Кандидат философских наук — о смысле жизни, студентах и обществе риска

О значении философии в современном мире, о новых актуальных для ученых проблемах корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовала с доцентом кафедры философии и методологии БГУ, кандидатом философских наук Данилой Доброродним.

— Месяц назад в Минске прошел первый Белорусский философский конгресс «Национальная философия в глобальном мире». Как бы вы оценили состояние белорусской философии? Насколько она встроена в мировую традицию?

— Иногда говорят, что философия — это эпоха, схваченная, то есть выраженная, в мысли. Национальная философия отражает специфику, особенности культуры, менталитета, всего уклада жизни в конкретном обществе. Конечно, у белорусской философии не такие глубокие корни, как у французской, немецкой, русской или китайской. Но они есть, и, несомненно, можно говорить о нашей философской школе. Ее успехи продемонстрировал первый Белорусский философский конгресс, как и то, что наша философия развивается не изолированно, а в контексте мировой мысли.

— Сегодня все признают тот факт, что в истории человечества началась совершенно новая эпоха. Успевают ли ученые осмыслять ее? Способна ли, на ваш взгляд, философия влиять на происходящие в мире процессы?

— Современная философия считает: задача ученого — анализировать то, что происходит в обществе здесь и сейчас, и предлагать решения. Американская и европейская политическая философия активно исследует проблемы социальной справедливости, положения женщин, мигрантов, поскольку они связаны с ценностями, мировоззрением, установками поведения. Ученые предлагают выходы из кризисов. А вот слышит ли общество их голос — другой вопрос. Лично я считаю: определенное влияние они все-таки оказывают. Например, на формирование экологической культуры и сознания, выработку курса на зеленую экономику. Конечно, есть явления и процессы, которые мы до конца пока не осмыслили и не можем точно предсказать их развитие и последствия. Те же современные информационные технологии, которые меняют нашу жизнь на всех уровнях. Каким станет общество, когда многие функции полностью возьмут на себя роботы, как отразится на нем неминуемый рост безработицы? Непроста проблема национальной идентичности в контексте межкультурного взаимодействия. К ней возник новый виток интереса из-за обострения миграционных процессов. Очень актуален вопрос: кто мы? Немцы, французы, итальянцы, белорусы или прежде всего европейцы? А по большому счету — граждане мира? Идентичность — непростая вещь. Думаю, в отношении ее можно говорить о многоуровневом подходе. Ведь совмещаем же мы в себе качества родителей и детей, и в этом нет противоречия.

— А помогает ли национальная философия белорусскому обществу определиться с долгоиграющей стратегией?

— Трудно сказать. Это только у Платона в его идеальном государстве страной должны править философы. В реальности философия помогает разрабатывать идеи, формирует дискурс, то есть предлагает темы и проблемы для обсуждения. Она оказывает влияние на политиков, но не прямое и не определяющее, а через мир идей, духовной культуры. Порой это отражается в решениях, особенно когда речь идет о глобальных стратегиях развития. Например, при разработке национальной концепции устойчивого развития принимались во внимание достижения экологической науки, принципы и ценности экологической культуры. Не могу здесь не вспомнить и стратегию создания информационного общества в Беларуси. Это мировой тренд, получивший признание, в том числе благодаря философским концепциям, провозгласившим наступление новой эры, где информация — капитал и ресурс.

— Сегодня все чаще слышишь об обществе риска. Что специалисты подразумевают под этим определением?

— Современное общество формируется отчасти под влиянием угроз: экологической катастрофы, терроризма. Это его сплачивает, сказывается на его жизнедеятельности. Чтобы защитить себя от безработицы, граждане больше работают, переобучаются, получают более востребованные специальности. Чтобы снизить риск терроризма, они голосуют на выборах за тех кандидатов, которые обращают повышенное внимание на проблемы безопасности. Человек в новых реалиях учится анализировать будущее, то есть просчитывать риски, принимает во внимание новые вызовы. Получается, что риски становятся системообразующим фактором современных общественных отношений.

— Скажите, насколько современных студентов интересует философия? Какие проблемы и вопросы их волнуют?

— В любой аудитории — у математиков, юристов, социологов — всегда найдутся студенты, которых увлекает философия. Думаю, эта дисциплина интересна многим, но каждому из нас — в свое время. Например, вопрос о смысле жизни. Он регулярно возникает во время общения, обсуждения разных тем.

— Любопытно, как студенты на него отвечают? Приходится ли вам спорить с ними?

— В силу возраста они отвечают довольно стандартно и упрощенно. Обычно я рассказываю, что мыслители прошлого думали о смысле жизни, и предлагаю студентам самим решать, насколько это совпадает с их видением. Чаще всего смыслы мы формируем для себя сами, а философия помогает их формулировать. Свою задачу как преподавателя вижу в том, чтобы объяснить: человеческие проблемы не однозначны. Многие философские вопросы остаются открытыми.

— Согласны ли вы с американским философом Эрихом Фроммом, утверждавшим, что современный человек становится безразличен к себе самому?

— Это довольно популярный взгляд. Он связан с формированием «массового человека», который погружен в мир потребления, масс-культуры, пассивно воспринимает те стандарты и модели поведения, которые ему навязывают извне, не осознавая себя как особенную личность. Он делает то же, что и все, поступает так, как поступают остальные, и это его устраивает. Конечно, такой безучастный человек ничего не созидает. Но эта проблема существовала всегда. Люди ищущие, творческие всегда были в меньшинстве. Мне кажется, как раз сегодня больше возможностей для духовного роста и развития. Парадокс в том, что «перед человеком распахнулся весь мир, а душа его захлопнулась», как заметил Хосе Ортега-и-Гассет. Можно прочитать любую книгу, дистанционно посетить любой музей, но отчего-то у многих совершенно нет желания это сделать. Что, конечно, беспокоит.

— Способна ли философия, на ваш взгляд, предложить человеку какую-то духовную опору в нестабильном мире?

— Есть даже такой трактат VI века «Утешение философией» Боэция, в котором сказано, что в самых тяжелых жизненных ситуациях философия способна помочь понять и принять вызовы судьбы. Думаю, современный человек должен искать духовную опору и в философии, и в религии, и в искусстве. Мы можем быть и философами, и верующими, и художниками в широком смысле. Это сделает наш внутренний мир только богаче.

— Данила Григорьевич, трудно ли быть философом в Беларуси?

— С одной стороны, я ощущаю порой некоторое предубеждение к этой науке. Многие считают, что философия сложна, скучна и далека от жизни. Но это поверхностное суждение тех, кто никогда не занимался ею всерьез. С другой стороны, меня самого философия увлекает по-прежнему. Ее можно бесконечно изучать. И к тому же она очень близка к жизни, особенно если ты найдешь свою философию и будешь ее последовательно придерживаться.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ