КАПИТАНЫ ДЕТСТВА. Как Елена Маслова создала единственный в Беларуси инклюзивный хор «Радость души»

Елена Маслова создала единственный в Беларуси инклюзивный хор «Радость души», в котором рядом с обычными детьми поют их незрячие и слабовидящие сверстники. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

Судьбоносным для Елены стал день, когда ее, студентку музыкального факультета Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка, пригласили учителем хора для незрячих и слабовидящих детей в филиал музыкальной школы искусств № 19. Поворотным он стал и для самих ребят: молодой педагог рискнула создать концертный коллектив. Его юные участники поставили для себя высокую цель — выступать! И начали работать. В 2003 году в хоре «Анима» было всего 10 человек. Спустя 8 лет коллектив защитил звание образцового: комиссия оценила часовое выступление ребят. Как-то в одном из интервью Е. Маслова рассказала, что не хочет выводить детей на сцену, чтобы их жалели. И не участвует в конкурсах, если знает, что будет такая реакция на коллектив. По ее мнению, миссия хора — воспитать своего слушателя, дать ему понять, что чувство жалости неуместно. Оно затмевает наслаждение от музыки. Ограниченные физические возможности юных артистов не ограничивают их стремления дарить людям радость творчества и вдохновения.

В обычном хоре дирижер объясняет руками.

— Первое время боялась произносить на занятиях «смотрим на меня», чтобы не обидеть детей. Но после, наблюдая за ними на переменах, обратила внимание: воспитанники используют эти слова в общении, и они их не смущают. Методом проб и ошибок я искала к ним подход, изобретала свои методики занятий. В зрячем коллективе дирижер объясняет все руками. С моими подопечными так не получается. Иногда делаю подсказку постукиванием каблуков. Если произведение с музыкальным сопровождением, ребятам проще. Но когда репетируем акапельное пение, то настрой задаю я — пою: «До, ми соль, два, три, четыре, вступили». Все отрабатывается очень долго и тщательно. В обычном хоре можно 10 произведений разучить за то время, которое мы тратим на одно.

Незрячие дети не знают, как выглядит улыбка.

— Важно, чтобы дети понимали, о чем поют. Многие произведения сначала исполняю сама, потом объясняю их смысл. На мне лежит большая ответственность: растолковать значение предметов, описать эмоции. К примеру, разучиваем песенку про лошадку. Я знаю, как она выглядит, как может резво скакать по лугу. Но для них это не так очевидно. Я им подсказываю: «Дети, мы же поем о веселом. Давайте улыбаться!» Но незрячему ребенку это сложно сделать: он не знает, как выглядит улыбка. При этом в обычной жизни они, конечно, улыбаются. Музыка — то, на что они больше всего откликаются. А когда просишь эти эмоции выразить во время пения, им тяжело. Кроме того, у многих наблюдаются физиологические особенности: зажат мышечный аппарат, в том числе лицевые мышцы. Чем на 100 % отличаются незрячие дети от сверстников, так это феноменальной памятью. Они вынуждены держать в голове большой объем знаний. Если попросить любого моего ученика спеть то, что пели 10 лет назад, он воспроизведет все в точности.

В инклюзивном хоре стали петь даже мамы.

— В 2015 году я перешла работать в Центр дополнительного образования детей и молодежи «Контакт» и создала инклюзивный хор «Радость души». Его основу составили ребята, с которыми я занималась в музыкальной школе. Они последовали за мной. Стали приглашать в наш новый коллектив и других. Помню, как переживала, думая, что никто не придет. Сейчас у нас около 70 участников. Хор собрал детей из других учебных заведений. Они в свою очередь привели своих друзей. И это победа! В коллективе поют мамы наших особенных деток. Например, Надежда Бектенеева сначала приводила дочку Маргариту, потом присоединилась сама и еще двое ее ребят. Мои выпускники остаются со мной: семеро из них выбрали профессию хорового дирижера, Алина Юркевич после окончания колледжа пришла ко мне работать вторым педагогом, Александр Козловский получил образование программиста в Москве и продолжает ходить на хор. Здесь занимается его лучший друг Ваня Курец, которому 10 лет. Многие из многодетных, неполных семей. В нашем коллективе стираются все грани: социальные, возрастные. Детям необходим опыт милосердия. Здоровые ребята, которые занимаются бок о бок с незрячими или слабовидящими сверстниками, рады, что есть возможность направить на кого-то свою доброту, помочь. А для других деток, особенно тотально незрячих, общение с ребятами из других учебных заведений — открытие целого мира. Наблюдать, как девочки-подростки обсуждают косметику, парней, то, что, может быть, недоступно кому-то, дорогого стоит. Есть у нас удивительный проект — «Радостные чаепития». Вначале мы раз в месяц собирались и знакомились ближе, общались, отмечали дни рождения. Теперь приглашаем в гости интересных людей из разных сфер, которые делятся опытом и вдохновляют ребят.

Штрихи к портрету дирижера.

«Сколько себя помню, всегда пела! Моим кумиром с детства была Ирина Понаровская. Я училась в минской школе № 3 с хоровым уклоном. Школьницей объездила с выступлениями весь СССР. До 30 лет состояла в хоре «Менка», которым руководил Владимир Синельник».

«Мои учителя стали лучшими подругами: Тамара Гертман, Алла Василевская, Алла Галактионова. Вместе и в баню, и в караоке, и на шашлыки».

«Мой прадедушка служил регентом в церкви в поселке Раков. Записывал редкие песнопения, учил детей. Бабушка всю жизнь пела в церковном хоре. Ей 93 года, она до сих пор на всех семейных торжествах исполняет старинные романсы и песни».

Справочно

Педагог удостоена премии «Человек безбарьерной среды — 2019».

Фото Ирины Малиновской

Самое читаемое