КАРТИНЫ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ. «Восточный коридор»

2019 год проходит под знаком 75-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Национальная киностудия «Беларусьфильм» в разные годы сняла сотни лент военной тематики. В новом проекте агентства «Минск-Новости» — о том, как их создавали, перипетиях во время съемок, судьбах актеров и режиссеров.

«Восточный коридор»

Лента «Восточный коридор» (1966 год) признана кинокритиками как недооцененный шедевр отечественного кино. Ее демонстрируют на кинофорумах, ретроспективных показах. Картина по-прежнему вызывает споры зрителей.

О чем фильм

В оккупированном гитлеровцами Минске подпольщики готовят нападение на склады с зерном, чтобы переправить в лес и обеспечить партизан продовольствием. Ответственными за проведение операции назначают подпольщиков Алеся Дубовика и Ивана Лобача. Но оккупанты узнают об этих планах и арестовывают почти весь костяк группы. Дубовика и Лобача подозревают в предательстве. Подпольщики хотят бежать, но прежде им предстоит выяснить, есть ли среди них враг…

Авторы

В 1954 году Валентин Виноградов поступил во ВГИК на курс Михаила Ромма, впоследствии режиссера фильмов «Девять дней одного года», «Обыкновенный фашизм». Однокурсники Виноградова — Шукшин и Тарковский.

Алесь Кучар к концу 1950-х был сценаристом лент «Часы остановились в полночь», «Красные листья».

Первая совместная работа Виноградова и Кучара — картина «Письма к живым» (1964 год).

Валентин Виноградов

В основе сюжета — судьба подпольщицы Веры Хоружей. Фильм понравился первому секретарю ЦК КПБ Петру Машерову. Он пригласил авторов и предложил снять ленту о Минском подполье в годы Великой Отечественной войны.

Нам предоставили доступ в архивы КГБ БССР, — вспоминал Валентин Виноградов. — Но чем больше погружались в тему, тем больше понимали: подполье не всегда подвиг с апофеозом в финале. Тут были темы недоверия друг к другу среди подпольщиков, предательства, меры терпения человека, подвергшегося пыткам и унижениям.

Алесь Кучар

Авторам стало ясно, что раскрыть заданный смысл в полной мере не выйдет, сняв народное кино, где все однозначно: там чужие, тут свои, победа будет за нами. В результате вместо соцреализма получилась иносказательная история. Впервые в отечественном кино была затронута тема холокоста, о котором в СССР предпочитали не говорить. По сценарию не было видно отклонений от советских традиций, поэтому чиновники и не думали прерывать съемки. Все необычное скрывалось в форме подачи и художественном решении, которое выявилось, когда материал отсняли.

Готовый фильм понравился секретарю ЦК КПБ Станиславу Пилотовичу, куратору ленты, партизану в годы войны. Оценить работу пришел Петр Машеров. Примерно в середине просмотра он вдруг резко встал и вышел из зала. За ним выбежали другие чиновники. Станислава Пилотовича понизили в должности и перевели на другую работу. Картину на два года положили на полку. В ограниченный прокат выпустили в 1968-м, а потом и вовсе забыли о ней. Автора сценария Алеся Кучара не просто уволили с киностудии, а удалили из кино навсегда. Ушел из профессии и Виноградов.

Что не понравилось Машерову

Многие тогда полагали, что первый секретарь ЦК КПБ покинул кинозал, потому что кино не легло на душу. Но все было сложнее.

8 мая 1965 года Указом Президиума Верховного Совета СССР пяти городам присвоено почетное звание «город-герой», а Брестской крепости — «крепость-герой». Киев в списке значился, а Минск — нет. Петр Машеров счел это несправедливым, так как обе столицы республик в годы войны были в одинаково сложном положении. Кроме того, звание давало городу и республике особые возможности и статус.

Предстояла борьба за звание, так как все решалось келейно в тиши московских кабинетов. Опыт у Машерова был. В середине 1950-х, будучи первым секретарем Брестского обкома КПБ, он инициировал популяризацию героической эпопеи обороны Брестской крепости. В 1956-м вышли документальная повесть Сергея Смирнова «Брестская крепость», а на экраны — фильм по сценарию Константина Симонова «Бессмертный гарнизон». Крепость получила почетное звание. А Машеров понял, что наряду с фактами и документами субъективное мнение общественности и членов Политбюро ЦК КПСС формирует кино, сделанное на основе реальных событий.

Отдавая в 1965-м распоряжение сделать картину о Минском подполье, Петр Миронович рассчитывал на героико-патриотическую драму. Он, конечно, не делился с авторами ленты своим замыслом вызвать общественный резонанс в борьбе за присвоение Минску звания «город-герой». Но когда в 1966-м увидел на экране фильм-притчу «Восточный коридор», понял: в Москве такое произведение вряд ли поймут и оценят. Раздосадованный, он покинул кинозал. Поставленной цели Машеров добьется позже, сделав косвенную ставку на многосерийную ленту «Руины стреляют» Виталия Четверикова. Помогла и документальная повесть о Минском подполье «1.100 дней» собкора «Известий» Николая Матуковского, напечатанная в трех номерах газеты. Публикация вызвала поток писем читателей в ЦК КПСС с просьбой о присвоении белорусской столице почетного звания. В 1974 году Минск стал городом-героем.

Михаил Ромм

Парижский успех

Режиссер Михаил Ромм, автор знаменитого документального фильма «Обыкновенный фашизм», был знаком с влиятельным французским коммунистом поэтом Луи Арагоном. Благодаря Ромму запрещенные на родине ленты «Андрей Рублев» и «Восточный коридор» учеников режиссера — Тарковского и Виноградова — нелегально попали за рубеж. Там обе картины произвели фурор.

Кто снимался

Людмила Абрамова

Регимантас Адомайтис в 1966 году был малоизвестным литовским актером. А тут сыграл первую в своей карьере главную роль разведчика Ивана Лобача. Зрители помнят его по лентам «Трест, который лопнул», «Мираж».

Актриса Людмила Абрамова в 1960-е часто бывала в Минске. Ее супруг Владимир Высоцкий снимался и писал песни для белорусских картин. В «Восточном коридоре» она исполнила роль девушки Лены, которая живет с полицаем ради собственного ребенка, но решается на жертвенный поступок: во время облавы, спасая подпольщицу, отдает ей одежду, ребенка, а сама погибает.

Как проходили съемки

Бóльшую часть фильма снимали в Вильнюсе и тогда еще полуразрушенном Мирском замке под Минском.

Регимантас Адомайтис

Сразу после нашего приезда в Мирский замок местные жители пришли… бить нас, — вспоминал Валентин Виноградов. — Произошла драка. Потом выяснилось: мужики подумали, будто мы хотим разобрать стены и вывезти кирпичи для своих нужд — строительства дач, домов, то, что они сами давно подумывали сделать, но не решались.

Во время съемок в Вильнюсе произошел другой казус. Поздняя осень. Снимали сцену, в которой Людмиле Абрамовой пришлось долгое время находиться на улице в ночной рубашке. Актриса простудилась, с температурой под 40 ее повезли в больницу, накинув на нее бараний тулуп. Плохо говорящий по-русски литовский персонал больницы принял Людмилу в таком виде за девушку легкого поведения и отказался оказывать помощь, ссылаясь на санитарную безопасность. Положение спас Регимантас Адомайтис. Он быстро приехал и все объяснил медикам на родном языке.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ