвестном направлении.

Милиция возбудила уголовное дело, объявив пропавших в международный розыск. В том числе по линии Интерпола. Все указывало на то, что они находятся за пределами Беларуси. В ноябре того же года суд заочно лишил Александра родительских прав – за нарушение порядка встреч с ребенком.

Не прекращала поисков и Светлана, порою цепляясь за соломинку:

– В том, что Рому куда-то увез бывший муж, я не сомневалась с самого начала.  Искала все эти годы, очень помогали ребята из поисково-спасательного отряда «Ангел». В самом начале они расклеивали листовки по Минску и Гомелю, распространяли информацию в интернете. Поступали сигналы, будто Рому видели то в России, то в Украине. Один раз я сама ездила в Харьков. Там очень помогла волонтер Юля, с которой мы общаемся до сих пор. Она меня встретила, разместила, сориентировала – сделала все, что могла. Замечательный, отзывчивый человек. И таких людей я встречала немало. Общалась и с нашими поисковиками, и с российскими, и с украинскими. Не отказывал никто.

Волонтеры сыграли ключевую роль и в благополучном финале драматической истории. Произошло это два месяца назад. 19 ноября Роме исполнилось десять лет.

Розыскная листовка с фотографией Романа.

– У нас есть традиция: в дни рождения детей, которые не найдены, мы поднимаем информацию вновь, просим максимально распространить ее, – рассказал в интервью телепрограмме «ЧП.BY» командир ПСО «Ангел» Сергей Ковган. – Надежда на то, что все же удастся найти свидетелей, которые смогут помочь в поисках. Так было и с Ромой. И в этот же день с администратором отряда связался координатор движения, которое оказывает помощь по поиску пропавших без вести детей.

Сообщение поступило из Керчи. Две местные жительницы узнали на фотографии мальчика, которого часто видели блуждающим по двору без присмотра.

Собрав документы, Светлана сразу отправилась в Крым. На руках у нее имелось решение суда, согласно которому она является единственным законным представителем Ромы и жить он должен с нею.

В Керчи в сопровождении полицейских мать отправилась за ребенком. Однако возвращать его миром Александр не собирался. В присутствии сына устроил скандал, а также позвонил на радиостанцию и озвучил свою версию.

«Тут одна гражданка пытается по бумажке исполнить решение иностранного суда, – заявил он журналистам, которые вели аудиозапись. – Какие-то две бабы сначала его силой тянули, потом сотрудники полиции пресекли беспредел».

Александра доставили в полицию. Из документов у него имелись водительское удостоверение и просроченный паспорт. Зато дома нашелся еще один – на чужую фамилию. Им он воспользовался раньше, пересекая границу с Украиной. Как это удалось сделать – предмет отдельных разбирательств.

Мать и сын вернулись в Минск. Мальчик проходит адаптацию, восполняет пробелы в учебе, посещает факультативы и секции.

– Поверьте, вся эта история не про какую-то безумную отцовскую любовь, – по голосу в телефоне чувствуется, что Светлана переживает случившееся и сегодня. – Я забрала Рому в драных джинсах, в рваной куртке, и первую неделю он ел как не в себя. Вспоминал, что, живя с папой, мог за ночь целый батон съесть. Первое время нам было очень тяжело. Ведь учиться он начал только в восемь с половиной лет, и то не в школе. Результат плачевный: пришлось вспоминать, как пишутся буквы, учиться оформлять задачи по математике и многое другое. В общем, выглядел как запущенный, социально неблагополучный ребенок.

Печально, что я не одна, кому довелось пережить такой ужас. Недавно ребята из «Ангела» прислали информацию про случай в Дзержинском районе. Там тоже отец увез куда-то ребенка, который по решению суда должен жить с матерью. По-моему, подобные действия нужно приравнивать к похищению и строго наказывать.

Странник  трех  стран    

В сложные, подчас на грани безысходности ситуации попадают не только дети. Волонтеры гомельского ПСО «Симуран» сталкивались с такими историями не раз. Чаще всего в эпицентре оказываются гастарбайтеры. Наши и не только.

Героем одной из таких историй стал 49-летний Александр Гаврук. Обстоятельства его личной жизни тесно сплелись с глобальным событием. Больше пятнадцати лет наш земляк проживал в Херсонской области. Имел просроченный паспорт гражданина Беларуси и вид на жительство в Украине. Весной 2014-го  Александр отправился на заработки в Крым, который через неделю присоединился к России. Через полгода Гаврук собрался ехать домой, но его не пустили пограничники, потребовав действительный паспорт. Начались мытарства по регионам РФ. Александр работал на стройках Саратова, Воронежа, Москвы, а затем уехал в Беларусь – восстанавливать документы. Но оказавшись в Гомеле, перестал выходить на связь с родней. Его дочь, живущая в Киеве, обратилась за помощью в «Симуран». Поиском отца занялись и сотрудники уголовного розыска. С большим трудом его удалось найти. Как выяснилось, незадачливый странник лишился мобильника, обитал на вокзалах, ночевал где придется. Питался хлебом, покупая его на остатки сбережений. По факту – медленно, но верно превращался в бомжа, не имея понятия, как остановить этот процесс и что делать дальше.

О Гавруке написал новостной портал. После чего участие в его судьбе приняли десятки неравнодушных людей. Они собрали деньги на восстановление документов, обеспечили питанием и мобильной связью, нашли пристанище и временную работу. Причем все они и сами не купались в роскоши. Один из парней – рядовой строитель — мотивировал свой поступок просто. Когда-то точно так незнакомые люди спасали его. Настало время возвращать добро.

С пониманием отнеслись и в консульском отделе МИД нашей страны, где в короткий срок  сделали паспорт. Всеобщими стараниями клубок проблем удалось распутать. Украинский гастарбайтер, которого неравнодушные белорусы вытянули из переплета, отбыл домой.

В  Питер  –  не  пить  

Поисково-спасательный отряд Гомельской области «Симуран» создан пять лет назад. Инициатива управления уголовного розыска УВД Гомельского облисполкома нашла отклик среди энтузиастов.

В самом начале наладили контакты с минским ПСО «Ангел» и российскими волонтерами из сообществ «Лиза Алерт», ПСО «Сальвар» Смоленской области и другими. Несколько раз в приграничных лесах Гомельской, Могилевской и Брянской областей проводились совместные поиски потерявшихся детей и заблудившихся грибников.

В 2015 году первый координатор проекта Виктор Кудрявцев переехал в Санкт-Петербург. Новый город, новая работа, новый круг общения. Казалось, волонтерские поиски – в прошлом. Однако скоро выяснилось, что поле деятельности в городе на Неве не меньше, чем дома. Теперь Виктор разыскивает затерявшихся в Санкт-Петербурге белорусов, и скучать ему не приходится.

Волонтер Виктор КУДРЯВЦЕВ помог вернуться домой десяткам «потеряшек».

Связавшись с волонтером по Skype, расспрашиваю о том, как ведутся поиски. Ориентировки на пропавших поступают по прежним каналам. Иногда родственники обращаются напрямую. За это время Кудрявцев получил информацию по 34 человекам, следы которых оборвались в Питере. Все – гастарбайтеры.

– Был один мужчина – проезжал через Санкт-Петербург транзитом и пропал, – Виктор припоминает исключительный случай, который врезался в память. – На меня вышли родственники, рассказали, где он мог бы быть. Я поехал туда, и повезло – нашел. Оказалось, его обворовали на вокзале. Украли деньги, документы, вещи. Это, пожалуй, единственный из найденных мной «потеряшек», который не злоупотреблял спиртным.

Обычно в ориентировках указывается, откуда в последний раз выходил на связь разыскиваемый. Практика показывает, что даже ушедший в запой и бродяжничество человек зачастую находится где-то в окрестностях.

Крупные станции метро — места обитания питерских бездомных.

–  Ценный источник информации – питерские бомжи. Подхожу, показываю фото. Бутылка водки, пачка сигарет – диалог пошел. Сами по себе эти люди очень отзывчивые и коммуникабельные. Они отлично понимают, на каком дне находятся, и когда у кого-то есть шанс выбраться, остальные из кожи лезут, чтобы помочь. Не из корысти, а искренне. Та же пачка сигарет – это не оплата, а как подарок. Считай, как будто в гости пришел не с пустыми руками. Ведь улица — это и есть их дом. Сам курить давно бросил, но обычно отдаю пачку без нескольких сигарет. То есть отдаю свое. Они это очень ценят. Если надо, задействуют свои каналы связи. Как они работают, я не вникал, но однажды искал «потеряшку» на Московском вокзале, а мне позвонили с Комендантского проспекта и сообщили, что он там.

В  активном  поиске

Ареалы обитания бродяг, среди которых нередко оказываются спившиеся гастарбайтеры, – Московский, Витебский и Балтийский вокзалы, крупные станции метро. Популярны «Звездная», «Василеостровская», «Комендантский проспект», «Рыбацкое», «Маяковская», «Площадь Восстания». Особенно зимой, когда можно зайти в обогреваемые теплым воздухом «предбанники» у входа. А вот на рынках новичков не жалуют. Там давно сформировались свои диаспоры, ревностно стерегущие территории от пришлых в поисках подработки, остатков продуктов.

Застрявшему в России украинскому гастарбайтеру помогли белорусы.

Еще потерявшиеся белорусы могут находиться в подпольных работных домах. По информации Виктора, в Петербурге таких больше семи десятков. Их обитатели трудятся на различных объектах, по которым их распределяют хозяева. В основном за скудную кормежку и проживание. Иногда получают на руки мизерные деньги. Силой здесь обычно не держат, документы не отбирают. Впрочем, способы воздействия бывают разные. Иногда после недели проживания новичку сообщают, что он ничего не заработал, поскольку все ушло на его содержание. А значит, нужно работать, работать и работать. Правда, долг от этого не уменьшается. На непонятливых воздействуют психологически. Спортивного вида ребята «доступно» объясняют, что к чему.

В одном из таких домов был найден гомельчанин Кирилл. Он уехал в Москву, потерялся в Туле, а нашелся в Питере. История его злоключений закончилась лишь тогда, когда за непутевым сыном приехала мать. В том же заведении обитает еще один белорус, он не был на родине уже 9 лет. Но возвращаться сам не желает.

По словам Виктора, в некоторых домах у него есть информаторы. Постоянные обитатели, которые помогают выяснить местонахождение того или иного разыскиваемого. В ход идут кое-какие хитрости, которые волонтер не хочет раскрывать.

Регулярно помогают и полицейские. Во избежание бюрократической волокиты Виктор общается с ними напрямую:

– Показываю патрульным листовку: «Здравствуйте. Я из Беларуси – ищу этого гражданина». Оставляю телефон. Если ребята увидели его на маршруте, задерживают и звонят мне. Когда выпускают, объясняю ситуацию: «Или остаешься на дне, или есть шанс вернуться домой». Даю деньги, чтобы хватило помыться и привести себя в более-менее нормальный вид. Назначаю встречу на завтра. За все время на нее не пришли четыре человека. Остальных отправил в Беларусь. Огромное спасибо гомельской транспортной компании «Перелетная», которая перевозит этих людей бесплатно.

Не  хайпа  ради

«От гастарбайтера до бездомного — один шаг».

Истории, которые рассказывают скитальцы, словно написаны одним автором с не очень богатой фантазией. Приехал на заработки, пахал как проклятый, но наниматель обманул. Пришлось уйти без денег. Как вариант: немного денег было, но потом их украли (отобрали нечистые на руку полицейские). Документы украли тоже (в порыве искренности иногда признаются: сам потерял). В общем, во всем виноват этот жестокий, жестокий мир.

Из таких обиженных особенно запомнился житель Жлобина по имени Михаил. Он обладал поразительной способностью нарываться на неприятности.

– Этого парня избивали чуть ли не семь дней в неделю. Не человек, а ходячая боксерская груша, – вспоминает Виктор Кудрявцев. – Получил его фотографию от родни, пошел показывать бомжам. Все смотрят, пожимают плечами – не знают такого. И вдруг один заявляет: «Так это же я». Смотрю и не верю – абсолютно разные люди. На фото улыбчивый, симпатичный парень, а этот – худой, грязный, заросший. Но главное – лицо, как у Сталлоне в фильме «Рокки» после пятнадцати раундов. Из-за синяков я и не мог его узнать. Подумал даже, что это кто-то «левый», хочет поиметь какую-нибудь выгоду. Стал расспрашивать его про родню, достопримечательности Жлобина. В общем, едва идентифицировал. Узнаю, что случилось. Оказывается, сначала его избили товарищи: пили, отмечали первую зарплату. Он ушел, нашел какую-то компанию, тоже выпивали, и его опять избили, забрали вещи. Потом ночевал в подъезде и снова от кого-то отгреб. Попал в травматологическое отделение больницы. Напился с другими пациентами, и там его избили.

Я дал денег, чтобы он съездил отмыться в пункт дезинфекции при больнице имени Боткина. Но без приключений не обошлось – опять ему где-то наваляли. Еле отправил его домой, пока насмерть не прибили.

Во время беседы задаю вопрос, который просто нельзя не задать. Зачем все это нужно самому Виктору? С ответом он затрудняется. Говорит,  точно не знает, но дело вовсе не в христианской жалости или зашкаливающем человеколюбии. Ответ так себе, но иного у моего собеседника нет.

Гораздо охотнее, чем о собственных мотивах, Кудрявцев говорит про внутренние проблемы волонтерского движения. Те, которые обычно не принято затрагивать:

– Во многих таких проектах рано или поздно появляются люди, которые хотят на этом зарабатывать. Что, в принципе, убивает саму идею. Основную категорию «потерях» – безвестных гастарбайтеров — никто искать не хочет. Почему? Резонанса, или, как принято сейчас называть, хайпа, нет. Зато едва пропадает ребенок, поисковиков – море. Даже тех, о ком раньше никто не слышал. И начинают просить деньги. Многие люди не могут идти на поиски, но искренне хотят помочь. Им проще перевести какую-то сумму на счет. А как они расходуются – никто не знает. И когда вместо «Нивы» или «Газели», которых вполне достаточно, волонтеры приобретают престижный, но дорогой в эксплуатации и непрактичный внедорожник,  лично у меня это вызывает протест. Можно ли изменить ситуацию и как, честно скажу, не знаю. Все зависит от самих людей, их честности и истинных намерений.

Ищет  милиция,  ищет полиция 

При всей своей активности и неравнодушии волонтеры не могут возложить на себя функции правоохранительных органов. Основную работу по розыску лиц, пропавших без вести, по-прежнему выполняет милиция.

Замначальника Гомельского УВД Сергей ДЕМКОВСКИЙ: «579 жителей Гомельской области разыскиваются милицией как пропавшие без вести».

– Проблема эта постоянная, с годами картина существенно не меняется, – заявил на недавней пресс-конференции первый заместитель начальника УВД Гомельского облисполкома Сергей Демковский. – На сегодня пропавшими без вести числятся 579 жителей региона. 200 из них объявлены в розыск в прошлом году. По нашим оценкам, как минимум, половина граждан – это те, кто уехал на заработки. Тесно работаем в этом направлении с российскими коллегами. Механизмы сотрудничества отлажены и дают свой результат.

Кстати, еще более многочисленная категория тех, кого милиции приходится искать за пределами страны, – должники всех мастей. Граждане, которые оформили по несколько банковских кредитов, набрали взаймы крупные суммы у многочисленных знакомых и покинули страну. Размах явления характеризуют несколько цифр. По стране в розыске находятся 9900 таких должников. Из них 2385 – жители Гомельщины.

Впрочем, это уже пограничье иных, криминальных интересов.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ