КАРТИНЫ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ. «Пламя»

О том, как создавался фильм «Пламя», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Этой белорусской лентой 1974 года решили дополнить череду московских монументальных эпических картин о главных сражениях войны.

О чем фильм

Рассказывает о событиях весны 1944 года на территории Белоруссии. Партизанские соединения Полоцко-Лепельской зоны после длительных ожесточенных боев у деревень Плино и Паперино совершили прорыв вражеской блокады. 17 185 партизан, сражаясь против 60 тысяч фашистов, вырвались из окружения и вывели с собой более 15 тысяч мирных жителей. Полоцко-Лепельский прорыв создал плацдарм для наступления 1-го Белорусского и Прибалтийского фронтов, что послужило началом операции «Багратион» по освобождению Белоруссии.

Масштабные сцены боев перемежаются с эпизодами личных историй героев картины. Кульминация фильма — сцена прорыва: тысячи партизан и мирных граждан покидают пылающие леса.

Переписывая историю

Геннадий Буравкин

С 1962 по 1965 год в зарубежном прокате вышли голливудские фильмы о Второй мировой: «Самый длинный день» (о высадке союзников в Нормандии) и «Битва в Арденнах» (о контрнаступлении союзников в последние месяцы войны). В обеих американских кинокартинах никак не упоминалось участие в войне Красной армии. В пику Голливуду с 1970 по 1972 год на экраны вышли 5 советских художественных лент о ходе ключевых операций Великой Отечественной. Снятые на «Мосфильме» картины объединили в киноэпопею «Освобождение». Этот цикл посмотрел первый секретарь ЦК КПБ Петр Машеров, в прошлом командир партизанского отряда им. Щорса. По словам писателя Геннадия Буравкина, Петр Миронович был возмущен тем, что московские фильмы (в частности, «Направление главного удара») рассказывали только о подвиге действующей армии при освобождении Белоруссии, в них ни слова о роли партизанского движения.

Пётр Машеров

Было решено силами «Беларусьфильма» снять монументальную ленту об операциях партизан. Основой сюжета Машеров предложил сделать Полоцко-Лепельский прорыв. В фильме умалчивается, что к началу прорыва эта партизанская зона утратила свое стратегическое значение как место высадки большого армейского десанта. Действия партизан стали отвлекающим маневром дальнейшего наступления 1-го Белорусского и Прибалтийского фронтов с востока. В этом и был план Генштаба.

Ходы записаны

По просьбе Машерова главным консультантом фильма стал Пантелеймон Пономаренко, первый секретарь ЦК КПБ (1938–1948), начальник Центрального штаба партизанского движения в годы войны.

Сценарист фильма «Пламя» Геннадий Буравкин вспоминал:

— Мы знали о негативном московском опыте при создании цикла «Освобождение». Авторами там были фронтовики. Каждый из них пытался привнести в фильм свой субъективный взгляд на события. 5 лет готовые серии не выходили на экраны из-за недовольства прототипов героев, занимавших в 1970-е высокие посты. Приходилось переснимать сцены в угоду то одним маршалам, то другим. У всех разный взгляд на собственную роль и роль тех или иных командиров. Поэтому Машеров сразу сказал, что авторами фильма «Пламя» будут те, кто не воевал, мол, молодые смогут со стороны оценить события без личных симпатий и антипатий. Ни я, ни режиссер-постановщик Виталий Четвериков и другие авторы на фронт не попали, были детьми войны. Мы, конечно, волновались, так как тогда были живы командиры партизанских отрядов. Увидев наш фильм, кто-то мог сказать, что их подвиг недооценили или исказили. Я поделился с Пономаренко своими волнениями. А он ответил: «Не бойтесь! Сейчас уже могу сказать, что во время войны я фотокопировал все документы и донесения в Москву о роли тех или иных партизанских командиров, а при печати на машинке делал через копирку копии. Они хранятся у меня на даче. Поэтому, если кто-то начнет себе что-то приписывать, чего не было, у меня все зафиксировано и мы расставим точки над «і».

Виталий Четвериков

Не узнали вождя

Виктор Тарасов

Поскольку на бюджете фильма не экономили, на роли командиров партизанских отрядов и соединений пригласили заслуженных и народных артистов из Москвы: Юрия Каюрова, Михаила Глузского, Петра Глебова и других. Пантелеймона Пономаренко сыграл народный артист БССР Виктор Тарасов. Все звезды работали по наивысшей актерской ставке — 56 рублей за съемочный день, и у каждого было по 30–40 таких дней.

Владимир Ивашов

Фамилии многих партизанских командиров — Лобанка, Тябута, Мачульского — в фильме изменены. Но все знали, что Владимир Ивашов, прославившийся в картине «Баллада о солдате», сыграл персонажа, прототипом которого являлся Петр Машеров. По настоянию самого Петра Мироновича, его фигуру в киноэпопее не делали центральной и никак не выделяли.

Фильм «Пламя» был десятым, где грузинский актер Андро Кобаладзе исполнил роль Сталина. Когда снимок артиста в гриме вместе со снимком вождя понесли утвердить в ЦК КПБ, там не смогли понять, где актер, а где прототип.

Андро Кобаладзе

Чуть не рвануло

Фильм впервые в истории белорусского кино снимали на пленку Kodak, и даже спустя почти 50 лет исходное изображение мягкое, в теплых тонах, без ряби и мути. Для съемок не хватило ресурсов белорусской киностудии, поэтому из Москвы привезли сотни единиц военной техники, немецкие танки, бронемашины. Даже часть лошадей доставили из РСФСР, так как спортивная база в Ратомке не смогла предоставить нужного количества.

Интерьеры немецких бункеров и кабинетов создали в съемочных павильонах. Лесные бои снимали в разных местах Минской области, а сцену прорыва с пожаром и взрывами — на натурплощадке отечественной киностудии в Смолевичском районе. Там едва не случилась трагедия.

— Во время съемок сгорела гостиница. Хорошая была, вся группа могла заселиться, — рассказывал звукорежиссер фильма Борис Шангин. — Когда пожар потушили, мне Юрий Рыбченок, второй режиссер, говорит: «Я чуть не поседел! Вечером, накануне пожара, мне привезли 20 кг взрывчатки для съемок. Пиротехников не было, склад был закрыт, взрывчатку положили под крыльцом гостиницы в кладовке». Но все обошлось.

Несмотря на то что фильм датирован 1974 годом, официальная премьера состоялась 28 апреля 1975-го в самом большом тогда зале республики — во Дворце спорта. Петр Машеров и легендарные партизаны присутствовали в зале, узнавали в героях друг друга и были в приподнятом настроении. Многое в их жизни было еще впереди.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ