КАРТИНЫ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ. «Враги»

О том, как создавался фильм «Враги», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Кинокритики считали, что эту ленту 2007 года ожидает либо громкий скандал, либо ошеломительный успех. Автора и сегодня обвиняют в искажении истории.

О чем фильм

1942-й. В глухой белорусской деревне уже год дислоцируется рота немецких солдат во главе с молодым комендантом Отто. Он открыто заявляет, что не фашист. Солдаты в роте из тех, кто попал на фронт в связи с мобилизацией, не хотел воевать. Оккупанты расселены по избам местных, большинство из которых женщины. И немцы, и жители фактически хотят тихо пересидеть войну в глубинке. У них получается. Потенциальные враги ладят, ведут общий быт.

Отто живет в доме вдовы Натальи, потерявшей мужа еще до войны. Комендант шлет доклады начальству о спокойной обстановке в зоне его дислокации. Руководство считает, что рота недостаточно активна в поисках партизан. Однажды приходит весть: в соседней комендатуре находится юный партизан, заложивший взрывчатку под железнодорожные рельсы. Отто рад: будет что доложить. Но злоумышленником оказывается 11-летний сын Натальи, его квартирной хозяйки. Поскольку рапорт командованию отправлен, виновник не может исчезнуть, комендант предлагает Наталье единственный выход: заменить в камере ее ребенка на другого мальчишку. Какого — пусть решает сама. Обезумевшая от страха за сына Наталья всерьез ищет в округе мальчика, которого сможет украсть. Обессилев, направляется в соседнюю комендатуру, где держат ее паренька. Ни мать, ни Отто не знают, что мальчишка убит еще в ночь задержания…

Перестраховка

Мария Можар

Сценарий — дипломная работа Марии Можар, окончившей БГУКИ. Он долго лежал в редакторском отделе белорусской киностудии. Его читали и обсуждали.

Наталья Рыжавская

— У отечественной киностудии есть творческие традиции, — вспоминала второй режиссер фильма Наталья Рыжавская. — Всегда в лентах о войне было ясно, кто наш, кто чужой, кто друг или недруг. И вдруг сценарий с таким непривычным взглядом на события тех лет. Самое смешное, что обсуждали то, чего в сценарии нет. Сочиняли, будто в сюжете просматривается намек на более чем близкие отношения деревенских женщин с оккупантами. Сначала студия отказалась выделять средства на это кино.

Алексей Учитель

Через несколько лет Мария Можар поступила во ВГИК. Сценарий попал в руки известных режиссеров в Москве, многие из которых соглашались его экранизировать. Среди них и Алексей Учитель, автор фильмов «Прогулка», «Космос как предчувствие». Но теперь Мария хотела снимать сама. Учитель благородно предложил ей себя в качестве продюсера и художественного руководителя проекта.

Пожуем — увидим

Аксель Шрик

Коменданта Отто сыграл немецкий актер Аксель Шрик, который учился в Берлине в частной театральной школе у петербургского режиссера Андрея Могучего. Роль Натальи досталась ныне известной актрисе из Санкт-Петербурга Юлии Ауг.

Алеся Пуховая

Одну из жительниц деревни Варвару сыграла актриса минского Театра-студии киноактера Алеся Пуховая. Ассистент по актерам позвонил ей, когда она сидела в парке с коляской. Сначала Алеся отказалась от роли, но, прочитав сценарий, дала согласие.

По сюжету в деревне есть двое местных мужчин. Роль Володи, который пошел в полицаи, чтобы информировать односельчан об опасностях, исполнил белорусский актер Виктор Васильев. Он еще в Уральском театре драмы научился виртуозному взаимодействию с партнерами по сцене, а позже по съемочной площадке. Эпизоды с его участием всегда любопытны.

Деда Степана, старающегося уберечь свою семью в дни оккупации, сыграл актер-талисман отечественного кино Геннадий Гарбук:

— Увидел, что режиссер — хрупкая маленькая девочка. Подумал, как у нас шутят: пожуем — увидим. А на площадке Мария оказалась настоящим стойким бойцом, который не боится непопулярных решений.

Кто на новенькое

Отечественная киностудия к началу производства ленты так и не решилась участвовать в создании сомнительной картины даже совместно с другими продюсерами. Сперва ее финансировало только творческо-производственное объединение «Рок» Алексея Учителя. Съемки проходили в Беларуси. Специально строили декорации деревни 1940-х.

— Мы начали снимать без «Беларусьфильма», — вспоминала Наталья Рыжавская. — Но когда на студии увидели отснятые материалы, поняли, что крамолы в ленте нет. Весь монтажно-тонировочный период был сделан за счет белорусской стороны на ее технической базе. Так фильм стал белорусско-российским.

Михаил Волчек

Большую помощь съемкам оказали военно-патриотические клубы, располагающие формой, амуницией, предметами, которыми пользовались во время войны. Ребята из клубов помогали не только с профильным реквизитом.

— Мы вместе с ними даже живых кур для нашей кинодеревни ездили покупать на птицефабрику, — рассказывал художник по реквизиту Михаил Волчек. — Правда, эти куры бегать по двору не хотели. Мучились с ними долго. Но когда они наконец-то осознали, что годятся не только в суп, ловить их приходилось всей группой.

Без обобщений

Даже в годы войны многие советские люди понимали: не каждый немец — фашист, не каждый фашист — немец. Нельзя красить одной краской целую нацию. Все армии в мире в те годы были мобилизационными, собирались из тех, кто работал в полях, на заводах. Далеко не все немцы жаждали воевать. Поэтому история, рассказанная в фильме, вполне возможна. Между тем на XIV МКФ «Лістапад-2007» после просмотра ленты председатель жюри фестиваля Дмитрий Месхиев устроил полный разнос картины, заявив: «Такой войны, таких немцев в помине не было и не могло быть».

Геннадий Гарбук

— Я в два раза старше Месхиева и вырос не на советских пропагандистских фильмах, а мальчишкой видел настоящую войну, — говорил Геннадий Гарбук. — Однажды в Ушачах гитлеровцы согнали людей, чтобы отобрать тех, кого отправят в Германию на работы. В толпе оказались и я с братом, матерью. Одна немка в форме СС выдернула моего брата-подростка. Другой офицер, стоявший за ее спиной, увидел в глазах моей мамы слезу, взял брата за рукав и незаметно впихнул его обратно к нам. Вот вам: два немца, оба в форме, а люди абсолютно разные.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ