Какие беды причиняли минчанам грозы и ливни 100 лет назад

Почему минчане в начале прошлого века боялись гроз больше, чем сильнейшей жары, выяснял корреспондент агентства «Минск-Новости».

Современному минчанину пережить капризы лета не составит труда. Охладиться очень легко с помощью кондиционеров и вентиляторов. Не то что в начале прошлого века. Тогда единственным спасением от жары было открытое настежь окно. Неудивительно, что дореволюционные журналисты постоянно обращали внимание читателей на увеличивающееся в такое время количество мелких квартирных краж. Особенно в жилищах на первом этаже. Напоминали, что все вещи с подоконников нужно убрать в глубь комнаты. И обязательно не забыть закрыть окна на ночь. Ведь главная беда в дореволюционном Минске исходила не от жары, а от грозы.

«В пятницу 27 июля, часов в 10 вечера над городом разразилась сильная гроза, какой еще в этом году не было. Дождь при сильных раскатах грома продолжался до 4 часов утра. Гроза натворила в городе много бед: в нижней части города вода затопила все подвальные помещения и причинила много убытков жильцам этих помещений. На Немиге было сильное наводнение. Вода переполнила ящик, выступила из него и проникла в расположенные по Немигской улице лавки, которые по причине субботы были закрыты. Гроза была настолько сильная, что во многих местах были разбиты окна, оставленные на ночь открытыми. Такой грозы не запомнят и старожилы», — писала газета «Минский листок» в 1901 году.

В 1860 году во время сильной бури обрушилась казарма Минского гарнизонного батальона. В результате происшествия ранения получили 25 солдат. К сожалению, не обошлось без жертв. Под обрушившейся стеной здания погиб Кондрат Шенгер.

Немало бед натворила эта буря и по всему городу. Повсюду на улицах валялись куски черепицы, кирпичей от разрушенных печных труб, осколки оконных стекол. Особенно досталось некапитальным зданиям: флигелям, сараям, дровяным складам. Буря вырвала с корнем много деревьев в городском саду (ныне Центральный детский парк имени Горького), на городском бульваре (ныне Александровский сквер), на Соборной площади (ныне площадь Свободы). Серьезный ущерб нанесен огородам и садам минчан. Особенно досталось кладбищам: было повалено много деревьев, повредивших ограды и памятники. С Кальварийского костела и церкви в деревне Крупцы сорвало крыши.

Такие природные аномалии были редким для Минска явлением. Сильные бури обрушивались на город всего раз-два в год. Многие грозы оставляли после себя лишь сломанные деревья и небольшие подтопления, поэтому информация о них не попадала в минские газеты. Или же ограничивалась одним предложением: «Вечером разразилась сильная гроза, утихшая через час». Зато корреспонденты смаковали каждый «живописный» случай во время разгула стихии. Такие как разбитая поваленным деревом крестьянская телега, застрявшие в грязи Немиги после подтопления козы и свиньи, разбитая молнией печная труба и т. д. Но если нет повода писать про последствия грозы в Минске, всегда можно воспользоваться статьями коллег о буйстве непогоды в Российской империи. Ведь это был ходовой и читаемый с замиранием сердца материал. Например, о том, как 7 мая 1850 года в фольварке Капичи Климовичского уезда Могилевской губернии во время бури сорвало плотину и снесло до основания винокуренный завод, стоявший на берегу реки. Или ураган 1859 года, который прошелся по Виленской губернии и Ошмянщине. Он вырывал деревья, ломал строения, крутил в воздухе массы песка и сорванной с крыш соломы. «Два крестьянина и три крестьянки, захваченные вихрем, при падении на землю получили различные ушибы, но остались живы. Сила урагана была настолько велика, что некоторые брошенные ветром доски и балки на аршин вбивались в землю, а одна доска, попав в свинью, пробила ее насквозь. Дубовый пень в три четверти аршина был вырван с корнем и отброшен».

Или подробности того, как 20 июня 1859 года в Витебске бурей был разрушен пивоваренный завод мещанина Черномордика. «С домов были сорваны крыши, опрокинуты заборы. Черномордику осколком бревна переломило правую руку и повредило обе челюсти рта и зубы. В доме мещанина Норштейна разломало одну стену, дощатую перегородку и шкаф, в котором перебило всю посуду и осколками доски поранило руку у хозяйской дочери».

«В 3 часа дня 11 июля 1902 года над Фатежом Курской губернии и его окрестностями появилась небывалая грозовая туча, сопровождавшаяся бурей. Град падал величиной с волоцкий (грецкий. – Прим. авт.) орех и больше. Покрыл землю на две версты с лишним и едва растаял к вечеру. Градом окончательно уничтожены хлебные посевы, огороды и сады. В Фатеже побита такая масса окон, что запасы стекла оказались далеко недостаточны».

«Над Москвой 23 июля 1908 года в 8-м часу вечера пронеслась сильная гроза с ливнем, превосходящим все бывшее нынешним летом в этом роде как по силе, так и по продолжительности. Дождь прекратился только в 11-м часу вечера. Повторилась картина последних наводнений: по мостовой бежали потоки воды, затопляя подвальные этажи многих домов в разных частях города. Особенное скопление воды было в районах 2-го и 3-го участков Тверской части: на Воскресенской площади, Моховой, в Лоскутном и Брюсовском переулках, на Неглинном проезде; по этому проезду вода была выше тротуара на 1,5 аршина. Затопило район Пресни: Б. Грузинскую, Большой, Средний и Малый Тишинские переулки. Речка Синичка вышла из берегов, затопляя жилые подвальные помещения бедняков».

Такие новости минчане любили и с удовольствием читали. Хорошо, что описанные страсти обошли их стороной, а ведь многое из этого могло произойти и в Минске. Вот рядом и своя Синичка – река Немига. Каждый раз, когда на город обрушивался ливень, она выходила из берегов и затапливала все окрестные дома вдоль своего русла по Московской (ныне Мясникова), Немигской (ныне Немига), Раковской, Богадельной (ныне Комсомольская), Мясницкой и Замковой улицам. Особенно страдали от ливневых потопов торговцы с Нижнего рынка (район современной площади 8 Марта).

Для городских властей подтопление Немиги было ежегодной головной болью. В 1912 году после очередной грозы было проведено исследование причин разлива. Оказалось, что русло реки сильно засорено. Жители окрестных домов использовали ее как выгребную яму. Самые же ушлые землевладельцы даже увеличили за счет реки свои наделы, засыпав часть русла песком. После этого Немигу полностью очистили, но избавиться от затоплений не вышло. В 1920-е поступили более радикально: спрятали реку в подземные трубы. Но и это сильно не помогло. Даже сегодня этот район, как в старину, страдает от ливней.

Помимо шквалистого ветра, града и ливней опасались минчане и грома с молнией. И неспроста. Например, на поражения небесным электричеством в Минской губернии приходилось около 5 % от всех зарегистрированных случайных смертей. В 1909 году в грозу погибли 33 человека, в 1914-м – 23, а в 1915-м – 39 человек. Чаще всего от молний страдали крестьяне, застигнутые грозой во время полевых работ, или путники, укрывшиеся под ближайшим деревом. В Минске молнии негде было разгуляться. Многие добротные дома были оборудованы молниеотводом. Чаще же разряд поражал высокие деревья на окраинах города. Правда, все чаще мишенью небесного электричества становились электроприборы и проводка. Например, в 1903 году от молнии пострадал телефон в доме губернатора, а в Архиерейском доме перегорели электрические провода, испепелившие в одной комнате обои.

Сегодня грозы все так же беспокоят минчан. Пусть уже не встретить новости о том, что в городе кого-то поразило молнией, но улицы регулярно подтапливаются сильнейшими ливнями. Все так же буйный ветер ломает деревья и срывает крыши. Например, прошлогодний ливень в ночь с 25 на 26 июля признали самым сильным за годы метеонаблюдений в столице.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ