Какие новости обсуждали минчане в канун Первой мировой войны?

Съезд врачей губернии, фильтры на винокуренных заводах, забота о чистоте дворов и улиц. Корреспондент агентства «Минск-Новости» узнал из подшивок старых газет, чем жили люди накануне Первой мировой войны.

Чисто сработано

В январе 1914 года состоялся Третий съезд врачей Минской губернии. С приветственным словом перед самыми видными докторами выступили губернатор А.Ф. Гирс, городской голова С.Б. Хржонстовский. Затем зачитали и обсудили 18 докладов, многие из которых касались состояния санитарной обстановки в Минске и оказания медицинской помощи. Почти весь январь в городских газетах обсуждались наиболее важные сведения, озвученные на съезде. Например, разделение города на три участка, каждым из которых заведовал санитарный врач и фельдшер, позволило наладить систематический саннадзор за состоянием дворов, фабрик и заводов, лавок, базаров, бань… Теперь жители, торговцы и фабриканты, привыкшие видеть санитарный надзор 1–2 раза в год, не могли отделаться пустыми обещаниями исправить санитарные нарушения или уплатой штрафа.

Благодаря этим мерам был приведен в порядок городской ночлежный приют. Расширили водопроводную сеть, замостили обширную площадь городских улиц и базаров, начались работы по упорядочению русла Немиги.

Три городских дрожже-винокуренных завода по настоянию врачебных инспекторов установили фильтры из кокса и каменного угля. Таким образом, отработанная вода стала сливаться в Свислочь очищенной от примесей. Удалось добиться от крупных кожевенных заводов обустройства очистительных сооружений. Ранее по решению суда владельцам заводов не раз выносились предписания сделать это. Но лишь в 1913 году городским властям вместе с врачами под угрозой административного закрытия заводов удалось «побороть сопротивляемость их владельцев, и с весны на этих заводах будут функционировать очистительные приспособления».

Особое внимание было уделено чистоте дворов и улиц. Шквал критики обрушился на жителей окраин города, сливающих помои в уличные рынштоки. На прачечные, которые «пошли еще дальше и стали собирать их в бочки, чтобы слить под покровом темноты». Хотя были и отрадные явления: в городе появились 10 домовладений, оборудованных станцией биологической очистки. Капля в море грязи, но все же…

Рассказали врачи и о состоянии больниц, лечебного дела в губернии, новых учреждениях и инициативах, которых следует ожидать в ближайшие годы.

Да будет звук

первая мировая_kinoteatr_novyy_teatr

Еще одна новость облетела город с быстротой молнии. В кинотеатре «Гигант» установили новое изобретение Томаса Эдисона. Стало возможным не только смотреть кино, но и слышать, что говорят артисты. Имя этой новинки – кинетофон.

Журналисты всей Российской империи наперебой расхваливали это развлечение. «Иллюзия получается полная. Полноте иллюзии содействует совершенное, непогрешимое совпадение двух элементов, из которых состоят воспроизводимые кинетофоном явления – движения и звука. Игра на музыкальных инструментах, пение, стук каблука о половицу, все создает такую полноту иллюзии, что порою забываешься и готов аплодировать исполнителю. И только спохватившись, приходишь к сознанию, что вся сумма обывательских восторгов должна прийтись на долю гениального изобретателя – Эдисона», – писала газета «Мариупольская жизнь». А газета «Минский голос» посчитала, что «перед нами одно из величайших изобретений века».

Конка не конкурент

Весной 1914 года в Минске обсуждали, что первый и единственный общественный транспорт – конно-железная дорога – доживает последние дни. В 1912 году она перешла в собственность города, а в ноябре 1913-го Городская дума 17 голосами против 14 приняла проект постройки минского трамвая. Всю зиму проходили тендеры на поставку шпал, рельсов, вагонов, электрооборудования. Дело шло быстро. Уже в апреле представители трамвайной комиссии были заняты приемкой шпал. По контракту за каждую непросмоленную было уплачено по 67 копеек (просмоленная стоила 70). К июню 1914 года все 15.373 шпалы были готовы. В Риге приступили к сборке вагонов для Минска.

На военном положении

С началом Первой мировой Минск забыл, что такое размеренная жизнь. Большинство проектов и планов, связанных с развитием города, были заморожены. Недостаток финансирования привел к тому, что сооружение трамвайных путей было приостановлено. Правда, велись работы по расширению водопроводно-электрической станции. Она должна была снабжать трамвайные линии электричеством. Городская управа получала немалую прибыль от продажи населению и предприятиям воды и электроэнергии. Тем более что на них возник повышенный спрос после того, как в Минск стали прибывать военные. Управа решила, что конка не так уж и плохо справляется со своими обязанностями. Трамвай подождет до окончания военных действий. А вот с водопроводно-электрической станцией нужно поторопиться.

Врачам, побывавшим на съезде, пришлось отложить все научные исследования и заняться помощью раненым и беженцам. Многие отправились во фронтовые госпитали. Например, Моисей Наумович Шапиро, служивший на турецком фронте.

первая мировая_photos_080408_9a

Санитарное состояние Минска резко ухудшилось из-за наплыва военных и беженцев. Многие предприятия, ссылаясь на отсутствие средств и нужды фронта, перестали использовать очистные сооружения. Городская управа грозила штрафами за загрязнение улиц и дворов, но ситуация оставалась печальной.

Затронула война и кинематограф. Несмотря на то что посещаемость залов выросла благодаря демократичным ценам, репертуар был подвергнут цензуре. Практически исчезли ленты, снятые в странах-противниках. Никто не хотел смотреть немецкое или австрийское кино. С другой стороны, стала популярна кинохроника. Минчане смотрели «Пленные в Москве», «Поле упражнений возле фронта», «Николай II на смотре войск в Петрограде». Власти понимали, что кинематограф превращается в мощное средство агитации.

О чем писали газеты

В 3 часа ночи в квартиру Арона Каплана по Заславскому переулку в доме Нейштадта через окно забрался вор, пытавшийся похитить платье. Каплан пытался его задержать, но неизвестный стал угрожать ему ножом.

Полицией неизвестный был задержан. Он оказался Михаилом Канциным – глухонемым.

«Минский голос», № 1484 за 1914 год

***

Любимым учреждением недавно умершего минского врача Чеслава Леонардовича Грабовецкого было общество «Сокол».

Общество это стремится к физическому усовершенствованию своих членов. Но не только физические упражнения и гимнастика составляют цель общества, а и идеал народной солидарности, подчинения своих личных интересов интересам общественным. Идея эта достигла огромного развития у западных славян.

«Минские врачебные известия», 1914 год

***

В Минске, по улице Александровской, 25, находится редакция первого белорусского сельскохозяйственного журнала «Саха».

Редакция даром выдает своим годовым подписчикам черенки фруктовых деревьев местных сортов – яблони: антоновка, ренета летняя и паперовка, груши: осенняя виневка и ранняя бураковая (сама груша сверху и в середине совсем красная).

Журнал «Саха», 1914 год

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ