Каких ноу-хау ждут столичные дорожники и как внедряют научные достижения в практику

Экологичные антигололедные реагенты, лестницы и зебры, на которых снег тает сам, наукоемкие технологии – таким хочет видеть дорожное хозяйство Минска заместитель директора УП «Ремавтодор Партизанского района» Олег Новиков.

Полностью название его должности звучит несколько необычно для районного «Ремавтодора» – заместитель директора по информационным технологиям и развитию.

– С таким титулом, пожалуй, я единственный в городе дорожник, – улыбается Олег Прокофьевич.

Изучение зарубежного опыта в дорожной отрасли, адаптация передовых идей к минским реалиям – хобби и работа одновременно. Мой собеседник побывал на многих известных заводах, выпускающих коммунальную технику, специализированных выставках, дорожных предприятиях Европы, Азии, США и Канады. Внедрять новинки и пользоваться свежими решениями в дорожном деле начал еще в должности директора УП «Ремавтодор Партизанского района», которую он занимал более 30 лет.

Надежды не тают

Пожалуй, самая нашумевшая история – появление на улицах Партизанского снегоплавильной машины в феврале 2012 года.

Она произвела фурор, у меня в приемной очередь из журналистов образовалась, – вспоминает Олег Прокофьевич. – Как раз зима была снежная. Да и вид у агрегата впечатляющий, что еще больше подогревало интерес.

Хоть в столице машина и не прижилась, специалист о предпринятой попытке не жалеет, ведь это был полезный опыт, кроме того, тематика требует развития:

Мы получили неплохой результат. Да, получилось затратно из-за расхода необходимого для работы этой техники дизельного топлива. Но можно построить станцию, работающую на газу. Это экологичнее и дешевле, чем на дизтопливе.

Специалист считает, что такое сооружение стало бы хорошим подспорьем для дорожников зимой и прекрасным дополнением к той снегоплавильне (растапливающей снег в канализационных водах), которую строят в Минске сейчас. Ведь открытый хозфекальный коллектор – это неизбежные запахи. Следовательно, создавать такие топки целесообразно только в промзонах или за городом, где поблизости нет жилой застройки. А газовую плавильню можно поставить в центре, уменьшив расстояние перевозки снега. Доставлять его через весь город в одну точку отнюдь не дешево. К тому же производительность газовой машины можно наращивать, увеличивая число горелок.

Из-под земли достать

Еще одна идея – урны с подземными контейнерами. В свое время по инициативе Олега Прокофьевича установили такую в качестве эксперимента рядом с автобусной остановкой на улице Долгобродской. И вроде бы задумка хорошая, да и расчеты показали, что использовать для сбора мусора такие конструкции выгоднее, но емкость до сих пор остается единственной в городе.

Контейнер тогда заметили и власти, и коммунальщики, – вспоминает собеседник. – Потом решили, что целесообразнее устанавливать их в районах-новостройках, чтобы не возиться с подземными инженерными сетями в сформированных кварталах. Хотя проблем никаких нет: в европейских городах и в старой застройке применяют подобные конструкции, и коммуникации не мешают. В отдельных случаях перекладывают сети, что, как правило, незначительно увеличивает стоимость проекта.

По мнению Олега Новикова, за такими инженерными решениями будущее:

Например, американская разработка мусорного контейнера, который использует энергию встроенных солнечных батарей для прессования отходов и передачи информации о степени заполнения на диспетчерскую станцию коммунального предприятия. Емкость бака за счет увеличения плотности мусора возрастает в 5 раз. Как и в случае с урной с подземным контейнером, это позволяет реже его обслуживать и существенно экономить на вывозе. Выпуск подобного изделия могло бы освоить любое машиностроительное предприятие Беларуси.

МК_5.02_Человек и его дело_Колесников_0797 copy

Такие урны с подземными контейнерами Олег Новиков увидел в Португалии

Есть одно но

Так почему же смелые и сулящие экономический эффект идеи так и остаются нереализованными?

Есть экономика, но нет стимула, – высказывает мнение Олег Прокофьевич. – Есть государственные предприятия с устоявшимися укладом и методами работы. Зачем им что-то менять? Вспоминаю советские времена, когда мы сидели на сторублевых окладах. Чтобы заработать больше, постоянно думали о том, как выполнить доведенный план по разработке и внедрению рацпредложений. Оформляли предложение, вычисляли эффект и получали в виде премии определенный процент от экономии. Выходили на довольно приличные деньги, и у людей был стимул думать и искать.

В то же время любое начинание требует инвестиций. В случае с дорожным хозяйством, как правило, речь идет о бюджетных деньгах, которыми нужно распоряжаться очень аккуратно.

Что касается разработок, которые я предлагаю, по ним есть расчеты. Все окупится, причем довольно быстро. У многих есть страх перед новым. Его нужно побороть внутри себя, – считает собеседник.

Семейный портрет

Мои родители – люди живого склада ума. Отец тоже был дорожником, проработал в этой сфере более 50 лет. Прошел войну, умер в возрасте 93 лет, до последнего был полон сил и энергии созидания. Под его руководством в Фаниполе создавалось производство сборных железобетонных мостовых конструкций. В начале 1960-х – уникальное предприятие на территории СССР.

Такая же, по словам собеседника, и мама. В свои 93 года – бодрая, активная, издает уже третью книгу по флористике, много путешествует по Европе.

Мой брат Владимир необыкновенно талантливый ученый, – с гордостью рассказывает Олег Прокофьевич. – Работает в сфере высоких технологий. Мы очень похожи стремлением к прогрессу. Нашумевшая несколько лет назад разработка меласса – противогололедного материала с использованием органических реагентов – его детище.

Увы, ее применение сочли слишком дорогим и по-прежнему используют отнюдь не безвредные для зеленых насаждений и кузовов автомобилей хлориды.

У нас попытались внедрить этот реагент повсеместно и в больших объемах, – рассуждает специалист. – На первых порах стоило выпускать небольшие партии и рекомендовать их для применения, например, около торговых центров, на парковках возле офисных и спортивных сооружений. Ведь в Америке и Европе реагенты тоже используют разные: в жилых районах, парках и скверах применяют более экологичные, но дорогие, а на магистралях и каркасных улицах – дешевые (хлориды кальция, натрия и калия).

МК_5.02_Человек и его дело_foto19big copy

 

Подобные снегоплавильные станции, по мнению собеседника, стали бы подспорьем для дорожников

Наука и практика

Среди разработок брата Олега Прокофьевича, белорусского ученого Владимира Новикова, относительно недорогой способ получения материала на основе графита – графена, некоторые свойства которого пригодятся и в дорожном строительстве.

– Взять хотя бы бетон, который повсеместно встречается в городе: тротуарные дорожки, лестничные марши, дорожные и мостовые конструкции… Если к нему добавить 1–2 % графена, бетон становится токопроводящим. Это могло бы быть полезным в обслуживании улично-дорожной сети зимой: при подключении низкого напряжения можно использовать его для ликвидации гололеда. Представьте: срабатывает автоматический датчик – и снег с наледью устраняются за пару минут. Без уборщиков и реагентов. И ведь идея разработки родилась у нас в стране! В моих планах собрать лучшие идеи белорусской науки (я тесно сотрудничаю с нашими учеными) и попытаться внедрить их в дорожное и коммунальное хозяйство, – делится задумкой Олег Новиков.

А на вопрос, не опускаются ли руки от того, что многое остается невостребованным, вспоминает:

В 1980-х годах путепровод на Долгобродской над железной дорогой начал разрушаться. Когда куски бетона от балок пролетных строений стали откалываться и падать на проходящие поезда, я принялся писать письма с просьбой реконструировать это сооружение. Пришлось несколько лет убеждать чиновников самого высокого уровня, что все очень серьезно. В итоге разработали проект реконструкции, который быстро реализовали. Какая бы ни была непробиваемая система, если бить в одну точку, достичь результата можно. Капля камень точит.

 

Самое читаемое