Какие национальные черты наиболее ярко проявляются в народном танце, и зачем он нужен современникам

Для этнохореографа, единственного в стране этнохореолога, автора и руководителя проекта «Рэспубліканскі фестываль фальклорнага мастацтва «Берагiня» Николая Козенко танец не просто профессия, а смысл жизни. Корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала у Николая Алексеевича, какие национальные черты наиболее ярко проявляются в народном танце и какой танец можно назвать визитной карточкой белорусов.

Н. Козенко может говорить о нем бесконечно: и с научной позиции, и с общежитейской, и в прозе, и стихами. Несколько десятилетий исследует белорусскую народную хореографию, пишет книги, а в свободное время преподает в фольклорном коллективе «Мiлавiца» Центра дополнительного образования детей и молодежи «Ветразь» и в школе традиционного искусства группы Guda. Ему ничего не стоит прервать беседу на полуслове и пуститься в пляс, чтобы наглядно показать, о чем рассказывает.

Белорусский народный танец не такое простое явление, как кажется непосвященным, — отмечает Н. Козенко.  Это богатая культура со своими образом мышления, многожанровостью, стилевым разнообразием, богатейшими лексикой и архитектоникой, музыкальной организацией, костюмом. Танец — это составляющая обрядов, обычаев, праздников и быта.

— Какой танец можно назвать визитной карточкой белорусов?

— В первую очередь это лявониха. В Беларуси зафиксированы десятки ее вариантов. Исполняют под мелодию народной песни «А Лявоніху Лявон палюбіў…» с припевками. В аутентичной народной традиции во многих регионах Беларуси лявониха бытовала в вариантах наподобие гопака тройками, кадрили, «Мікіты»; исполнялась сольно «у гарох» или по принципу «кто кого», когда женщины и мужчины по одному выходили в середину круга и импровизировали, кто как мог: двигаясь падебаском, галопом, притоптывая, приседая, вступая в своеобразное соревнование друг с другом, а иногда и с музыкантами. Нашим национальным танцем-брендом стала и полька, которую белорусы заимствовали у чехов, но очень талантливо «переодели», сделав неузнаваемой для самих родоначальников. Никто в мире не исполняет польку так, как мы. В разных регионах Беларуси есть местные варианты: «Трасуха», «Скакуха», «Дробная», «Шморгалка», «Крутуха», «Верацяно», «Матылёк», «Канарык», «Морква», «З прысядам», «З адбоем» и др. Зафиксировано более 100 названий.

— Какие особенности национального характера, на ваш взгляд, проявляются в танце?

— В старинных танцах белорусов «Шаўцы», «Мельнік», «Кросны», «Цапы», «Таўкачыкі», «Шастак» ярко раскрывается трудолюбие. В «Ветрыку», «Дожджыку», «Завірусе», «Мяцеліцы» подчеркиваются уважение к природе и стремление познать ее таинства. В танцах «Мядзведзь», «Бычок», «Кабылка», «Заяц», «Пеўнік», «Шчыглік» видны глубинные связи с животным миром. В этничной хореографии белорусов («Казёл», «Качан», «Жораў») проявляются глубокие чувства, высокие моральные и нравственные качества, необходимые для создания семьи, выстраивания родственных отношений.

Коллективистское начало проявляется в групповых танцах и особенно в хороводах. В белорусском Поднепровье хороводы водили даже на кладбищах вокруг могил (например, в Чечерском районе Гомельской области). А круг, как известно, это оберег, знаковая фигура во всех культурах.

Мощное творческое начало ярко проявляется в импровизациях, характерных как для обрядовой, так и для внеобрядовой сферы народной культуры. А сколько наших танцев требуют недюжинной физической подготовки! Например, уникальная «Жабка» (женщины исполняют только свадебную «Жабку», в остальных случаях, как правило, только мужчины): там и скачки, и прыжки, и кувырки. Интересно наблюдать во время конкурсов, фестивалей, как танцуют «Жабку» представители разных поколений: молодежи еще недостает мастерства, а зрелым мужчинам уже не хватает сил, но они компенсируют это юмором и самоиронией, которые сквозят в жестах и мимике.

— Интерес ко всему национальному заметен у белорусов самого разного возраста. Ощущается ли, по вашим наблюдениям, спрос на народный танец?

— Он есть. Хотя в Минске это движение пока в сонном состоянии. Исключение — центр «Ветразь», на базе которого вот уже пять лет результативно реализуют районную комплексную программу «Традыцыйная культура і моладзь».

Хороший пример — открытые танцевальные вечарыны, которые по инициативе самой молодежи каждое воскресенье проводят у ратуши. Белорусы создали колоссальную аутентичную культуру. Она стоит того, чтобы ее сохранять и развивать, активнее рекламировать и, возможно, зарабатывать на ней. Нужны не только отдельные фестивали и форумы, но и долгосрочная программа поддержки и пропаганды национального фольклора.

— Для чего народный танец нужен нашим современникам?

— Благодаря ему между людьми рождается особая незримая связь. Танец — замечательный помощник в гендерном воспитании и воспитании культуры отношений между полами. Он прививает культуру эмоционального и чувственного восприятия.

В традиционной культуре парень не позволял себе во время танца вольностей. Когда юноша и девушка становятся в пару, они лучше узнают, понимают друг друга, возникает уважение к партнеру. Молодежь много теряет из-за того, что исчезла культура парного танца.

Как ни банально, но народный танец формирует чувство патриотизма, прививает любовь к малой родине. Заниматься им нужно с детства. У опоздавшего может никогда не развиться потребность открыть для себя эту часть культуры.

Фото Сергея Шелега

ТОП-3 О МИНСКЕ