Классик российской словесности И. Золотусский: «Настоящей современной литературы не существует»

Персона Игоря Золотусского не может не притягивать внимание: уже тридцатилетним он стал известен в советской литературе как бескомпромиссный журналист и критик. 

2

За его спиной были жестокие жизненные университеты – почитайте автобиографические повесть и роман Игоря Золотусского «Пока мы вместе» и «Нас было трое» о репрессированных родителях, военном и детдомовском детстве…

Окончив филфак Казанского университета, он отказался от аспирантуры и стал учительствовать. Писал критические статьи, был замечен и поддержан Корнеем Чуковским…

Классик российской словесности Игорь Золотусский почитаем в Европе прежде всего как автор фундаментального исследования жизни и творчества Николая Гоголя.

В этом году Игорю Золотусскому исполнится 85 лет. Судьба многих литераторов круто изменилась после перестройки, но Золотусский не исчез с небосклона. Он не затворник, но и не «пропагандист самого себя». Как автор-идееноситель работает на телевидении. В 2009 г. выступил автором сценария 10-серийного документального фильма «Оправдание Гоголя».

Это один из немногих наших современников, с кем хочется «поговорить за жизнь», хотя понятно, что на самом деле хочется слушать. Ведь он свидетель и участник ключевых событий второй половины ХХ в. и тех событий, которые происходят в веке нашем.

– Что сейчас болит сильнее? – переспрашивает Игорь Петрович. – То, что вместо сближения люди разъединяются. Этот процесс идет повсеместно, хотя, казалось бы, с помощью технического всемогущества мы должны лучше понимать один одного.

Съеживается, исчезает любовь, и бразды правления берет в свои руки вражда. Я не отношу это к Беларуси, которую искренне люблю. Отношу к тому, что происходит в мире, во Франции в частности, – имею в виду кошмар с расстрелом журналистов и все то, что вокруг него… Увы, сбывается пессимистический прогноз Освальда Шпенглера, который 97 лет назад предсказал «закат Европы».

– Творческую стезю вы начинали как журналист, печатались в самых смелых газетах и журналах своего времени. Многие говорят о том, что террористы в Париже расстреляли свободу слова…

– С терроризмом нужно бороться, причем отвечать на выпады террористов такими же жестокими мерами, как и они. Однако… То, что делают в журнале «Шарли Эбдо», я не могу назвать свободой слова. Они смеются не только над пророком Мухаммедом, что крайне недостойно, но и над Христом, над Богородицей. Это распущенность, провокация…

Знаете, как Христос понимал свободу слова? Как самоограничение. Говоря простыми словами, даже если очень хочется сделать дурное, не делай.

– Насколько современная литература соответствует христианским ценностям?

– Разговор на эту тему труден тем, что, по моему убеждению, настоящей современной литературы не существует. Сложилась ситуация, когда литераторы пишут романы и повести, их даже награждают премиями. Причем если вы полюбопытствуете, то узнаете, что ежегодно в России присуждаются не десятки, а добрая сотня премий, государственных и негосударственных. Но современные люди современных романов и повестей не берут и не читают. Почему? Потому что в подавляющем большинстве эта печатная продукция проникнута нигилизмом – отрицанием всего, что есть лучшего в человеке. Печатное слово сомневается во всем и не дает читателю выхода.

Я верю: литература переболеет нигилизмом, который абсолютно чужд христианству, и слово снова обретет смысл, вкус, цвет и запах. Прекрасная литература вернется, ибо ее нечем заменить.

– Может, и глупо, но спрошу: почему в наши дни не возникает личностей, подобных Николаю Васильевичу Гоголю, чью не только жизнь, но и душу вы стремились понять?

– Вначале сделаю небольшое отступление. Если вспомнить события во Франции, то надо сказать о том, что журнал «Шарли Эбдо» агрессивно-сатирический. И Гоголя порой зачисляют в ряды сатириков, что абсолютно неправильно. Он не разрушитель. Никого не бичевал, его оружием был юмор, а это совсем другое дело. Смех Гоголя сострадательный и врачующий.

Когда я только приблизился к этой личности, полюбил Гоголя, понял, как несправедлива к нему Россия, у меня появилось личное чувство – защитить писателя, хотя, конечно, он в моей защите не нуждался. Работая над рукописями о Гоголе, я пришел к Богу.

Мы снимали фильм о Гоголе и проехали фактически по всем местам, связанным с ним. Наибольшее потрясение я испытал в Иерусалиме – в Гефсиманском саду и у гроба Господня. Я стал другим. Это мой путь, и я говорю о нем только в связи с тем, о чем вы спросили. Гоголь стал для меня духовным наставником, указавшим направление к вере. И произошло это, в частности, потому, что я увидел, каким путем, трудным и тяжелым, шел он сам. Мне это было нужно. Когда нынешнему обществу понадобится Гоголь, он, несомненно, придет. Живой. Искренний. Сострадающий.

– За последние два года вы четвертый раз приезжаете в Беларусь. Что вас связывает с нашей страной?

– Люди. В советские годы у меня здесь было немало друзей, назову только несколько имен. Это поэт Александр Дракохруст и его жена журналист Дина Манаева. В «Королищевичах» (так назывался Дом творчества белорусских писателей в Минском районе, который давно закрыт.Прим. авт.) я подружился с Алесем Адамовичем, Янкой Брылем… Увы, они ушли из жизни. В середине 1970-х в Доме творчества писателей в Ялте познакомился с Василем Быковым. Это была душевная и духовная связь с нарастанием доверия с его стороны. Человек блистательной и трагической судьбы… В позапрошлом году мы были здесь, снимали о нем документальное кино. (Фильм «Василь Быков. Знак войны» был показан телеканалом «Россия» в рамках авторской программы Игоря Золотусского «Прощай, ХХ век». Прим. авт.) В его квартире – в гостях у вдовы Ирины Михайловны – я не удержался и посидел за письменным столом Быкова. Увидел собрание писем, которые получал Василь Владимирович, среди них есть и мои письма… Еще одним поводом приехать в Беларусь стали съемки фильма о Константине Симонове, чей прах по его завещанию развеян над Буйничским полем под Могилевом. Мы с женой (Татьяна Немчинская – пресс-секретарь Союза кинематографистов России.Прим. авт.) побывали также в Гомеле. Визит был приурочен к 200-летию Михаила Лермонтова, я выступил в Гомельском университете с лекциями…

Могу сказать, Беларусь – край добрых и мудрых людей, к коим отношу отца Федора, пригласившего меня выступить в Минске в благословенном Храме-памятнике в честь Всех Святых. Пусть Православная гостиная почаще собирает людей, кому не все равно, зачем мы живем, куда идем, чему учим детей и внуков.

Дополнительная информация

Игорь Петрович Золотусский родился в Москве в 1930 г. Историк литературы, литературный критик, писатель. Член Союза писателей СССР с 1963 г. Был первым секретарем Союза российских писателей. Лауреат премии Александра Солженицына. Президент Международной ассоциации творческой интеллигенции «Мир культуры». Председатель Гоголевского фонда. Почетный председатель Общества любителей российской словесности.

Фото Сергея ШЕЛЕГА и из домашнего архива И. Золотусского

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ