«Каждый день пытаешься решить загадку». Минский судмедэксперт — о работе и смерти

Святослав Кузьмичев больше семи лет работает государственным медицинским судебным экспертом. Профессию выбрал неслучайно. Молодой человек пошел по стопам отца, который на протяжении долгих лет трудится в судебно-экспертной сфере. О продолжении семейного дела и специфике работы специалист рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости».

— Почему вы решили стать судмедэкспертом?

— Во многом на выбор профессии повлиял отец, он посвятил этому делу всю жизнь. Когда я был ребенком, на вопрос, кем работает папа, родные ограничивались лишь тем, что он врач. Когда уже в сознательном возрасте вник в нюансы его профессии (хотя ввиду юридических моментов многого о своей должности отец не рассказывал), не скрою, интерес у меня к ней появился. Привлекало то, что она не рутинная, каждый день пытаешься решить своего рода загадку, выясняя, от чего умер человек. Именно поэтому после 7-го класса общеобразовательной школы поступил в химико-биологический класс 1-го лицея, а после его окончания без особых раздумий подал документы в медуниверситет. Поступив, записался в кружок по судебной медицине. После 3-го курса устроился в Государственный комитет судебных экспертиз дежурным санитаром, где уже тогда приходилось работать с мертвыми телами и где окончательно пропали сомнения в выборе профессии.

— В чем специфика работы судмедэксперта?

— Мои основные задачи — проведение судебно-медицинских экспертиз трупов с целью установления причин смерти, экспертиз физических лиц по определению степени тяжести телесных повреждений. Также участвую в составе следственно-оперативной группы в качестве специалиста в осмотрах мест происшествий. Немало рабочего времени отводится для консультаций у клинических специалистов, участия в судебных заседаниях, где необходимо дать разъяснения в рамках заключения.

— Помните свой первый рабочий день?

— Помню, как впервые присутствовал на вскрытии трупа. Очень волновался: смогу ли выдержать картину, запах и обстановку в целом. Однако к моему большому удивлению сильного отвращения не испытал, скорее интерес.

— С какими интересными случаями сталкиваетесь по долгу службы?

— Абсолютно разными: от скоропостижных смертей пожилых людей из-за обострения имеющихся заболеваний до убийств с множественными ранениями тел, а порой их расчленением. Одно из громких дел, с которыми мне пришлось иметь работать, — нашумевшее убийство женщины в ТЦ «Европа».

— Какие сложности бывают?

— Если не брать в расчет психологический фактор, то самая большая заключается в проведении экспертиз людей, умерших насильственной смертью. Это требует немало времени, внимательности, ответственности и определенной последовательности действий. Ведь по выявленным повреждениям на теле, по одежде, иным особенностям необходимо выяснить механизм нанесения телесных повреждений, определить условия получения конкретных травм (падение с высоты, повреждения острыми и тупыми предметами, транспортная травма и т. п). Иногда экспертиза человеческого тела, умершего скоропостижно, может оказаться более затруднительной и требующей немало времени на изучение медицинских документов, специальной литературы, консультативную помощь узких специалистов, чем от насильственной смерти.

— Есть ли в работе что-то, от чего становится не по себе?

— Поначалу было непросто ощущать запах и вид сильно изувеченных тел, но со временем ко всему привыкаешь. Конечно, работая над детскими телами, чувствуешь себя не в своей тарелке…

— Каковы ваши представления о смерти?

— Для меня, как и любого человека, окончившего медицинский вуз, смерть, от чего бы она ни наступила, — естественный процесс прекращения жизнедеятельности организма, прошедшего через определенные стадии. Боюсь ли я смерти? Как и у многих, у меня есть страх перед неизвестностью, тем, что нас ждет после кончины.

— Гордитесь ли тем, что продолжаете дело отца, и хотели бы, чтобы дочь пошла по вашим стопам?

— Сам факт, что у меня есть наглядный пример в лице отца и его уровень профессионализма, к которому стремлюсь, заставляет гордиться в первую очередь именно им. Своей дочери, конечно, пожелал бы более женственную профессию без моральных и отчасти физических трудностей, но в любом случае выбор будет зависеть только от нее.

— Что посоветуете тем, кто хочет стать судмедэкспертом?

— В первую очередь — обладать уравновешенной психикой, быть готовым к такой профессии морально. Задачи судмедэксперта требуют большой внимательности, добросовестности, скрупулезности, честности и ответственности за каждое данное им заключение. Во-вторых, нужно учиться, учиться и еще раз учиться, так как наша работа касается не только практически всех сфер медицины, но и смежных наук.

Фото Ирины Малиновской

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ