КАРТИНЫ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ. «Письма к живым»

О том, как создавался фильм «Письма к живым», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Эта лента 1965 года стала кинопамятником подпольщице Вере Хоружей.

О чем фильм

1942 год, Белоруссия. После казни подпольщицы Вероники Корчевской заключенные находят в трещинах бетонного пола тюремной камеры ее письма…

1920-е, Польша. Коммунистка Вероника Корчевская оказывается в тюрьме. Приговор — 8 лет тюремного заключения. Там она рожает первенца. Ребенка удается передать ее маме.

Выйдя на свободу, подпольщица приезжает в БССР. Муж ее давно с другой, но Вероника его прощает и ожидает новой отправки в восточную Польшу, чтобы продолжить борьбу.

По доносу она оказывается в застенках. На сей раз в минской тюрьме НКВД, где ее обвиняют в шпионаже. Однако везет: один из высших чинов карательных органов знает ее по работе в Польше. Веронику отпустили, но знакомые продолжают от нее отворачиваться, как от врага народа. Задает вопросы и повзрослевшая дочь, считая, что просто так не могут назвать врагом.

В 1941-м подпольщица в составе разведгруппы направлена в Белоруссию. Совершив диверсию на бензохранилище, она должна скрываться в лесах. Финальная сцена такова: Вероника видит, как на минное поле выбежал маленький мальчик. Еще шаг и прогремит взрыв. Она бросается к нему, подхватывает на руки и встает в полный рост. Эту сцену в перископ наблюдают немецкие солдаты…

Осталось за кадром

Вероника Карчевская — псевдоним подпольщицы Веры Хоружей. В ленте опущено начало ее пути: в 16 лет в годы Гражданской войны Хоружая в частях Красной армии сражалась с отрядами Булак-Балаховича. Трудно представить себе девушку, по сути подростка, на коне с наганом в руке. А ведь потом еще были работа в подполье, 8 лет в польской тюрьме.

В жизни всё жестче, чем в киноленте.

Она действительно писала идиллические письма о борьбе, но не из немецкой, а из польской тюрьмы, которые издали в СССР в 1931 году под названием «Письма на волю». После освобождения в 1932-м в СССР ей вручили орден Красного Знамени. А в 1935-м из-за ложного доноса ее первого мужа Станислава Мертенса обязали вернуть награду, лишили права занимать партийные должности 2 года. Хоружая едет в Казахстан на «Балхашстрой». 10 августа 1937-го она арестована по обвинению в шпионаже в пользу Польши, доставлена в Минск в тюрьму НКВД. В отличие от фильма, заключение было длительным. Она провела в камере 2 года. Всё могло закончиться расстрелом. Но в 1939-м новый нарком НКВД Берия боролся с перегибами своего предшественника Ежова. Несломленную подпольщицу отпустили из зала суда.

В начале войны 37-летняя Вера Хоружая была беременна, родила. В отличие от фильма именно тут был моральный выбор: остаться с ребенком в тылу или снова сражаться. В начале 1942 года она поехала в Москву, чтобы готовиться к нелегальной работе. В августе 1942-го ее группа перешла линию фронта. 13 ноября она вновь предана, арестована фашистами. После трехнедельных пыток казнена гитлеровцами.

Почти икона

Режиссером Валентином Виноградовым и сценаристом Алесем Кучаром фильм задумывался как рассказ о военном периоде жизни Веры Хоружей. Но, получив доступ к архивам, авторы поняли, что для ленты этого мало. Тему репрессий не приветствовали, но и не запрещали в кино в начале 1960-х. Поэтому решили фрагментарно обозначить всю судьбу прототипа. В фильме есть интересный диалог между Хоружей и высшим чином НКВД БССР, который оказался ее товарищем по борьбе в Польше. «Не о репрессиях мы мечтали в тюрьмах Пилсудского, — говорит он ей. — Приходишь домой — стыдно сына на руки взять». А она возражает: «Репрессии — это трепет над юной партией, как над младенцем. Это естественно».

Авторы создали образ Жанны д’Арк, которую предали все, за чьи интересы она сражалась, но она всех простила. Как и д’Арк, Хоружая боролась за воссоединение земель, жертвовала собой, только что полки в атаку не водила.

Замыслив в финале ленты сцену, где героиня, жертвуя собой, спасает чужого мальчишку, авторы хотели придать ее образу святость.

Женщина со спасенным ребенком на руках — почти икона.

Дебют профессора

Авторы хотели видеть главную героиню только как просветленную личность. К детальному сходству с прототипом не стремились.

— Я изначально искал молодую, даже наивную, но внутренне цельную девушку, — вспоминал режиссер Валентин Виноградов. — Светлана Макарова тогда заканчивала ВГИК. Увидел и понял: это она.

Впоследствии Светлана Макарова — профессор, создавший в Москве школу теории и практики техники речи для дикторов телевидения.

Второго мужа героини сыграл Валентин Никулин, актер театра «Современник». Мягкий, интеллигентный, он еще не раз появлялся в лентах режиссера. Исполнивший роль первого мужа Павел Махотин — в 1960-е известный киноактер, сыгравший немало ролей военных.

Помог Машеров

Фильм снимали в начале 1964 года в городах Литвы, в Гродно и в павильонах в Минске.

За время работы над картиной в стране произошли перемены. В октябре 1964-го Хрущева сменил Брежнев. Тут же активизировались те, кому не нравились не только экономические реформы Хрущева, но и реабилитация репрессированных ранее.

— Мы повезли фильм в Москву, — вспоминал Валентин Виноградов. — Показывали ограниченному кругу лиц. Присутствовали заведующий сектором кино отдела культуры ЦК КПСС писатель Баскаков, другие партийные деятели. И вдруг на обсуждении один из них указал на меня и говорит: «Вот этого вообще надо посадить». Я опешил. Но Машеров был тогда у нас вторым секретарем ЦК КПБ, ему картина понравилась, и мы смогли протащить ее в прокат.

Справочно

После войны именем Веры Хоружей названы улицы в Витебске, Гродно, Бресте, Минске.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ