«Какой-то мужик в татухах будет мне ногти делать?» Нейл-мастер — о стереотипах и болтовне с клиентками

Профессию мастера по маникюру принято считать чисто женской: якобы девушки больше склонны к кропотливой работе и всегда готовы задушевно поболтать с клиенткой. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с Павлом Сафроновым, который этой в сфере почти 3 года и делает работу не хуже представительниц женского пола.

Заходим в уютный салон красоты в центре города. У Павла здесь свой кабинет: на столе аккуратно расставлены баночки с гель-лаками, в строгом порядке лежат инструменты, в углу — кресло для педикюра. А еще фигурки черепов на полках — подарки клиентов.

Здесь же мужчина занимается еще одним видом деятельности — набивает татуировки. Маникюр пришел в жизнь тату-мастера случайно.

— Работал в студии, там были косметолог, массажист, парикмахер, а я делал татуировку. Для полного комплекта не хватало мастера по маникюру. Предложили попробовать, так и началось, — рассказывает Павел.

Когда он только пришел в маникюр, в Минске этим занимались только двое мужчин. Причина этого, по мнению нейл-мастера, — стереотипы.

— После того как я засветился, мастеров-мужчин прибавилось — сейчас это человек 6–7. И дело здесь не в конкуренции — она везде есть. Большую роль играют предубеждения. Если бы я не занимался маникюром и увидел парня, который его делает, то все — это плохой знак, — улыбается нейл-мастер.

 Девочки могли, когда я рисую, будто нечаянно зацепить, а потом: «Ой, извини, случайно вышло»

На курсах единственному молодому человеку в группе было очень сложно. Поддержало только то, что учил тоже мужчина — Александр Змитрович. С ним Павел общается до сих пор и очень благодарен наставнику.

— В группе постоянно встречал косые взгляды со стороны девушек типа «а что он здесь забыл?». Им в любом случае было проще: они хотя бы когда-то ногти себе красили, подпиливали.

Сейчас П. Сафронов с улыбкой вспоминает, что после первого дня на курсах уже думал завязать. В тот момент его поддержала жена. Неудачи дали толчок заниматься усерднее.

— То, что мы проходили на учебе, я стал пробовать дома. Купил искусственный тренировочный пальчик, начал его красить, повторять особо сложные рисунки. На занятиях иногда проходили своеобразные экзамены, на которых нужно было нарисовать, например, розочку или френч. Однажды был неловкий момент, когда рисунок у меня вышел лучше, чем у девушек. После этого начали косо смотреть, а некоторые девочки могли, когда я рисую, будто нечаянно зацепить, а потом: «Ой, извини, случайно вышло», — вспоминает Павел.

 Сначала боялся клиентов, а в голове крутилось: «Парень делает ногти — это неправильно»

Постоянные клиенты появились у Павла спустя год работы. Мало кто хочет идти к специалисту без опыта, к тому же он часто менял место работы.

— Сначала боялся клиентов, а в голове крутилось: «Парень делает ногти — это неправильно». Жалею, что засветился немного не в то время: был еще нулевым. Если бы это было сейчас, клиентура набралась бы быстрее. Естественно, кому-то не понравилось. Но были и те, кто остался. Есть у меня такая клиентка, которая со мной с самого начала.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

Как и любому начинающему специалисту, найти первое место работы Павлу оказалось непросто. В первый салон взяли по знакомству, но надолго молодой человек там не задержался. Потом нашелся человек, который сделал нейл-мастера мужчину своеобразной фишкой студии.

— Как оказалось, он видел это за рубежом, где к таким специалистам выстраиваются очереди. Получается, что он взял меня именно потому, что я парень. И не прогадал! Но, к сожалению, через какое-то время салон вынужден был закрыться. А с ним до сих пор общаемся, — рассказывает собеседник.

В потенциальных местах работы к мужчине — соискателю такой вакансии относились по-разному. Тех, кого не смущал пол мастера по маникюру, стандартно давали краш-тест, на котором смотрели на работу специалиста:

— Кому-то звонишь, отвечают: «Парень? Нет, мы к этому не готовы». Другие, наоборот, говорят, что это интересно.

 Думали, будет сидеть щупленький мальчик, весь такой «муси-пуси», а тут — брутальный дядька

К Павлу записывается много клиентов. До процедуры всех стараются предупредить о том, что обрабатывать и красить им ногти будет не миловидная девушка, а татуированный парень.

— Были случаи, когда не предупреждали, — говорит он. — Одну клиентку даже пришлось уговаривать, что нет ничего страшного. В итоге все-таки села, а потом приходила еще очень долго, пока не переехала в другой город. «Какой-то мужик в татухах будет мне ногти делать?» — такая мысль, как потом оказалось, была у нее тогда. Кого-то пугают татуировки, кого-то шокирует кабинет, потому что вокруг куча черепов. Пока не было фотографий на сайте студии, приходили и те, кто сразу разочаровывался. Думали, будет сидеть щупленький мальчик, весь такой «муси-пуси», а тут — брутальный дядька.

Интересуюсь, ходят ли на маникюр парни. Оказывается, совсем немного, что мастер считает большой проблемой:

— Нужно, чтобы мужчины тоже ухаживали за собой. Женщины обращают внимание на руки. Иногда, бывает, едешь в общественном транспорте, а там кошмар на ногтях. Я теперь всегда смотрю на ногти и девушек, и парней. Видимо, профессиональное. Раньше цеплялся только за тату: какое исполнение, что за рисунок. Теперь добавились и руки.

Павел спрашивает, пришла бы я на маникюр к мужчине. Задумываюсь, но ответ скорее положительный. Тем более если работы хорошие. Причина — интерес, желание узнать, каково это вообще.

— За счет этого многие ко мне и попадают. В кабинете сижу за закрытыми дверями, и другие посетители салона не знают, чем я тут занимаюсь. Выхожу, а они у администратора интересуются, кто это. Ответ их поражает, поэтому и записываются, — поясняет специалист.

 Клиентки доверяют мастеру, спрашивают, что сейчас в тренде и какой оттенок выбрать. Павел любит рисовать, среди фаворитов — геометрия, акварель, разводы. А вот категорически нейл-мастеру не нравится френч, эстетики которой он просто не понимают.

— Однажды клиентка попросила сделать педикюр в этой технике. Я сразу говорю: «Извините, это моветон». То же самое с нюдовым педикюром, потому что по правилам покрытие должно быть темным. Кто-то соглашается, некоторые могут и обидеться. Приходится соглашаться и на работы, которые мне кажутся безвкусными. Все-таки желание клиента — это закон. Но такой маникюр не фотографирую.

Возраст большинства клиенток П. Сафронова — от 25 до 40 лет, но на процедуру нередко заглядывают и пожилые женщины.

— Некоторые говорят: «Я бы приходила поболтать, чтобы мне хотя бы массаж рук сделали», — рассказывает мастер. — Просто внимания не хватает, а мы здесь общаемся. Но конечно, сам не навязываюсь. Бывают и такие, которых нужно просто выслушать: тогда сижу и киваю головой.

Маникюр — та сфера, в которой нужно постоянно развиваться. Павел признается, что даже спустя три года освоил далеко не все техники.

В планах у нейл-мастера все-таки вернуться в татуировку, но полностью отказаться от маникюра уже не получится. Говорит, просто не может бросить клиенток.

Фото Сергея Пожоги и из личного архива собеседника

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ