Как загипнотизировать гуся и почему цирк – самый безобидный вид искусства, рассказал народный артист России Е. Майхровский

Как загипнотизировать гуся, почему цирк сегодня – самый безобидный вид искусства и когда его династия отметит столетний юбилей, рассказал народный артист России Евгений Майхровский, более известный как клоун Май.

– Евгений Бернардович, клоуну по имени Май не грустно выступать в осенней цирковой программе?

– Есть такая шутка, но она скорее зимняя… Часто директора цирков радуются, что у них в феврале будет Май, имея в виду меня. А вообще у каждого в душе всегда должна быть весна, хотя бы маленький кусочек, который согреет в трудную минуту. А если вдруг закончился этот заряд, то, придя в цирк, человек может отдохнуть от забот и зарядиться весной от меня в любое время года!

– Наверняка за долгую цирковую жизнь вы побывали в Минске не один раз?

– Признаюсь: как артист, я в белорусской столице всего второй раз. Впервые, только не падайте в обморок, выступал на минском манеже 41 (!) год назад, отработал тогда весь сезон. Если говорить о впечатлениях, то, пожалуй, начну со зрителей. Они у вас, конечно, знатоки! Поэтому приходится импровизировать, чтобы любители циркового искусства не разочаровывались и оставались в тонусе. При этом считаю, что полностью подстраиваться под публику также не стоит, пусть уж лучше они идут за клоуном. Что касается культурной программы, то я побывал в нескольких храмах, а также навестил пару хороших друзей. В ближайших планах – посетить минские театры.

– Знаю, что вместе с вами в программе работает внук, которому передаете свое мастерство. Как считаете, искусство клоунады должно быть классическим или современным?

– Все зависит от манеры исполнения. У меня она классическая, а внук уже веселится по-новому – танцует балет в ластах. Мои выступления построены не только на забавных моментах, но и на голосе и интонациях, общении с залом. Думаю, это расширяет палитру артиста. К тому же часто прислушиваюсь к персоналу цирков, где выступаю. Так вот, после каждого минского выступления ко мне подходит уборщица и говорит, что я прикольный. Особенно голос. Это приятно, учитывая, что когда-то меня не взяли в театральное училище именно из-за него. До сих пор ежедневно проговариваю скороговорки, тренирую речевой аппарат.

– Заинтересовало ваше высказывание: если раньше цирк считался довольно-таки грубым развлечением, то сегодня это самый безобидный досуг. Почему?

– Я неоднократно перечислял современные преимущества цирка. Во-первых, тут не ругаются матом, как во многих модных театральных постановках. Однажды в «Современнике» с женой смотрел спектакль «Анархия» и ужаснулся. Все действие на сцене сопровождалось бранью, чего раньше никогда не было. То же можно наблюдать в кино, на эстраде. Вот и получается, что цирк становится самым щадящим видом искусства. Без наготы и ругани.

– Современный цирк – это то, чем еще стоит гордиться или уже надо возрождать?

– Любой вид искусства развивается по спирали: переживает то спад, то подъем. Сейчас, на мой взгляд, цирковое мастерство на спаде как у клоунов, так и у других артистов в самых разных жанрах. Помню времена, когда великолепные номера выстреливали один за другим. Сегодня воспитывается новая плеяда будущих звезд цирка, но, к сожалению, это не тот масштаб, что был раньше. Да и материальная сторона выступления теперь играет более весомую роль.

– Ваш номер с собаками, которых вы угощаете сосисками, очень хорош. А реприза с гусем заслуживает особых похвал. Откуда она взялась?

– Она создана по мотивам рассказа Чехова «Каштанка». Когда-то я играл в одноименном спектакле, и в одной сцене там умирал гусь. Многим это не нравилось, но я продолжал «убивать» птицу. Позже я уехал на гастроли в Японию, и импресарио попросил меня включить в выступление что-нибудь эдакое. И я сделал номер «Гипноз» с гусем – японцы очень смеялись. Опробовав трюк на иностранцах, показал на родине. Успех был ошеломительным.

– Как вам удается держать в узде всю семью, рожденную в опилках?

– Скорее это они меня держат в узде! При этом горжусь своей семьей, они все талантливые. Многое удалось создать благодаря моей любимой жене, с которой прожили вместе уже больше пятидесяти лет. Кстати, буквально через месяц наша династия отметит столетний юбилей. Приятно, что праздновать это событие мы будем на минском манеже.

Дополнительная информация

Евгений Майхровский родился в 1938 году. Его родители Бернард Вильгельмович и Антонина Парфентьевна были акробатами.

Фото автора

Самое читаемое