Как жил и умер Александр Червяков — человек расширивший границы БССР

В 1920-е он расширил БССР на восток, инициировал создание национальных вузов, театров, академии наук и киностудии. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Почти былинный

В повести «Знак беды» Василя Быкова в части о годах коллективизации главный герой Петрок направляется в Минск хлопотать за арестованного председателя колхоза и про себя рассуждает: «Товарищ Червяков должен разобраться, он человек душевный и имеет большую власть. Наверное, он их накажет». В трагикомедии «Тутэйшыя» Янки Купалы персонаж Микита Зносак скандирует: «В Минск вошла Красная армия! Но важнее, говорят, к нам едет сам товарищ Червяков!» Речь шла о событиях декабря 1917-го. Александр Червяков действительно ехал в Минск. И даже позже, став главой правительства и исполнительной власти, старался помочь тем, кому получалось. После убийства Кирова в 1934-м всем людям его ранга предписали ходить с охраной, а он указание игнорировал. Если бы сегодня решили воздвигнуть ему памятник, то исполнить его следовало бы по образу черно-белого постамента Шемякина, на надгробии. Только белого в Червякове было гораздо больше, чем черного. Он смог уберечься от войн, репрессий, расстрелов. Не уберегся лишь от себя, застрелившись в собственном кабинете в июне 1937-го. Первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии Василий Шарангович назвал это самоубийство «вражеским актом», «актом против народа». Правда, самого Василия Фомича, по словам Софьи, дочери Червякова, «обаятельного и всегда такого милого», через месяц арестовали и вскоре расстреляли.

Родился Александр Червяков 25 февраля 1892 г. в деревне Дукорка Игуменского уезда Минской губернии. В семье — шестеро детей, родители делали всё, чтобы дать им образование. Для советского руководителя, выходца из крестьян, у Александра было удивительно много образовательных этапов. Сначала — церковно-приходское училище, затем — Виленское народное училище, после которого его направили учительствовать в Трокский уезд. Оттуда вынудили уйти за распространение большевистской литературы. Вскоре он учился в Виленском университете, в 1915-м попал на фронт. Грамотного парня заметили в штабе и из-за нехватки офицеров направили в Александровское военное училище. В 1917-м пулеметный полк под командованием Червякова полностью перешел на сторону большевиков. Если бы в ночь с 25 на 26 октября 1917-го кто-то запечатлел штурм Зимнего дворца, то на этих кадрах он оказался бы непременно, так как действительно в нем участвовал. Идеальнее биографии для чиновника раннего советского периода не придумаешь.

Широкий шаг

В декабре 1917 г. Червяков был участником Первого Всебелорусского съезда. Его делегаты признали право белорусского народа на самоопределение и демократическую форму правления. Но по некоторым вопросам мнения разделились. Представители западных областей выступали за независимость республики, вторые придерживались курса на сохранение союза с Россией. Червяков присоединился к первой группе. Когда она стала одерживать верх, оппоненты телеграфировали в Москву наркому по делам национальностей Сталину. В расположенном неподалеку штабе фронта находились его люди. Вооруженная команда вошла в зал, начались кулачные бои, 27 членов президиума арестовали, делегатов съезда разогнали. Александр тогда сделал вывод: нужно примеряться к высотам, которые досягаемы на данный момент.

1918-й прошел под знаком позорного Брест-Литовского мира, позволившего германским войскам 21 февраля оккупировать Минск. В результате денонсирования Брест-Литовского мира 10 января 1919-го Красная армия без боя вернула будущую столицу советской Белоруссии, но стоит заметить, что городу почти год пришлось жить в оккупации. Еще 1 января 1919-го Червяков вместе с другими членами Временного революционного рабоче-крестьянского правительства Белоруссии в Смоленске подписал Манифест о провозглашении Белорусской ССР. Республика просуществовала 57 дней. 27 февраля 1919 г. объединилась с Литовской ССР и стала называться Литовско-Белорусской Советской Социалистической Республикой, сокращенно Литбел. В этот период Червяков занимает должность заместителя наркома просвещения. Карта республики казалась ему наиболее исторически точной. Территория Литбела первоначально охватывала Виленскую и Минскую губернии, а также часть Ковенской и Гродненской. Всё это походило на возрождение границ раннего ВКЛ. Однако не дремал и Пилсудский, желавший присоединить к Польше западные области Белоруссии. На том основании, что в ХVI в. они были под властью польской короны. 8 августа 1919-го польские войска заняли Минск. Снова год город жил в оккупации. Только 11 июля 1920-го столицу ССРБ (Советской Социалистической Республики Белоруссия) освободили от польских интервентов. БССР она станет только через 2 года.

Минск, здание ЦИК

18 декабря 1920 г. в 28 лет Червякова избирают председателем Совнаркома и ЦИК, фактическим руководителем республики. Поверив призыву Червякова, в республику возвращается из-за рубежа интеллигенция, профессура, ученые. Создается Институт белорусской культуры (будущая академия наук), строят Белорусскую государственную библиотеку. К 1928-му в 80 % общеобразовательных школ преподавание ведется на белорусском языке. Червяков борется с безграмотностью, поддерживает Янку Купалу, других белорусских писателей и поэтов. Именно при нем появились белорусские государственные театры, начали снимать национальное кино. В первом белорусском фильме «Лесная быль» он сыграл самого себя.

До коллективизации еще далеко. Принимается постановление о вольном выборе формы землепользования. Крестьянам предоставлялось право самим определять тип ведения личного хозяйства — хуторского, общественного, смешанного, с правом использовать наемный труд. Смелый шаг по тем временам. Червяков объяснял это тем, что Белоруссия, находясь между Россией и Европой географически, а значит, и ментально, вынуждена смешивать западные и восточные традиции ведения хозяйства. Нарком земледелия БССР Дмитрий Прищепов выдвинул лозунг: «Белоруссия — Красная Дания». В республике должны преобладать мелкие частные хозяйства через льготы и предоставление кредитов. Червяков план наркома земледелия поддержал. Появились новые поселки, тысячи хуторов. Крестьяне становились зажиточными. Результаты не заставили себя ждать. В середине 1920-х в республике появились собственные средства, которые направили на строительство промышленных предприятий. В Москве у некоторых членов Центрального исполнительного комитета успехи в народном хозяйстве вызвали подозрение. Имеет ли место в Белоруссии возвращение к буржуазному строю под личиной нэпа?

Фиговый лист

Несмотря на успехи, с самого начала существования белорусской республики с ее картой происходили метаморфозы. Сложности в советско-польской войне подтолкнули Москву к печальному событию — Рижскому договору от 18 марта 1921 г. Когда над Белоруссией нависла угроза отторжения значительной части земель, этот вопрос в Риге предполагалось решить без участия белорусов. Червяков принял решение ехать туда инкогнито. Официальную делегацию ССРБ не пригласили, ссылаясь на то, что мир заключается между Россией и Польшей. Белоруссия тут ни при чем. Представители Польши назвали Червякова посланником мифического государства. И тогда советская делегация не только согласилась, но и потребовала участия в переговорах представителей Белоруссии. Польская сторона полномочия белорусов вынуждена была признать. Червяков высказывался настолько красноречиво в отношении уникальности своей республики и народа, что некоторые представители РСФСР хотели ему инкриминировать выпячивание национальных интересов и стремление к сепаратизму. Только в чем мог состоять сепаратизм, если СССР пока не существовало?

С одной стороны, в результате Рижского соглашения БССР потеряла часть своих территорий, примерно 108 тыс. км2, и около 4 млн белорусов стали польским населением. Советская Белоруссия на карте 1921 г. — Минск и шесть близлежащих райцентров. Единственным плюсом для Червякова стало то, что республику впервые, пусть формально, признали как равную на переговорах международного уровня. Как сказал Александр, вернулся из Риги с грамотой, но без штанов. Знал: будет планомерно добиваться присоединения белорусских земель на востоке, присутствовавших когда-то на карте ВКЛ.

Вширь на восток

30 декабря 1922 г. Червяков приехал в Москву на Первый Всесоюзный съезд Советов. На повестке дня — образование СССР. По предложению Ленина в состав Союза должны войти суверенные республики. Сталин против. Он за автономию при полном подчинении единому центру в Москве. Александр Червяков выступит против сталинского проекта. Это ему позже припомнят. Он подпишет договор об образовании СССР на правах представителя формально суверенного государства БССР. Реально все подчинялись центру.

Тема территорий не переставала быть для него главной. В Витебской и Гомельской губерниях по его инициативе работали комиссии Политбюро ЦК ВКП(б), которые признали, что среди населения доминируют белорусы. По опросам, жители не возражали, чтобы их земли оказались на территории БССР, но были категорически против белорусизации. Сталин и Троцкий мыслили глобально, осознавая, что, переподчиняя губернии другим республикам, они не расстаются с ними, а просто перекладывают территории из одного собственного кармана в другой. Так в 1924-м Червяков добился своего. БССР переданы уезды Витебской, частично Гомельской и Смоленской губерний. В составе Белорусской Советской Социалистической Республики оказывается и Могилев. Население увеличивается до 4,2 млн человек. А в ноябре 1926-го к БССР присоединяют Гомельский и Речицкий уезды. Александр Червяков едет по республике, останавливается в селах, приглашает крестьян в автомобиль, записывает жалобы и пожелания, задает вопросы о земельной реформе. В стране возрождаются рыночные отношения, в частное предпринимательство привлекаются иностранные инвестиции. Червяков поддерживает слоган Бухарина и призывает крестьян богатеть. У здания ЦИК вечная очередь на прием к Александру Григорьевичу. Он старается выслушать, говорит ровным спокойным голосом, а по вечерам ходит домой пешком. Ведь здание ЦИК располагалось напротив нынешнего универсама «Центральный», а жил он рядом, в доме № 30 на улице Карла Маркса, в трехкомнатной квартире с супругой и дочерью.

Игры кончились

В 1927 г. в Советском Союзе возникают проблемы с поставками хлеба. Крестьяне не могут выполнить план, так как он существенно завышен. Сталин требует ограничения капиталистического элемента и изменения экономического курса. Реформатор Червяков понимает: ему придется попрощаться с идеей превратить Белоруссию в Красную Данию. Но то, что началось в 1929-м, стало даже для него неожиданностью. Курс в отношении деревни менялся, будущее села виделось исключительно в коллективных хозяйствах. Червяков понимал, что это приведет к катастрофе и проблему поставок хлеба не решит. Партия основной причиной неудач видела неэффективное руководство на местах. Правда, группа во главе с членом политбюро Бухариным, профессиональным экономистом, настаивала на уступках крестьянам, но перевес оказался на стороне Сталина. В июне 1929-го белорусскому правительству указали на грубейшие ошибки в работе. В июле газета «Звезда» на своей передовице подвергла Червякова резкой критике. Ее подхватили партийные организации, вспомнили провозглашенный им лозунг: «Богатей, крестьянин!». Требовали покаяния. И он признал свои ошибки перед партией и народом. В той же газете председатель ЦИК Беларуси каялся в содеянном. Признавал свои взгляды по национальному вопросу, белорусизации ошибочными. А проводимую новую экономическую политику, благодаря которой республика поднялась с колен, — вредительской. Многих, кто не знал, что Червякова терроризируют из Москвы, покаяние удивило. Он заявил, что не считает возможным продолжать руководить республикой. Но Сталин решил оставить его в Белоруссии. Пусть исправляет, доказывает на деле преданность партии.

Уйти вопреки оказанному доверию без последствий не вышло бы. Началось то, в результате чего приходилось прятать глаза. Еще недавно он призывал богатеть крестьян, а сейчас их раскулачивали и ссылали в Сибирь. И это ему пришлось поддержать, написав статью во славу коллективизации и ликвидации кулачества как класса. Но не помогло. 23 октября 1930-го в Минске начал работу пленум ЦК Компартии Белоруссии. Во время очередного заседания неожиданно объявили перерыв. На экстренном совещании сообщили: раскрыта крупная подпольная антисоветская организация «Союз освобождения Белоруссии». Червякова обвиняют в том, что он лучше разбирается в национальных вопросах, чем в вопросах ленинизма. Ничего удивительного, что под присмотром такого руководителя расцвела буйным цветом контрреволюционная организация. А главный ее идеолог — хороший друг Червякова народный поэт Янка Купала. Червяков сломлен, он понимает, что всё может закончиться расстрелом. Соглашается дать против Купалы обвинительные показания. Решение по делу «Союза освобождения Белоруссии» коллегия ГПУ вынесла 18 марта 1931 г. По нему проходили 108 видных деятелей науки и культуры. Осуждены 86 человек. Червякова от ареста спасла первая попытка самоубийства.

Стрелял, чтобы жили

В 1937-м в стране идет партийная чистка. БССР охватывает истерия подозрительности и всеобщего недоверия. В Минске «раскрыта» новая антисоветская национал-демократическая организация. На допросах следователи добиваются от участников признать, что шпионской организацией руководил председатель ЦИК БССР Александр Червяков. Из протокола допроса писателя Михася Чарота: «Хочу заявить, что на протяжении долгого времени Червяков являлся одним из руководителей белорусской национал-демократической организации, был связан с польской разведкой».

13 июня в Минске открылся XVI съезд КПБ. Во время приветственной речи секретаря ЦК Василия Шаранговича из зала поступают записки о причастности Червякова к контрреволюционным организациям. Шарангович потребовал от Червякова объяснений, почему тот поддерживал националистов, правых, был солидарен с ними, дружил. Александр поднялся на трибуну, но делегаты съезда говорить ему не давали. В зале шум, обидные реплики, угрозы. В протоколе съезда записано: выступление Червякова прерывалось более 100 раз. Но он с трибуны не ушел. Выждал, пока зал успокоится, и продолжил речь. Он высказал всё, что считал нужным. И заявил: никогда не предавал партию. На съезде объявили перерыв.

Червяков медленно вошел в свой кабинет. Услышав выстрел, вбежала охрана. Последние строки предсмертной записки: «Я ухожу из жизни, проклинаю всех врагов народа, я проклинаю белорусских фашистов, агентов польского империализма». Но это копия, оригинал исчез. Всплывало много версий предсмертного письма. В одной из них он пытается обличить систему, которая отняла у него веру в национальное возрождение, в позитивное экономическое будущее, заставила искать врагов среди любимых друзей. В газетах же опубликуют короткую заметку, где сообщалось, что самоубийство он совершил по семейным обстоятельствам. Кадры с ним вырежут из первого белорусского фильма.

Семья — жена Анна и дочь Соня

За 83 года со дня его смерти мало кто вспоминал, что отчасти благодаря ему Беларусь на географической карте выглядит именно так, как сегодня. Многие в 1960-е были уверены: самоубийством он пытался спасти жену от ареста, а дочь от детского дома. Ведь такой акт помешал формальному признанию его врагом народа. Как в эфире одного из телеканалов страны рассказывал внук Александра Червякова, кстати, тоже Александр, жене покойного Анне с племянницей Люсей и дочерью Соней удалось тогда, в 1937-м, уехать в Москву. Но вскоре Анну приговорили к 10 годам лагерей, а Соня и Люся оказались в Северном Казахстане, где им удалось выжить.

В 1967 г. короткий отрезок Долгиновского тракта, где располагались дома командиров партизанских соединений, переименовали в его честь.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ