Какими были первые комсомольцы Минска

Накануне 100-летия комсомола корреспондент агентства «Минск-Новости» предлагает вспомнить о судьбах минчан, вступавших в ряды молодежной организации на заре ее основания.

Минск никогда официально не именовался ударной комсомольской стройкой, хотя всегда являлся таковым по сути. Более того, он одним из первых отправлял свою молодежь на целину, БАМ, строительство новых белорусских городов. Не случайно уже в 1922 году улица Богадельная была названа Комсомольской. В период разрухи, распада различных социальных институтов (в том числе приютов и богаделен) именно комсомол – молодая, только родившаяся организация – взял на себя основную заботу о сиротах и беспризорниках, привлекая их к учебе и труду.


АЛЕКСАНДР МИРОНОВ

Он еще не был комсомольцем, когда пошел работать подносчиком кирпича на строительстве обсерватории. Просто мальчишка, потерявший отца, помогал матери вырастить и выучить младших. После строительства обсерватории стал землекопом на прокладке шоссейной дороги Минск – Могилев.

На отрезке от белорусской столицы до Красного урочища корчевал пни, копал канавы, на тачке перевозил песок для насыпи в болотистых низинах. Потом был литейный цех завода «Энергия», прокладка узкоколейки. В Архангельск на флот будущий писатель Миронов уезжал комсомольцем. А на легендарном «Челюскине» таких ребят набралось 17. Выстояли, выдержали, перезимовали на льдине в полярной ночи. В Минск 24-летний Александр Миронов вернулся с орденом Красной Звезды.

Нет в живых писателя, канул в лету завод «Энергия», по трассе старой автодороги пролег Партизанский проспект, а Красное урочище давно уже не дальний пригород, а район МАЗа. И только в названии парка Челюскинцев сохраняется память о комсомольце 1920-х годов, первопроходце и романтике Александре Миронове…

И столичный водоем назван Комсомольским озером неспроста. В течение нескольких довоенных лет его строили молодые. Запруживали Свислочь, копали котлован, благоустраивали берега, чтобы торжественно открыть 22 июня 1941 года. Но вместо праздника – война, и тысячи молодых минчан ушли на фронт, в отряды партизан, в подполье.


ИВАН СОКОЛЬЧИК

Связной Иван Сокольчик из пристоличной деревни Рыбаковщина в 1943-м, когда ему исполнилось 16 лет, был зачислен в отряд телефонистом. Держать связь помогали трофейные аппараты. На передовой маскировался телефонист. Следил за приближением врага, считал его силы, технику, передавал, координировал. И операции партизанам, надо сказать, всегда удавались. Однажды 33 машины разгромили под Слуцком, потом кортеж с высоким начальством, потом еще десяток машин с боеприпасами…

В июне 1944 года отряд пошел на партизанский парад в Минск. Прорывались к столице с боями. На протяжении 50-километрового пути захватили в плен около полутора тысяч вражеских солдат. В день парада собрались на улице Луговой (это район теперешней ул. Пулихова). Около 50 тысяч партизан прошли перед трибунами, отдавая честь руководству республики и военачальникам, среди которых был командующий 3-м Белорусским фронтом Иван Черняховский и руководитель партизанского движения Пантелеймон Пономаренко.

После войны юный партизан окончил ФЗО № 26 в Минске, стал электриком. Сорок два года отработал Иван Максимович в строительно-монтажном управлении № 2 треста «Белэлектромонтаж». Восстанавливал электростанции в Бресте, Барановичах, Молодечно, проводил электричество в минские больницы, на заводы, в оперный театр, заводские дома культуры, жилые дома.

Самой памятной работой в Минске считает Иван Максимович монтаж прожекторов на стадионе «Динамо» в преддверии Олимпийских игр 1980 года. Их устанавливала бригада, которой руководил он, уже известный строитель, Герой Социалистического Труда.

Мы знаем многих погибших героев. Хотя не всем им поставлены памятники, не все имена увековечены в названиях улиц. Оставшиеся в живых тоже не требовали славы, они возрождали свой город. Как и те, кто по комсомольским путевкам прибыли в столицу из отдаленных районов страны, чтобы отдать Минску свою силу, знания, талант.


СЕСТРЫ КИСЕЛЁВЫ

Киселёва Раиса

В трижды сожженной деревне Колышки на границе со Смоленщиной осенью 1943-го остановился полевой госпиталь. Пятнадцатилетние комсомолки сестры-двойняшки Рая и Зоя Киселевы согласились помочь в уходе за ранеными, а потом ушли вместе с госпиталем. Когда девушкам исполнилось по шестнадцать, они приняли присягу. Прошли с фронтом через Литву, Польшу, Восточную Пруссию. День Победы встретили под Кёнигсбергом, демобилизовались в 1946 году. Тогда восемнадцатилетние девчонки в военных гимнастерках с прикрепленными на них орденами Отечественной войны и медалями пошли в восьмой класс обычной школы. Потом Раиса, в замужестве Кублицкая, возглавила льноводческое звено и через несколько лет стала Героем Социалистического Труда.

Зоя в 1949 году поступила в Минский индустриальный техникум, откуда ушла на автозавод. На нем еще не было сборочного конвейера, и машины с деревянными кабинами собирали на козлах. Зоя, в замужестве Русак, определилась в покрасочный цех, где и проработала больше двух десятков лет. Потом стала контролером экспортной продукции. Позже в Минск переехала сестра Раиса. Довоенные фотографии у них не сохранились – сгорели в пылающей хате.


МАРИЯ ЕРЕМЕНКО

Героем Социалистического Труда Мария, в девичестве Макаревич, стала в 1958 году, через девять лет после приезда в Минск по комсомольской путевке из деревни под Шкловом.

Первая работа – строительство ТЭЦ-3 по ночам. Днем на объекте работали заключенные, а ночью женская бригада. Через три месяца Мария получила разряд и стала «дипломированным» каменщиком и водителем тачки, на которой девушка возила наверх кирпичи, а чаще носила их на носилках.

Марии лучше всего удавалась кладка углов.

Она выводила их ровненько под отвес в жилых домах на главном проспекте возле Дома печати, на бульваре Толбухина, в Слепянке, на улице Пулихова и во многих других жилых районах столицы.


МИХАИЛ КЛАВШУН

30 октября 1960 года связист газопровода «Дашава – Минск» Михаил Клавшун дал команду на открытие заслонки, оператор Константин Ковалевский отодвинул задвижку – и на Центральной площади Минска при огромном стечении народа вспыхнули газовые горелки, на языке профессионалов – свечи. В столицу пришел природный газ!

Воспитанник комсомола Михаил Клавшун 16-летним в 1953-м по комсомольской путевке уехал из дома. Работал в кемеровской тайге, где белорусские комсомольцы валили лес для шахт Кузбасса. В неполные 17 он был уже бригадиром. Вернувшись в Беларусь, стал работать на газопроводе. Трудились по 12 часов в сутки, иногда в непроходимых местах тащили оборудование на себе, но от Столбцов до Минска провели нитку за три месяца. Михаила Михайловича уже нет в живых, но напоминанием о комсомольцах, давших столице голубое топливо, стала негаснущая свеча – Вечный огонь на площади Победы.


НИКОЛАЙ ПОЛЕВКОВ

В жизнеописаниях, как известно, бывают вехи. В судьбе Николая Полевкова важные события обозначены сваями. Он забивал их на ударных комсомольских стройках: при возведении Новополоцкого и Мозырского нефтеперерабатывающих заводов, Брестского коврового комбината, гродненского «Азота», корпусов «Гомсельмаша»… Строил мосты, тянул ЛЭП по болотистым равнинам Беларуси – возле Полоцка, на брестском Полесье, под Бобруйском. Но самым памятным объектом для Героя Социалистического Труда Николая Васильевича Полевкова и его бригады стала первая станция Минского метрополитена и первая 12-метровая свая на ней. И последующие четыреста двутавровых металлических балок, точно загнанных в грунт. Его бригада блестяще справилась с заданием.


АНАСТАСИЯ ПЕРЕПЕЛКИНА

Если бы Анастасия Викторовна Перепелкина когда-нибудь украсила костюм своими знаками отличия, удивились бы многие: 4 значка бойца Всесоюзного студенческого отряда 1975-1978 гг. и четыре знака ударника этих отрядов. И, пожалуй, единственная в Беларуси Почетная грамота Президиума Верховного Совета Якутской АССР за ударный труд на строительстве Байкало-Амурской магистрали.

Она была вожаком школьного комсомола, руководила цеховой (в 600 человек) комсомольской организацией на «Интеграле», продолжала верховодить, став студенткой исторического факультета Белгосуниверситета.

В строительных отрядах в Беларуси освоила профессии каменщика и стропальщика, с удовольствием исполняя к тому же привычные общественные обязанности комиссара отряда. А потом был БАМ, куда брали ребят примерных, непьющих, со специальностью и опытом работы в студотрядах. Все это у студентки было. А еще – умения организовать, принимать решения, колоть дрова, готовить пищу, играть на гитаре, работать лопатой…

Строили студенты теплотрассы, школы, детские садики в поселках-станциях. На дороге им доверяли только укладку откосов камнями. Все остальное – для высоких профессионалов. Но и на второстепенных работах студенты трудились хорошо. Недаром якуты безымянную сопку возле поселка Серебряный Бор назвали Белорусской, закрепив это название на карте официально.


ИГОРЬ ЛУЧЕНОК

Все эти годы комсомольскими были не только бригады, стройки, почины… Комсомольскими были песни.

В четырнадцать лет по заказу друзей он написал свою первую песню – «Марш экскаваторщиков», приведшую в восторг будущих мастеров стального ковша. Через полтора десятилетия белорус Игорь Лученок становится победителем Всесоюзного конкурса советской песни с «Памятью сердца» на стихи Михаила Ясеня. И почти сразу же родилась комсомольская «Стоят на рейде наши бригантины», из которой становилось ясно, что Новополоцк, где бригадирствовал автор стихов Валентин Лукша, – не последняя пристань кочевого племени романтиков.

Потом переплавились в песню строки Пимена Панченко, мелодия которой плывет теперь над Минском в исполнении ратушных курантов. И тишина над Брестом на стихи Роберта Рождественского ворвалась в сердце мира музыкальным напоминанием о страшной войне и великом подвиге. Впервые песня была исполнена на торжественном открытии мемориала «Брестская крепость», заставив ветеранов и молодых встать в едином порыве. Так же, как вставали позже моряки Мурманска при исполнении произведения об их «крае белого снега и белого дня», как поднимались с мест мужественные воины-интернационалисты, подтягивая суровые мелодии автора, делегации из разных стран мира на молодежном фестивале в Чили при исполнении баллад о Викторе Харе и Че Геваре. Стоя приветствовали песни Лученка жители многих городов мира.

Первой наградой композитора была премия Ленинского комсомола Беларуси в 1971 году. Через год он стал лауреатом премии Всесоюзного комсомола. Потом пошли различные звания, лауреатства, призы. Но самыми дорогими Игорь Михайлович считает первые комсомольские награды и бережно хранит свой комсомольский значок.

Читайте и подписывайтесь на нас:

Самое читаемое